Серпантины судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 2

С высоты восьмого этажа земля казалась какой-то игрушечной. Маленькие машинки во дворе, маленькие деревья, газон с осенними цветами, сливающийся в единое цветное пятно. Ребятишки, играющие в песочнице, показались мне настоящими кукольными пупсами. А мамаши, сидящие рядом, пытались походить на пресловутых Барби. Разве что объемы не соответствовали пластиковым красоткам. И все. Асфальт был чист. Никаких трупов самоубийц на нем не обнаружилось, как не обнаружилось и на газоне.

Это, конечно, замечательно, только куда делся Николай или то, что из него получилось при падении? Я растерянно оглядела еще раз комнату, прошлась по закоулкам квартиры. Заглянула даже под кровать, под которую человеку поместиться было не реально. Но вдруг? Я точно не слышала щелчка открываемой двери. Значит, выскользнуть в коридор он не мог. Да и чемодан, его ботинки и куртка, все осталось на своих местах в прихожей.

Обхватив себя руками, я застыла, созерцая этот пейзаж из небрежно брошенной одежды любовника. Даже не знаю, что подумать. Вдруг громом среди ясного неба раздался звонок во входную дверь. Я буквально подпрыгнула и трясущимися руками начала открывать замок. Ключ никак не хотел поворачиваться. Я даже запаниковала, представив, что не смогу открыть двери и не попаду на работу, не уеду в Париж. Это он так решил напоследок мне отомстить? Наконец замок щелкнул и двери распахнулись Перед моим взором предстали два натуральных амбала с короткими стрижками, выдающими в них работников силовых структур

- Сурайкина Мария Алексеевна? – басовито поинтересовался правый. Левый пробормотал что-то неразборчивое о причастности к какой-то там службе и сунул мне в лицо удостоверение. Все это было проделано так стремительно, что я не поняла, кто они такие и что от меня хотят.

Только современную женщину на слабо не возьмешь. Мы и телевизор смотрим, и интернет читаем. Я еще раз оглядела молодчиков и суровым тоном приказала:

- Так, мальчики, стоп. А теперь с чувством с толком, расстановкой представьтесь, кто вы такие и объясните, что хотите от меня, Сурайкиной Марии Алексеевны.

«Мальчик» даже сперва как-то опешили. Получить отпор никак не ожидали. Правый быстрее пришел в себя и, прочистив горло, отрапортовал:

- Мы сотрудника особого отдела Альфа-Омега управления внутренних дел России, - с этими словами еще раз потряс перед моим носом удостоверением. В этот раз я успела разглядеть подобие синей печати и надпись «Альфа-Омега». До этого момента я зала о существовании подразделения Альфа, что-то слышала об Омеге. Но вот что бы оба разом? Такого встречать не доводилось. А парень тем временем продолжил:

- Вы Сурайкина Мария Алексеевна?

- Да, я, - кивнула им головой, но ни на йоту не сдвинулась с порога своей квартиры, грудью защищая родные пенаты.

- Тогда, пожалуйста, оденьтесь. Вам придется проследовать с нами в отделение, - миролюбиво просветил меня второй.

Я никуда идти пока не собиралась, поэтому с ехидной улыбочкой поинтересовалась:

- А зачем мне туда идти? У вас есть ордер на мой арест? – видит Бог, я так пошутила. Но мужики стали вдруг очень серьезными. Правый молча протянул мне листок бумаги со словами:

- Ордера на арест были в Советском Союзе. Сейчас решения суда, - ответил мне левый на полном серьезе. - И лучше вам не оказывать сопротивление.

Я хмыкнула про себя: «Сопротивление? Двум амбалам?», а в слух лишь тяжело вздохнула и сказала:

- Ну, пойдемте! Надеюсь, мне там объяснят, что я такого противозаконного совершила! – с этими словами накинула плащ и залезла в старые туфли. Тщательно заперла квартиру и пошла вслед за мужчинами.

Во дворе нас ждал самый обычный полицейский уазик. Один из моих конвоиров предупредительно подал мне руку, помогая сесть в машину. Я поняла, что такие машины не предназначены для красивых женщин. С трудом получилось забраться внутрь в узкой юбке. Оба силовика сели, не сговариваясь, вперед, оставляя меня в одиночестве сзади. Как-то непрофессионально у них это вышло. А если бы я надумала их убить? Сзади это было бы сделать проще всего. Но, видимо, я на такие мысли их не наталкивала. Потом все-таки решила себя подстраховать и спросила:

- Ребята, а вы куда меня везете? Я должна оповестить своего адвоката.

- На Советскую 100, - не задумываясь он назвали мне адрес следственного изолятора в нашем городе. – Он может туда же подъехать.

- А за что меня задержали? Я же не сопротивляюсь, могли бы и просветить бедную барышню! - я попыталась флиртовать с мужиками. Но он на мои чары не реагировали, лишь буркнули:

- Вот приедем, узнаете. А нам разводить с вами разговоры не положено.

Когда прошли сквозь бронированную верь, один конвоир крикнул в никуда:

- Сурайкину привезли!

- К Петровичу ее в кабинет! – ответил им голос, шедший непонятно откуда. И этот же голос добавил:

- Если подъедет ее адвокат, направь его туда же!

Я вздохнула с облегчением. Моим адвокатом был Максим, один из бывших любовником, с которым мы умудрились расстаться без скандала и остаться друзьями. Он меня в беде не бросит.

Меня же тем временем вели по длинному, полутемному коридору, которому, казалось, не будет конца. Наконец он вильнул куда-то за лестницу и уперся в темную дверь с табличкой:



Александра Гусарова

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться