Схрон. Дневник выживальщика. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 10

Не знаю, радоваться или плакать. С одной стороны хорошо, что десантура возвращается… а кто это еще может быть? С другой – я словно преступник на месте преступления. Блин, что ж делать? Он, самое позднее, через десять минут будет здесь! Убирать мертвую бабку или оставить все как есть?

Даже не могу представить себе ярость Вована, когда он увидит эту мумию! Накроется моя мечта об огороде. ВДВшник будет люто хуярить меня и Валеру за такой косяк, а потом закопает на том же огороде. Давай, Санек, соберись, надо уже что-то предпринимать. А что если свалить все на очкарика? Это ведь его теща, и его, блять, идея! Из-за него я так встрял!

Теряя целую минуту драгоценного времени, обдумываю этот вариант. Нет, не могу так подставить камрада. Он ведь не со зла, просто хотел как лучше. Ладно, теперь он мне должен по жизни. Санек исправит ситуацию. Я вбежал в пещеру. Так, костер – хрен с ним – пусть горит. Типа, бонус к возвращению Вовы. Убираем тещу с глаз долой. Пусть полежит в глубине подземелий. Ей сейчас все равно без разницы.

Бля, опять тащить. Даже сквозь шкуры, которые закрывают вход в логово десантника, слышно приближающееся тарахтенье. Черт! Он совсем близко! Схватив за подмышки, я потащил. Но проклятая теща и тут подговняла, зацепившись за скелет фашиста. Пиздец! Ухмыляющийся череп гулко застучал по каменному полу, прыгая в сторону огня. Бросив бабку, я молнией прыгнул за ним. Есть! Поймал черепушку в последний момент и тут же откатился обратно, спасаясь от огненного жара.

Кое-как усадив солдата Вермахта, я водрузил голову на место. Ништяк. Если не трогать, скорей всего не отвалится. Рев двигателя усилился. Сквозь щели в шкурах замелькали отблески фары. Вновь подхватил старуху, и только успел затащить в темный тоннель, как услышал знакомый громогласный рев:

– Охуеть,бля! Костер! Эй, Санек, ты че, здесь, епта? Выходи, нах!

Аж кровь застыла в жилах. Я уложил тещу меж сталагмитов и, выключив фонарик, залег сам. Если поволоку ее, Вован точно услышит. Как же не вовремя он вернулся! Надо дождаться, пока десантура уснет, и валить. Слышу, как ВДВшник орудует в своем логове. Проверяет, наверно, все ли на месте. Надеюсь, отпрыски Валеры не спиздили парочку стволов?

Судя по звукам, он что-то достает из мешков. Блин, еще жрать, поди, будет. Я проглотил голодную слюну.

– Вот она сука! – разделся вдруг торжествующий вопль, а затем звук рвущейся бумаги.

Послышались быстрые тяжелые шаги. Блин, заметил что ли? На фоне багровых отблесков костра возникла грозная фигура. Я весь окаменел, стараясь не дышать. Массивные ботинки протопали в трех метрах от меня. Фух!.. слава богу, он свернул в свой сральный коридор. Затем яростное ворчание, звон пряжки солдатского ремня… чудовищный рык сотряс своды пещеры.

– УЫЫЫЫЫЫАААААААГГГРРРРХХХХ!!!

Черт, Вова! Я сам едва не обосрался. Мне еще не доводилось быть свидетелем рождения «личинки». Хорошо, темнота скрывает весь процесс. Хотя, Антонина Петровна, наверно бы заценила свежачок. Вскоре это закончилось. Владимир, довольно покряхтывая, проследовал в логово.

А мне остается только ждать. Когда же он угомонится? Без движения начал подмерзать. Может, оставить тещу здесь и по-тихому двигать домой? Валере я потом все объясню. Как назло потянуло сногсшибательным ароматом жареного мяса. Мой слух безошибочно уловил звук скручиваемой пробки и жадное бульканье. Нда… тещу здесь оставлять опасно. Что с ней будет вытворять контуженый псих, если найдет случайно? Тем более выпивший. Я боюсь это даже себе представить. На бабку мне плевать, но будет неудобно перед Валерой. Возникла идея получше.

Поднявшись, я отряхнулся, включил фонарик, и громко топая, направился к Вовану. Чем мерзнуть во тьме, лучше поприветствую десантника, разузнаю итоги рейда, заодно погреюсь возле огня, да помогу ВДВшнику расправиться с шашлыком. 

– Здорово, Вован! – крикнул я, выходя из тьмы.

– Ебать! Здарова нахуй! – вскочил десантник. – Так, блять, и знал, что ты здесь!

– С возвращением! Рассказывай, как дела?

– Да хуйня, ща налью, ебанем по сто и расскажу, а то в горле пересохло чето.

– Конечно. – Я подставил кружку. Мне главное, проконтролировать, чтоб десантник набухался и уснул. Можно будет спокойно все убрать.

Выпили, закусив обжигающе-горячей олениной.

– Заебись, братка, что костер замутил! – Вован вытер руки об штаны и еще наплескал, не переставая орудовать челюстями. – Благодарочка, нах!

Я махнул рукой, мол, не стоит, и спросил:

– Как  миссия? Успешно? Удалось раздобыть семена?

– А хули там не раздобыть? Ты, канеш, описал, типа, ебать, там крепость, армия, охрана. Да хуйня это все! Ебантеи, блять, какие-то. Я их сраных дозорных десять раз мог порезать, но у нас же с тобой уговор, нах, без жертв! Пох, кароч, не стал им кровь пускать. Сквозанул по-тихому к теплицам, стекло высадил и внутрь. Ебать мой хуй, я те скажу, Саня! Как в лето попал! Тепло, светло! Че только там не растет. Гляжу – идут. Два мудака. Лысые, значит, в халатах этих зеленых. Ну, как ты и грил, братка. Дал одному в кость, и под куст отдыхать. Второму, грю: «Веди!» А он типа: «Куда?» Я: «На склад, чучело тупоголовое!»

– Зачем на склад? – спросил я.

– Вот и этот упырь тож самое сказал, – заржал Вован. – Но тебя ебошить не стану. Я же не ебан страдовать по садам, как малолетка. Прикинул, кароч, раз у них все так грамотно устроено, стало быть, весь урожай, семена – должны храниться на складе, нах. Привел меня туда. Гляжу – ебать мой хуй, запасы! Да там на целую дивизию припасов! Набил, кароч, рюкзак, нах, завтра борща заебашу. Ну и семена, все по списку, нах.



Александр Шишковчук

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться