Сказки неназываемых земель

Размер шрифта: - +

Глава 7, в которой выясняются различные исторические тайны и возникают конфликты

 

Ленва Ка-Джен стоял на опушке рощи у портала. Гленварт приказал ему не двигаться и подстраховывать.

Юноша мрачно смотрел себе под ноги. Все, что происходило после того совещания, на котором он появился, прошло мимо него. Никто из чародеев и не удосужился рассказать, что происходит, хотя Лен прекрасно видел, как приезжали нарочные из таможни, принося новости с той стороны. Нашли королеву или нет? Смогли ее заставить прийти сюда?

Гленварт высокомерно игнорировал все его вопросы, и порой Лен сдерживался, чтобы не толкнуть его или ударить изо всех сил — чтобы посмотреть, как тот согнется от боли. Дурацкая мысль, конечно.

Чародей из Ленвы был так себе — после того, как он ушел из неназываемых земель, уроков магии он не брал, и знал только самые основы, которые были ведомы любому простому человеку.

Члены Совета скрывали от него что-то. Фаукет Флам снизошел до того, чтобы объяснить, что королеву убивать нельзя, чтобы не навлечь гнев неназываемых земель. Лену было жаль, что его желание не может перекрыть решение всего остального Совета. Ему казалось, что как раньше жили без гнилой королевской крови, так и дальше будет хорошо.

Но чародеи кривились и переглядывались, явно что-то утаивая и полагая, наверно, что Лен Ка-Джен — полный дурак и ничего не поймет.

Пусть он и не понимал, но знал, что это всего лишь вопрос времени. Лен заставит их считаться с собой.

И он готов рискнуть и своей душой, и жизнью, и несколькими годами бедствий и несчастий, чтобы на неназываемых землях наконец прервалась эта проклятая линия королей.

Чтобы успокоиться, Лен положил пальцы на рукоять меча, ощущая привычные изгибы и шероховатости чеканки.

Он был по-прежнему в джинсах и рубашке, хотя по просьбе Фаукета ему выдали перевязь для меча. Жесткий неудобный ремень натирал плечо, и ножны непривычно били по бедру.

*

Когда воздух колыхнулся, наполняясь, Лен глубоко и прерывисто вздохнул, чтобы успокоить забившееся сердце, и выступил из-за деревьев.

Над поляной портала склонилась огромная черная тень.

Пальцы свело судорогой, и Лен понял, что стоит, сжимая меч. Как и когда он его вытащил, он не помнил. Моргнул — и наваждение рассеялось.

Сквозь тонкие деревца виднелась группа людей, к которой приближался Гленварт.

Королева прибыла в неназываемые земли.

 

***

Вокруг них постепенно собиралась толпа. От гостиницы стали подходить люди, поодиночке и группами. Некоторые выглядели угрожающе, вооруженные до зубов причудливыми мечами и деревянными устройствами наподобие арбалетов, но многие были одеты в привычные для той стороны джинсы, куртки, деловые костюмы. Те, кто переходил через Зуб старого Бубру в неназываемые земли, дальше и не двигались, вливаясь в возбужденно галдящую толпу.

До Ри долетали язвительные комментарии и откровенно оскорбительные выпады против королевских чародеев, которые встали поближе друг к другу и презрительно не замечали суматохи. Йоро уже присоединился к их компании и, не смотря ни на что, похихикал над тем, как неожиданно был огорошен Грамдульв, превратившись в человека: Орели незамедлительно ввела его в курс дела. Для пущей наглядности легкомысленная чародейка даже изобразила историю в лицах, не забыв и руками помахать величественно, как драконьими крыльями.

Все это одобрения у толпы не вызывало. Таможенный офицер держался подчеркнуто нейтрально: так оно и понятно, члены Совета были официальной властью.

После того, как Ри произнесла свою краткую речь, произведшую некоторый фурор у собравшихся, из толпы выделились двое: высокий мощный мужчина в светлой кожаной куртке, украшенной металлическими круглыми бляхами, и кожаных штанах, заправленных в высокие сапоги. Второй, одетый подобным же образом, тащил на себе несколько мешков, наполненных чем-то угловатым. Короткий ежик светлых волос, массивная челюсть и круглые, полуприкрытые веками серые глаза первого мужчины делали его похожим на филина. Очень злого, крупного и опасного филина.

Он не спеша оглядел всю компанию. Ри ответила на взгляд, слегка смутившись, и это ему не понравилось. Он поморщился и нарочито небрежно спросил:

— Тут все говорят, что королева вернулась. Позвольте узнать, что — вот это — королева? А как... — он слегка наклонился вперед, вперяя глаза в испуганно заморгавшую Ри, — как вы докажете, что это она? Или вы тут снова интриги затеяли? Так нам ваши интриги...

Он запнулся, потому что между ним и Ри встала Эдда и, упершись указательным пальцем ему в грудь, хмуро сказала:

— Отойди-ка назад, нервируешь.

— Кто такая? — высокомерно бросил мужчина.

Ри тем временем, начиная нервничать, сердито шикнула Гленварту:

— Ну оживите уже Орну и Вила! Что это за дядька вообще?

— Это герцог Лу, большая шишка тут, — грустно ответила вместо Гленварта Орели.

Видимо, перспектива ссоры с этим герцогом расстраивала даже беспечную и весьма могущественную чародейку. Она опустила руку вниз и покрутила запястьем, так что из ее длинной тени вверх протянулся дымчатый извивающийся поводок.

Вообще стало темнее: начали вдруг собираться тучи, хотя совсем недавно небо было чистым.

— Стража: активация, — еле слышно пробормотал Гленварт, и Мурху с Орной синхронно вздрогнули и зашевелились.

Тем временем толпа как-то разделилась: кое-кто стал поближе подходить к герцогу Лу, выражая свою солидарность с его скептическими взглядами. Одна дама, весьма представительная, почтенного возраста, с серебристо-седыми волосами, завернутая в темно-лиловую накидку, приблизилась к Ри.

— Мы двадцать лет терпели чародейских плебеев над собой, и не счесть оскорблений которых они нам нанесли, — надменно проговорила она.

И хотя ее голос был негромок, его было хорошо слышно в наступившей тишине.



Ярослава Осокина

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться