Сломанное доверие

Глава 6.

Бен приподнялся с дивана и отошёл к окну, спрятав от меня лицо. Он показался мне встревоженным, словно то, что он рассказал мне о суде, не было единственной новостью для меня. Эта неизвестность и молчание немного пугали меня, потому что я не хотела, чтобы моё настроение ухудшилось, или же жизнь. 

— Ты не спросила меня, зачем я пришёл к тебе, — он произнёс это шёпотом, отчего я невольно вздрогнула, потому что не знала, каков будет ответ, если я задам этот вопрос. 

— И зачем же? — я начала говорить с осторожностью, поскольку эта загадочность в его молчании и растянутости фраз означала лишь то, что он собирался сказать что-то ужасное, об этой черте его характера я вспомнила только сейчас. 

— Помнишь о несправедливом судействе? 

— Да. 

— Так вот, уберечь от тюрьмы с помощью денег родители его не смогли, зато смогли добиться того, чтобы его отпустили спустя время за якобы прилежное поведение. 

В тот вечер после выпускного я узнала, что родители Леона были богатыми и влиятельными людьми. И тогда я поняла, почему у него была возможность так ухаживать за мной, но я не осознавала зачем, потому что имея таких же родителей я не тратила их деньги впустую. Я ценила каждую копейку, которую они зарабатывали, чтобы обеспечить мне хорошее образование и дальнейшую жизнь. 

Я тогда пожалела о том, что не призналась ему, что тоже была из богатой семьи, потому что после этого вечера он стал разговаривать со мной по-другому — как с девушкой, которая должна радоваться тому, что попала в его семью. Мне не было обидно, поскольку это было весьма иронично с его стороны унижать того, о ком ты многого не знаешь. 

И даже когда Леон держал меня над пропастью за секунду до падения я не думала о том, что мои родители станут покупать судейство, ведь мы были честными людьми и знали, что нас должны были защитить. Должны были, но не защитили. Победили те, кто в жизни любил врать и откупаться от всего деньгами. 

— Знаешь, что самое странное? 

— Что? 

— И его и мои родители богаты, но почему-то меня так не защищают в суде, как его. Не означает ли это то, что деньги не играют большой роли? 

— Может, это потому, что твои родители честные? При таком раскладе все были на стороне тех, кто предоставил большие деньги. Ради этих бумажек люди готовы снять вину с преступника, а мы ведь не знаем, сколько ещё жизней он погубит. 

— Не говори так о нем. Вдруг я была первой и последней, с кем он так поступил? — я пыталась защитить того, кого не следовало, но я не думала, что Леон поступал так с каждой. 

— Мы этого не можем знать наверняка, — Бен подошёл обратно ко мне, чтобы сесть рядом. — Я поэтому и приехал, чтобы быть рядом с тобой. Я хочу защитить тебя, если он соберётся найти тебя и отомстить за то, что ты боролась за правду. 

— Бен... 

— Не говори ничего, Элли. Я не откажусь от своих слов и чувств к тебе, — Бен охватил моё лицо ладонями, чтобы я посмотрела ему в глаза. Такой взгляд у него был и в тот вечер, когда он собирался признаться мне в любви. — Я люблю тебя и буду всегда рядом, что бы ни произошло. 

Я испытала дежавю, когда он нежно поцеловал меня и не потребовал целовать его в ответ. Всё происходило точно так же, как и тогда, из-за чего мне казалось, что в эту самую секунду должно было произойти нечто ужасное. Но мой страх не подтвердился, и все было хорошо; все было так же тихо и спокойно. 

— Я хочу всегда быть рядом, чтобы иметь возможность защитить тебя в любое время, — я знала, что он говорил правду и не могла отвергнуть его слова и его самого.

— Я и в тот раз говорила тебе, что буду с тобой, — нас прервал стук в дверь, который был очень неожиданным для нас обоих.

Я, конечно, думала над тем, что это могла быть сиделка или врач, но они редко стучали в дверь, что я даже забыла о том, что это могло произойти. Больше всего меня пугало то, что это был Леон, который захотел отомстить мне, по словам Бена, но этот страх развеился, когда я услышала, как вставили ключ в замочную скважину и отперли дверь.

В номер вошли врач с сиделкой и попросили прерваться меня на процедуры, потому что пропускать ни одну из них нельзя. Бен не стал возражать и сел за стол на кухне, чтобы подождать меня.

Как и обычно, я не могла понять, что делал врач, ведь я ничего не видела и не чувствовала, а как бы мне хотелось это ощутить и понять, что все эти время и деньги, потраченные на меня, были не в пустую.

Когда врач закончил массаж, он сказал, что придёт вечером и что у меня обязательно все получится. Мне нравилось то, что они верили в меня, когда я сама не могла поверить в свои силы. Может быть, и правда из-за этого ничего и не получалось. В первую очередь верить должна была я, а уже затем другие люди. Так всегда происходило со всеми.

К тому моменту, когда Бен мог вновь поговорить со мной, сиделка подошла ко мне и сказала:

— Время прогулки, Элли. 

— Можно лучше я с ней пойду? — я не ожидала, что Бен захочет прогуляться с мной, потому что он не знал, как вести себя рядом со мной в таком обличии, но возможно это действительно не мешало ему доказать мне, что я была как все. 

— Это могу делать только я, потому что за моей пациенткой нужен глаз да глаз! 

— Я это знаю, я смогу присмотреть за ней. Ничего плохого не случится, я Вас в этом уверяю. 

— Как я могу быть уверенна в этом? Тем более я не знаю, можно ли Вам доверять, мистер, — она скрестила руки, показав свое упрямство, которое немного забавило меня. 

— Поверь мне, ему можно доверять, — я взяла её за предплечье и убедительно кивнула, чтобы она поверила мне. Она хорошо знала о том, кого не следовало впускать в мой номер, поэтому она и боялась отпускать меня с кем-либо на улицу, хотя никто до этого и не приходил. 



tanya haze

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться