Серпантины судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 8

Александр Снег

Старый прохиндей Шмаевич давно намекал, что не прочь бы видеть меня своим зятем. Я сначала отмахивался от него всеми возможными способами, но однажды весенним утро задумался, гладя на улицу, на которой всем способами после зимней спячки пробуждалась жизнь. Большая сосулька под окном переливалась всем цветами радуги, преломляя солнечный свет, воробьи чирикали, а около ручейка раздавался гомон детских голосов.

Мне уже давно стукнуло сорок, а я все еще оставался одиноким как перст. Наверное, пора задуматься и о создании семьи. Единственное, не хотелось бы найти спутницу жизни, позарившуюся на мои финансы. И Ниночка Шмаевич этому критерию вполне соответствовала. Любвеобильный папаша на свое единственное чадо денег не жалел. И, по моему мнению, у нее даже мысли не должно было возникнуть, что мужчину нужно искать с достатком. Такие дамочки обычно руководствуются лишь порывами сердца и желаниями души, если она у них имеется. Фотографии девушки я видел. Ничего не скажешь, красивая. Но как там с душой? Не хотелось бы получить на всю жизнь головную боль в виде безмозглой куклы.

С этим вопросом я обратился к своему адвокату, честно обрисовав ситуацию.

- Александр Васильевич, да наймите вы частного детектива. Он вам всю поднаготную нароет. А там уж и будете делать выводы, - предложил опытный юрист. Я тут же воспользовался этим советом. Через две недели на моем столе лежала полная характеристика девицы. И я понял лишь одно: лучше умереть холостяком и не оставить после себя наследников, чем плодить такое… Но Шмаевич настаивал, делал намеки на выгодные контракты. И я сдался. Нет, жениться не согласился. Но решил встретиться с девушкой в Париже. В конце концов, ее всегда можно отправить на экскурсии, если будет слишком надоедать.

Когда Рудольф Израелевич сообщил, что девочка приезжает, я, честно говоря, струсил, побоялся, что вышвырну ее из своего автомобиля, как только она раскроет рот. Поэтому пошел обходными путями, отправив встречать предполагаемую невесту помощницу, руководителя Парижского филиала. Анна была женщиной толковой, рассудительной. Детектив мог чего-то не понять, воспринять неправильно. А кто лучше бабы бабу поймет?

Шурочка была моей ровесницей, давно и счастливо замужем. Но, видимо, ее Вовчик так сильно любил, что она сохранила свой девичий задор, а французская косметика помогла. Поэтому при некоторых ухищрениях она могла выглядеть не старше двадцати, когда распускала свою строгую прическу и давала возможность рыжим кудрям торчать в разные стороны. Вечером я с нетерпением ждал ее возвращения.

 

- Потрясающая женщина! – выдохнула она прямо с порога. – Умная, начитанная, знающая себе цену и знающая, что хочет получить от жизни.

Я вопросительно выгнул бровь. Слишком описание Анны отличалось от того, что дал нанятый сыщик. Женщина же, словно не заметив моего немого вопроса, продолжила:

- Но при всем этом она безбожно врет!

- В смысле врет? – я уже откровенно растерялся. - О чем ей врать, если она приехала сюда на отдых и предполагаемое знакомство со мной? Не вижу ни малейшего повода.

- Понимаешь, Саня, - помощница похлопала панибратски меня по плечу, обходя сзади и устраиваясь удобнее в моем любимом кресле, - я тоже не вижу ни единой причины. Только как охарактеризовать человека, который задумывается перед каждым словом, которое собирается произнести? Обычно так ведут себя люди, которые наврали с три короба, а потом стараются не забывать, о чем говорили раньше.

- Или если они не те, за кого себя выдают! – я потер подбородок. – Ниночка очень богатая наследница. И ее могли банально похитить, убить или еще что похуже… С Рудольфа можно получить очень хороший выкуп, да и меня, возможно, хотели потрясти.

- Почему ты видишь мир только в черном цвете?  - женщина криво усмехнулась. Несмотря на то, что мы были ровесниками, она всегда вела себя как старшая сестра, апеллируя к тому факту, что мужчины взрослеют позже. – Этот факт проверить проще простого. Звони Шмаевичу!

- И что я ему скажу? Рудольф Израэлевич, мы тут подумали и решили, что вашу дочь украли или убили? Боюсь, он даже разбираться не будет, как мы отправимся следом за предполагаемым трупом, - я сел и  откинулся головой на спинку дивана и взлохматил рукой волосы, словно это простое действие поможет прочистить мне мозги. Потом немного подумал и согласно буркнул:

- Ладно, сейчас попробую! – и с этими словами достал сотовый и набрал номер.

- Александр, вы почему доверили моего ребенка какой-то рыжей девчонке! Не я ли вас убедительно просил встретить ее лично и лично же сопроводить? – мне даже не пришлось придумывать предлог, чтобы завязать беседу.

- Простите Рудольф, я оказался очень занят. Вот решил позвонить и узнать, не сильно ли Нина на меня обиделась. Но уже понял, что сильно.

- Ничего ты не понял!- взревел на том конце Шмаевич. - Это я обиделся! Ты смел проигнорировать мою просьбу!

Я понял, что в этот момент именно отец девушки отлично соответствует той характеристике, которую дал детектив: вспыльчивый, вздорный и многоговорящий. А Нина все-таки была жива и здорова, иначе папаша был бы уже здесь. Так она, похоже, позвонила и успела нажаловаться. Я ябед не люблю, да и кто их любит? Но своей цели Ниночка добилась. Завтра утром я позвоню и встречусь с ней лично. И тогда станет точно понятно, кто говорит неправду и что она пытается скрыть.



Александра Гусарова

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться