Счастье из незаконченной книги. Отбор для строптивого автора

Размер шрифта: - +

Пролог

Я Диана Лесная, автор 7 опубликованных романов женского фэнтези. Надо сказать, успешных романов и хорошо продающихся. Восьмой как раз сейчас в работе. И всё это хорошие новости, очень хорошие. Но есть и плохие: восьмая книга так и не будет завершена, потому что Диана Лесная умерла. Не буду вдаваться в подробности гибели столь популярного и многими любимого автора, скажу лишь то, что самое интересное в её судьбе началось как раз после смерти.

Не знаю, как это произошло, но после безвременной кончины я (вернее, моя душа) по неясной причине попала на распределение к Богу Справедливости, придуманному мною же! Он герой той самой восьмой ненаписанной книги, пока единственный, которого я придумала и внятно описала. Остальных придумать не успела, как и мир, где будет происходить действие. Наверное, именно поэтому мы сейчас находились в огромных размеров белоснежном помещении без окон, дверей и какой-либо мебели. Ну да, всё правильно: сейчас мир этой книги – словно чистый лист бумаги.

А Боженьку я сразу узнала (это было легко): длинные белые волосы, перехваченные чёрной лентой в районе лопаток, слегка заострённые уши, золотые искрящиеся глаза с вертикальным зрачком, поистине «богические» черты лица и чёрно-белое струящееся одеяние, в складках которого, я была в этом уверена (потому что сама так придумала), находился изящной работы меч, чем-то напоминающий катану.

Меч я придумала не иначе как для солидности (негоже Богу быть безоружным, хотя это спорное утверждение, если учитывать его божественные силы), так что никакой практической пользы при распределении душ он не имел. Хотя в последнее время у меня возникли мысли сделать клинок чем-то вроде идентификатора вины. Ну, например, если меч засветился, то перед Богом предстал грешник (и нет ему прощения), а если нет, то, пожалуйста, не стесняйтесь, проследуйте в райские кущи.

В общем, раньше я считала, что задумка была не такая уж и плохая. Но сейчас была с этим категорически не согласна, потому что Дарис (так я назвала Бога) посмотрел на меня этими своими искрящимися глазами и произнёс:

– Ну что, готова к расплате?

– К к-какой ещё р-расплате?

Ничего себе закидончики! Вообще-то именно Я тебя придумала. ТЫ должен подчиняться мне, а не наоборот! Но сказать этого вслух не осмелилась, уж слишком грозно выглядел этот выдуманный мужик.

– Ну как же?! – изумился он. – Скольких девиц ты заставила пройти через ад, прежде чем они обрели счастье?

– К-кажется, семерых, – пробормотала виновато, хотя и сама не поняла, откуда взялось это странное чувство вины по отношению к выдуманным мною же героиням.

– Нет, их было не семь, а гораздо больше. Ты не посчитала второстепенных персонажей и побочные линии.

– И… что мне за это будет? – вопрос вырвался автоматически, но потом я себя одёрнула. Почему это я должна за что-то там расплачиваться? Особенно за «страдания» придуманных героев.

– Твоё наказание будет соизмерно вине, – «обрадовал» Бог. – Но это же будет и твоя награда.

Кажется, Дарис любит говорить загадками. Неужели это я его таким придумала? Или это приобретённый навык?

– Что это значит?

– Это значит, что ты проживёшь жизни всех своих главных героинь, – озвучил он «заманчивые» перспективы. – И можешь не благодарить меня, что не заставил отдуваться ещё и за второстепенных.

Нет, всё же я тебя отблагодарю, облагодетельствую по полной программе! Я тебя породила, я же тебя и… Чёрт, жаль, что ничего тяжёлого нет под рукой.

– И не сверкай яростно глазами. Ты придумала меня именно таким – справедливым, – насмешливо изрёк Боженька.

– Вот и действуй справедливо! – выдвинула я вполне резонные требования.

Дарис слегка прищурился:

– А разве достойная награда за страдания не является высшей формой справедливости?

– В принципе, да. Но страдать всё равно как-то не очень хочется, – я решила поторговаться. Не хотелось сдаваться вот так сразу и оставаться ни с чем.

– Верю, – величественно кивнул он. – Однако прекрасно знаю, что им, твоим героиням, тоже не хотелось. Но пришлось. По твоей вине. Поэтому теперь тебя ждёт семь путешествий, наполненных «приключениями». Но это будут и семь шансов обрести любовь.

Пока он говорил, посвящая во всю глубину моего попадалова, я смотрела на этого отпадного мужчину и очень остро понимала, насколько мы с ним разные. И не только потому, что он был «рождён» моим воображением.

Для того, чтобы хоть как-то развеять свою «обычность» (ибо что может быть более обычным, чем тёмно-каштановые волосы и карие глаза), я наделяла героинь собственных книг достаточно «экзотической» внешностью. Были у меня голубоглазая и зеленоглазая блондинки, синеглазая брюнетка, даже красноволосая, среброволосая, беловолосая и рыжая (да и героев я создавала им под стать). Кого не было, так это кареглазых шатенок (по крайней мере, в главных героинях). И вот теперь мне предстоит примерить на себя образы всех этих красавиц с нелёгкой судьбой. По большому счёту, лучше бы я оставалась живой и «обычной».



Галлея Сандер-Лин

Отредактировано: 15.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться