Серпантины судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 8-1

***

Мария

Да, это звонил действительно Александр Снег. Он извинился, что не смог встретить вчера меня лично и предложил сегодня вместе позавтракать. Другого ничего не оставалось делать, как согласиться. Задание никто не отменял. И было действительно интересно посмотреть вживую на мужчину, ради которого предпринималось столько усилий.

Мысленно перебрала свой небольшой багаж и решила, что надену сиреневое платье с высоким воротом, хорошо гармонировавшее со светлым глазами Нины. Как-то странно подбирать наряды для себя, ориентируясь на чужую личность. Для придания пикантности образу приколола на плечо искусственный цветок и собрала волосы в низкий пучок, оставив несколько локонов свободными. Прошлась по губам светлой помадой. Посмотрела в зеркало и осталась вполне довольной своим видом.

В этот раз меня встречал майбах. Я ни разу не ездила на подобных монстрах. Еще один плюс к тому, чтобы завести олигарха. Когда я подошла к машине, то немного замешкалась, соображая, куда лучше сесть. Говорят, что мужчина открывает дверь машины перед женщиной в двух случаях: или машина новая, или женщина. Передняя пассажирская дверь распахнулась, и из глубины салона меня окликнул глубокий бархатистый баритон:

- Что же вы стесняетесь, Нина? Присаживайтесь!

Я мысленно прокрутила правила посадки в дорогие низкие машины: сначала садимся спиной к водителю, ножки вместе, и только потом закидываем их в машину. Постаралась это проделать как можно изящнее, захлопнула двери авто и повернулась к водителю.

Неожиданно перед моим взором предстало странное видение. Что-то большое и красное ритмично сжималось и расслаблялось в такт плавной музыке, которая звучала в салоне машины. От этого сгустка энергии во все стороны отходили лучи, по которым бежала красная жидкость. Потом периферийным зрением я заметила, как водитель наклонился ко мне, чтобы помочь пристегнуть ремень безопасности, и невольно втянул в себя воздух возле моей шеи. И эта большая красная мышца начинает сжиматься и разжиматься интенсивнее, а кровь по жилам начинает разгоняться все быстрее и быстрее. «Сердце! Я вижу сердце Александра!» - это странное открытие то ли напугало меня, то ли поразило до глубины души.

Казалось, что после бертроилов ничто уже не сможет удивить мое сознание. Как же я ошибалась! Я вижу, как дрожат его сосуды в напряжении, как сердце пропускает несколько ударов, а мужчина еще раз глубоко вдыхает мой запах. И это видение и вся сюрреалистическая реальность ввергают мое сознание в транс. Только мужчина вдруг резко отстраняется, и жизнь врывается в мозг своей будничностью, шумом утренней парижской улицы и уютного мирка в салоне дорогой машины.

- Простите, что не смог вас вчера встретить!- еще раз извинился Снег. – Вы не против, если мы позавтракаем в Café de Flore?

Название ресторана он произнес с французским прононсом. Я в ответ пожала плечами:

- Мне без разницы. Я в Париже впервые и мне все равно, где есть. Лишь бы было вкусно.

- Кухня там замечательная!- улыбнулся он. – В свое время это кафе очень любил Хемингуэй.

Услышав знакомую фамилию, с которой последнее время у меня были не лучшие ассоциации, я, видимо, скривилась.

- Вы не любите Хемингуэя? – он выразительно усмехнулся одной половиной рта.

- Нет, не люблю, - я решила не врать. Говорят, что правда лучшее средство к сердцу любого человека. Хотя его сердце я уже успела разглядеть в мельчайших деталях. – Он считал, что умные люди редко бывают счастливы. А я не хочу быть глупой и хочу быть счастливой. А еще я очень не люблю самоубийц. У меня к ним свои претензии.

Он снова очень выразительно усмехнулся, но ничего не ответил. Лишь завел мотор и плавно влился в поток машин.

Когда на светофоре мы затормозили на светофоре, Александр еще раз внимательно посмотрел на меня и сказал не без сарказма в голосе:

- Нина, а вы знаете, что вы уникальная девушка?

- Знаю, - настала моя очередь раздавать скептические улыбки. – Мы все уникальные. Но при этом уникален каждый по-своему и в своем теле, и в мыслях других людей. Вот скажите, в чем моя уникальность на ваш взгляд?

- Вы не любите Хемингуэя, но при этом знаете его и понимаете. Для женщин вообще странно увлекаться серьезной литературой, - заметив, что я хочу возмутиться, он осторожно приложил палец к моим губам. – Тише, тише! Не возмущайтесь. Я действительно просто хочу вас понять.

В этот миг мое тело вдруг опять зажило своей обособленной жизнью. Пока его палец касался моего рта, я чувствовала, как меня окутывает облако тепла. Я словно снова оказалась в материнских объятиях, которых никогда не знала. Мне стало спокойно, уютно и в мозг стало долбиться какое-то воспоминание. Но оно так и не нашло дороги и умерло в тот момент, когда мужчина отстранился, очень странно посмотрев в мою сторону.

- Обычно при беседе спрашивают, кого из писателей девушка любит, что читает сейчас.

Я громко рассмеялась в ответ на его слова:

- Александр, такое впечатление, что выживете где-то в начале двадцатого века. Сейчас спрашивают, какого года твой смартфон и что ты предпочитаешь: эпл или андроид.

- И все же я побуду старомодным, но не совсем традиционным. Нина, вы можете сказать, а кого из писателей вы не любите?



Александра Гусарова

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться