Серпантины судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 11

У Ниночки была истерика. Самая такая, натуральная. Она вопила что есть мочи:

- Папа, ты же обещал, что он на мне жениться!- и при этом запускала в голову бедного Рудольфа всем, что попадалось под руку.

В какой-то момент все вещи, которые девушка была способна поднять, переместились к другой стене, где стоял ее отец.

- Интересно, она сейчас перебежит туда и начнет пулять по новой или упадет на пол и будет топать ногами и биться головой, как это делают несмышленые, но избалованный малыши?- такие мысли неосознанно рождались в голове у Александра Снега, пока он наблюдал эту нелицеприятную картину.

А как все хорошо начиналось. Утром он прилетел в Москву, сразу позвонил Шмаевичу и напросился в гости. Александру не терпелось вновь увидеться с девушкой, которая вызвала в его душе столько эмоций, а теле ощущений, о которых ранее он даже не подозревал. Купив большой букет ирисов, в прошлую встречу от Нины пахло именно ими, через два часа стоял на пороге особняка потенциального тестя.

Дверь открыл пожилой мужчина во фраке и белых перчатках. При этом Алексу сразу бросилось в глаза, что фрак был пошит из дешевой ткани и местами вытерся и покрылся катышками. Снег очень любил хорошую одежду и всегда придирчиво относился к ее качеству, словно в прошлой жизни был аристократом и привык получать все только самое лучшее. Он усмехнулся такой показушности, но вслух, естественно ничего не сказал.

Дворецкий (видимо, это был он) попросил подождать в холе, а сам ушел звать хозяина. Алексу же не сиделось, он начал ерзать на кресле, пытаясь уловить хоть какие-то признаки Нины в этом огромном доме. Все было ярко, помпезно и совсем не напоминало ту утонченную девушку, какой он ее запомнил. Может он ошибся, и все что произошло, та искра, которая проскочила между ними, была всего лишь сном?

Первым появился Рудольф с широкой улыбкой на тонких губах, довольно потирающий руки.

- Приветствую в России, мой мальчик! – он панибратски похлопал Снега по плечу. – Как добрался? Как во Франции погода?

- Добрался без проблем, спасибо, - Снег равнодушно пожал печами. – Осень она и в Париже осень. Но чуть теплее, чем здесь.

- В Москву надолго или еще куда планируешь? – как хороший хозяин Шмаевич пригласил гостя к столу и велел дворецкому принести виски.

- Как пойдет, пока не знаю, - неопределенно ответил Александр. Он ни в чем не был уверен, пока не встретится со своей мечтой. – А Нина дома?

- Не терпится? – по-отечески усмехнулся Рудольф.- Сейчас спуститься. Для тебя прихорашивается.

Гость чуть не ляпнул, что рад будет видеть ее даже без одежды. Но во время прикусил язык, понимая, что отцу об этом говорить не стоит, хотя никакого пошлого смысла в его мыслях не было.

- Ответь мне честно, ты на ней женишься? – пожилой мужчина вопросительно заглянул в глаза молодому. И тот чуть было не согласился, но, слава богу, не успел. А только сказал:

- Не торопите события, мы виделись один лишь раз! – это была не осторожность, а лишь желание понравиться потенциальному тестю.

И тут на лестнице появилась Ниночка. Александр жадно впился в нее глазами, надеясь удостовериться, что не ошибся в прошлый раз. Только это была одновременно Нина и не Нина. Тогда она показалась ему выше ростом. Он запомнил, что девушка доставала до уха. Макушка же этой была чуть-чуть выше его плеча.

- Наверное, на каблуках была! – успокоил он сам себя. И протянул ей букет:

- Нина, это вам!

В цветочном магазине он придирчиво выбирал цветы, чуть не довел продавщицу до обморока. Ирисы осенью были редки, стоили дорого. Но при этом не отличались той броской красотой, которая присуща розам. Когда букет был собран, Александр попросил завернуть букет в черную вощеную бумагу. Ему показалось, что именно такая строгая элегантность должна понравиться девушке.

Ниночка брезгливо (что оказалось полной неожиданностью для мужчины) взяла букет практически двумя пальчиками и, поморщившись, добавила:

- А на розы денег не хватило?

Совсем растерявшийся гость добавил на автомате:

- Вообще-то осенью ирисы одни из самых дорогих цветов.

- А-а-а! – многозначительно протянула девушка, и уже после этого по-хозяйски прижала букет к себе. Затем состроила гримасу, которая по ее мнению должна быть у добропорядочной хозяйки и гнусавым голосом кокетки добавила:

- Как с Парижу долетели?

Александр мог бы согласиться с тем, что не заметил акцента при разговоре на русском языке у гражданки Израиля. Но не заметить этого просторечного диалекта точно бы не смог. Он не был снобом и оставлял за людьми право разговаривать так, как им удобнее и привычнее. При этом готов был отстаивать собственное право требовать от женщины, которая хотела стать его женой литературного русского языка. В его голове прочно засела поговорка: вывезти из деревни девушку просто, но деревню из девушки никогда. Потом он решил, что это такая форма сарказма или легкого издевательства. Возможно, он в чем-то перед Ниной провинился и это она сейчас так ему мстит? Поэтому проглотил все ей сказанное и миролюбиво ответил:



Александра Гусарова

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться