С милым рай и в шале

Размер шрифта: - +

Глава 9

Алик держит ее за руку, и ей почему-то не хочется сопротивляться. Напротив, ей это даже приятно. Его рука согревает и обещает защиту. От чего, Диана толком не понимала, но уже заранее чего-то опасалась.

Водку она практически не пьет. Не потому, что считает этот напиток чем-то отвратительным. Нет. Просто на нее крепкие спиртные напитки действую особым образом. Первую рюмку она вливает в себя с трудом. Вторая уже идет легче, а начиная с третьей она перестает чувствовать вкус напитка и может пить его как воду. А еще после пары рюмок ее мозг отключается. Ну вот такая вот особенность организма. После пары таких отключений мозга, что случились с ней по молодости, Диана в своем спиртном рационе оставила только слабые напитки.

- А можно не пить водку? – посмотрела она снизу-вверх на Алика, по достоинству оценив его рост.

- Насильно ее в тебя никто вливать не будет, - открыто улыбнулся он ей. – Но что-то мне подсказывает, что отказаться ты не сможешь, - легко пожал он ее руку.

Главное она услышала – что заставлять пить водку ее никто не будет. А остальное будет решать на месте.

И все же, чем дольше они шли, тем более не по себе ей становилось. Приглашение принять участие в утреннем вкушении хаша поступило неожиданно, да и Алик повел себя настолько решительно, что не оставил ей возможности придумать отговорку. И Диана не хотела этого делать, но вот уже они приближались к дому, и за забором она видела длинный, накрытый белой скатертью стол, установленный в саду, и много людей. Кто-то сидел за столом, иные заходили или выходили из дома. Один мужчина явно кавказской национальности дожидался их у калитки, заметив приближения Алика… Зачем она туда идет?!

- *Барев, Алик джан, - протянул мужчина руку Алику, и потом они к вящему изумлению Дианы поцеловались, обмениваясь фразами на, по всей видимости, армянском языке.

Диана стояла в сторонке и размышляла на тему: нормально ли это, когда мужчины целуются, приветствуя друг друга? Ладно, если они родственники… Но уже через пару секунд, когда Алик снова взял ее за руку и подбодрил словами: «Не бойся, мы не питаемся русскими женщинами», ввел ее вод двор, Диана убедилась, что целуются тут все мужчины. И наблюдая такую странность, она даже забыла на время, куда и зачем пришла. Алик пожимал руки и прикладывался к заросшим щетиной щекам. А Диану из ступора вывел голос его бабушки:

 - Алик джан, веди свою девушку сюда, - похлопала она по свободному месту на лавке рядом с собой. – Совсем растерялась, джана…

Диана не растерялась, а находилась в каком-то ступоре. И зычный голос бабушки Алика немного привел ее в чувство. И сразу же она подметила, что внимание многих приковано к ее скромной персоне. Наверняка, не так часто Алик приводит на хаш женщин. Кто бы чем ни занимался, все бросали на нее заинтересованные взгляды. Успокаивало то, что любопытство это было ненавязчивое и доброе что ли. Точнее в своих ощущениях Диана пока не разобралась.

Привычка к наблюдательности сработала и тут. Диана подметила все: и уставленный зеленью и овощами стол, и большую, даже огромную, кастрюлю, установленную на табуретке неподалеку, возле которой суетилась женщина, наполняя тарелки, показавшиеся Диане поистине гигантскими, скорее маленькими тазиками. Такая же тарелка, полная мутноватой дымящейся похлебкой стояла перед бабушкой Алика. А вскоре женщина, что была на раздаче, одарила такой и Диану, ласково ей улыбнувшись.

Ни разу до этого дня Диана не видела, чтобы ели такими порциями! Да если она это все заглотит, то или лопнет, или не сможет встать из-за стола. Разве столько вообще едят?! Да и само блюдо выглядит сомнительно, хоть и запах от него исходит довольно приятный. Чем-то напоминает холодец, но пока тот горячий и ничем не заправленный, с пылу с жару то бишь.

- Алик джан, поухаживай за гостьей, - велела внуку бабушка. - Знаешь, дорогая моя, - доверительно приблизила она к Диане свое лицо, - хаш не только вкусный, но еще и полезный. От него кости становятся крепкими, и сил прибавляется. Обязательно должна съесть все…

- Я не смогу! – потрясла головой Диана, с ужасом глядя с тарелку, куда Алик уже сыпал щедрую порцию толченого чеснока и мелко рубленной зелени.

- Посолишь сама по вкусу, - придвинул он к ней солонку, а бабушка его вручила ей ложку.

- Не забудь покрошить туда лепешку, джана, - кивнула она на тарелку, полную нарезанного крупно лаваша. – Так намного вкуснее…

И все время, пока с одной стороны она выслушивала теорию по вкушению хаша, с другой стороны Алик представлял ей сидящих за столом людей, чьих имен она не запоминала, конечно же. От повышенного внимания и дружелюбных улыбок, незнакомой речи, что сливалась в один общий гам, не только в голове Дианы уже шумело, но и перед глазами все плыло. Тут бы не бухнуться в обморок, не то что начать есть.

- Тебе надо выпить, - прошептал ей Алик на ухо, и дыхание его обожгло кожу. – Для храбрости.

Она повернулась к нему и заглянула в светло-карие глаза. Надо же! А она думала, что глаза у него темнее. Или так казалось, потому что сейчас в них отражалось солнце? И смотрел он весело, но по-доброму. И в глазах его плясали смешинки.

Бабушка Алика уже не обращала ни на кого внимания, уплетая с аппетитом хаш. Она даже ложкой не пользовалась, а ловко орудовала лавашом, макая тот в жижу и им же вылавливая кусочки мяса. Диана засмотрелась на ее уверенные движения руками и пропустила момент, как перед ней появилась полная стопка водки.

- За новые знания! – с улыбкой протянул к ней Алик свою рюмку. – Сегодня твой теоретический багаж значительно пополнится.

Диана взяла рюмку, все еще действуя машинально. Наверное, ей и правда лучше выпить, чтоб хоть немного расслабиться. Аж спина болела от напряжения. Да и хаш остывал, к которому она все никак не рисковала притрагиваться. А долг вежливости велел хотя бы попробовать ритуальное блюдо. И Диана очень любила холодец, а запах хаша очень его напоминал.



Надежда Волгина

Отредактировано: 28.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: