Сломанное доверие

Глава 3.

Я очень много думала о своём детстве и подростковом возрасте. Я ничем не отличалась от других детей, разве что мои родители могли позволить себе абсолютно все в материальном плане. Но я не считала это слишком важным, я просто радовалась тому, что я могла находиться в этом разнообразном мире и достичь многого в своей жизни.

Я помню, что мои родители хотели, чтобы я развивалась в любых сферах жизни. Они оплачивали любые занятия, будь то спорт или же изучение языка. Это в какой-то степени возлагало на меня большую ответственность, потому что я должна была оправдать их надежды, быть примером хорошей дочери, которая учиться на отлично, знает языки и даже успевает отметиться в спорте.

Я любила своих родителей, поэтому и работала над собой каждый день, чтобы на одной из встреч они могли несколько минут хвастаться мной перед другими богачами, у которых дети были неуправляемые и горделивые.

Сейчас я не видела такого рвения со стороны моих родителей рассказать обо мне все, до мельчайших подробностей. Они не хотели видеть жалость в глазах тех, кто считал их авторитетом. Это не делало их плохими родителями, они просто не хотели выставлять несчастье напоказ, в отличие от успехов. Таковы были мы все, потому что абсолютно все в этом мире могли похвастаться лишь тем, что у них было хорошего в жизни, но никто не станет говорить о том, как он преодолевал самые ужасные трудности.

Я бы могла ещё долго радовать своих любимых родителей и могла бы стать опорой для них в старости, родить им внуков, чтобы все мы были большой счастливой семьей, но теперь я могла быть лишь тяжёлым грузом для всех, потому что я уже не радовала никакими успехами, кроме умственных, а лишь могла мешать жить настоящей жизнью другим.

Ко мне приходило слишком много мыслей, когда я молчала и не знала, что мне можно было сказать Бену. Мне хотелось говорить с ним хоть на протяжении всего дня и ночи.

— Как ты сейчас живёшь? — я спросила его, чтобы узнать, насколько изменилась его жизнь после нашей последней встречи. Мне это было действительно интересно.

— Я поступил в университет, — он грустно посмотрел на меня, потому что понимал, что я об этом мечтала.

Я хотела получить образование хирурга, чтобы помогать людям, потому что я слишком любила этот мир и людей. Я ещё задолго до поступления начала готовиться к экзаменам, учила весь материал днями напролёт. Даже родители хвалили меня за такое сильное желание учиться. Но после несчастного случая мне пришлось отказаться от учёбы в престижном университете, в который я поступила сама с отличными баллами. У них не было возможности обучать инвалида в коляске, потому что в помещениях и на входе в здание нет специальных приспособлений, чтобы я могла спокойно заезжать в университет без посторонней помощи.

Родители уверили меня, что когда я смогу ходить, то меня без проблем впишут в списки поступивших, но я думала, что это будет нечестно по отношению к другим, да и вряд ли я смогу вновь ходить. Я обречена на скучную жизнь в инвалидном кресле. Возможно, из-за одних только негативных мыслей я и не могу встать. Мне нужно было хотя бы попытаться.

— Это замечательно, — я улыбнулась Бену. — На кого будешь учиться?

— На адвоката.

— Этот случай повлиял даже на то, что ты захотел стать защитником в суде?

— То, что было в твоём деле, это просто несправедливо.

— Мама сказала, что Леона посадили, разве это неправда?

— Это правда, но то, как его оправдывали и защищали, возмущало меня, и практически все время в суде я защищал тебя.

— А что они говорили в его защиту?

— В суде Леон сказал, что ты совершила попытку самоубийства, а он ни в чем не виноват, его хотели отпустить, а тебя отправить на лечение в психиатрическую больницу.

— Вот как выходит. Нашим миром правит именно такая справедливость.

Я грустно улыбнулась и опустила взгляд, чтобы мои слезы не текли по щекам, а бесшумно спадали на бесчувственные ноги. Я не могла поверить, что Леон мог пойти на такую подлость после всего, что между нами когда-то, пусть и давно, произошло. Это были словно два разных человека. Один любил меня и заботился, старался подарить мне нежность и бесконечную любовь, а другой сильно ревновал и принижал меня, из-за чего был готов убить меня, когда увидел рядом с другим.

Тогда мы были уже не вместе. Я вернулась к родителям, которые отдыхали тогда во Франции и пряталась у них, ведь я понимала, что так просто Леон меня не отпустит. Он действительно искал меня. И нашёл. Вот только Бен нашёл меня раньше, мы с ним в тот вечер общались практически весь день, интересуясь жизнью друг друга, как происходило и сейчас, но в тот момент, когда Леон увидел у меня за спиной Бена, я запомню, наверное, навсегда.

Леон тогда сильно разозлился и успел назвать меня всеми ужасными словами, которыми только можно было охарактеризовать девушку, которая по мнению парня изменяла ему. И пока он приближался к нам, Бен шёпотом произнес: "если он начнёт со мной драться, ты беги и спрячься там, где он тебя не найдет". Его слова напугали меня, ведь они означали, что в любом случае произойдёт что-то ужасное.

Я даже не помнила то, как Леон набросился на Бена, я лишь выполнила просьбу и убежала, надеясь на то, что с последним будет все в порядке. Я знала его очень хорошо, и он из любого боя выходил сухим.

Но знала бы я, что спрятаться на крыше высокого здания будет самой ужасной идеей, я бы туда ни за что бы не пошла. Я ведь думала, что можно будет спрятаться в одном из маленьких помещений, которые находятся на крыше, скрывая различные приборы, по крайней мере, мне так казалось. Но на крыше того отеля были небольшие выступы, за которые я могла укрыться и надеяться на то, что Леон не сможет найти меня здесь.

Я так думала лишь потому, что он не смог бы так долго бродить по отелю и не догадался бы, что я могла находиться здесь, но он смог. Это мне удалось понять, когда он схватил меня за кофту и начал душить другой рукой. Вот только в этот момент я поняла, что была слишком глупой, чтобы спрятаться в безлюдном месте, в котором Леон мог спокойно убить меня и избавиться от доказательств. Я пыталась вырваться из его сильных рук, но даже не осознавала, что он постепенно приближался к краю крыши, которая не имела мер безопасности и не была огорожена, чтобы с неё никто не упал.



tanya haze

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться