Сказки неназываемых земель

Размер шрифта: - +

Глава 5, в которой выясняются некоторые особенности мировосприятия будущей королевы, а также раскрываются старые секреты

 

Ри удалось наконец вздохнуть, и это принесло такое облегчение, что девушка почти заплакала. Она неуклюже встала, оглядываясь.

Это больше не было похоже ни на сказку, ни на приключения. Мурху говорил, что Совет будет действовать не всерьез, потому что нет причин убивать, но оказался неправ.

Все же двух рыцарей оказалось слишком мало. Ри, оцепенев от ужаса, смотрела как бледный рохуш швыряет Эдду, как бородатый ловит ее...

Когда он сказал, что можно в полную силу, и остальные навалились на Орну, Ри поняла, что несмотря на свои техники, знания и силы Орна не выдюжит. Противников слишком много.

И сейчас все закончится. Эдда будет сидеть в башне до конца своих дней. А Мурху и Орну убьют.

Спасительная мысль пришла в голову Ри молнией.

— Стойте, — закричала она. — Стойте! Мы вас обманули! Эдда — это я!

Они вправду остановились, не сразу, и лишь слегка пригасив пламя и танец теней, окружавших Орну. Бородатый развернулся, Эдда охнула от боли в вывернутой руке.

— Помолчи, — почти простонала она. — Помолчи, пожалуйста! Не лезь в это.

— Докажи, — сказал бородач, и Ри поняла, что он издевается.

Чем она могла доказать?

Она выпрямилась, посмотрела ему в глаза. «Я смогу, — сказала она себе. — Я давно об этом думала, и скорее всего, моя догадка верна. Я ничего не перепутаю. Ведь я знаю эти сказки наизусть». Она чувствовала холод в груди, но это ей не мешало.

— Отпусти ее, Родеберт Ирге, — как можно более спокойно и властно сказала Ри. — Я настоящая Эдда. А ты тот, кого Хозяйка пчел некогда обращала в медведя за то, что ты разрушил ее улей.

Ри повернулась к остальным. Огонь погас, тени утихли, кинжалы пропали. Они все стояли и смотрели на нее. Кто-то изумленно, кто-то выжидающе. Мурху, освободившийся наконец, осторожно разминал онемевшие ноги, незаметно двигаясь в сторону Родеберта и Эдды.

— Ты — Орели, потерянная тень третьей сестры, — сказала Ри. — Ты — Фаукет Флам, Пламенное сердце, ученик черной ведьмы. А ты — Йоро Ланне, плававший за семь морей, чтобы добыть драгоценный камень из головы тысячелетней черепахи.

Она снова посмотрела на бородатого. Родеберт не хмурился, но прищурился довольно зло.

— Я приказываю, отпусти ее, — резко сказала Ри.

Родеберт вскинулся и внезапно отшвырнул от себя ахнувшую Эдду. Девушка не удержалась на ногах, неловко упала, прокатившись вперед, обдирая выставленные вперед ладони. Мурху бросился к ней, подхватывая на руки. Гнев, испепеляющий и совершенно непривычный для Ри, охватил ее.

— Не двигаться! — в ярости прокричала она, когда Родеберт шагнул к ней. — Я же сказала отпустить ее, а не бросить! Ты причинил вред моим друзьям!

Ирге в бешенстве раздул ноздри, сатанея от неизмеримой глупости девчонки, что смела кричать на него и приказывать.

Но не смог и шевельнуться. Ее глаза, светлые, почти прозрачные, расширившиеся от гнева, окровавленное перекошенное лицо... Он это уже видел. И даже сейчас тот ужас вернулся, предательски пополз, липкими ледяными лапами перебирая по его позвоночнику. Двадцать с лишком лет прошедшие с тех времен истаяли, будто и не было их. Безумные глаза мертвого короля глядели на него в упор с этого юного лица.

Его надо наказать, холодно сказал внутренний голос. Ри согласилась. Это было логично. Тех, кто ослушался, следует наказывать, чтобы не повторялось больше.

— Отруби себе руку, — сказала она.

Щеки облило холодом, едва она сама поняла, что произнесла. Что она говорит? Как она вообще смеет что-то говорить этому человеку, который выше и сильнее, который может одним ударом асфальт взрезать словно мягкое масло...

Родеберт сплюнул, успокаиваясь. Презрительно глядя на невысокую встопорщенную девчонку, похожую больше на грязного воробья, чем на отпрыска королевской крови, он начал было:

— Много себе позво...

Мимо лица его мелькнуло что-то размытым стальным пятном, а левую руку прострелило резкой невыносимой болью от локтя до самого плеча.

Завизжала Орели. Глаза девчонки округлились, она отшатнулась. Сам Родеберт отстраненно и заторможенно смотрел, как его правая рука роняет меч, которым только что была отрублена по локоть левая.

— Фаукет!.. Что делать? Как это так? Приделай ему руку обратно!

Он медленно повернул голову, чтобы посмотреть, как кричит Орели, тряся за рукав Флама. Родеберт находился словно в густом киселе, не моргая и даже вроде бы не дыша, но вдруг ударом, резко, все вернулось. Звуки, запахи взрывом наполнили голову, и он пришел в себя. Первым делом зажал обрубок, откуда хлестала горячая кровь. Ланне подбежал и, срывая с себя ремень, помог затянуть жгут поверх обрывка рукава. Непрерывно визгливо причитая, Орели по указу Фаукета подняла отрубленную руку и зажмурившись приставила к культе.

— Нет! — раздалось резкое. — Нельзя! Это наказание.

— Остановите их, — через силу сказал Родеберт. — Мы ее должны... привести. Поймайте ее...

— Хватит уже, — твердо сказала Ри. — Хватит драться и калечить друг друга. Надо поговорить и решить все цивилизованно.

Фаукет смотрел на нее, по-птичьи склонив голову к плечу.

— Ты, маленькая королева, слишком много на себя берешь. Мы решили уже, что должно сделать.

— Это не мешает нам поговорить, верно?

Фаукет и Ланне одновременно вскинули руки, чтобы снова кинуть в нее путы чар, но теперь за ее спиной стоял Орна. Чуть поодаль замер Мурху, бережно держа на руках темноволосую девушку.

Орна широко развел руки в стороны, сухо и зло улыбнулся. Воздух неожиданно сгустился, придавливая их к земле, не позволяя ни вздохнуть, ни шевельнуться.



Ярослава Осокина

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться