Слуга его соплейшества

Font size: - +

На неведомых дорожках

Там, на неведомых дорожках

 

Я сбегал в дымную хижину ещё три раза и выбил из зелёного эльфа все мыслимые квесты, включая изготовление баночек из белой глины. Список моих базовых навыков уехал на третью страницу. В последний раз знахарь попытался спрятаться от меня под кучей листьев. Наивный. Против моей-то внимательности!

Я уже подступал к затравленной жертве, когда над лагерем раскатилось бодрое кряканье. Сигнал, который лесовики использовали вместо мерзких орущих барабанов и труб. Ну, прямо не знаю. Бодрое кряканье посреди леса привлекало внимание всех голодных и жадных.

А ещё оно значило, что скоро отходил наш лесной поезд.

- Хаос крут! – бросил я своей жертве на прощание и помчался обряжать Светозарчика в камуфлированную броню.

Мы едва успели встроиться в серо-бурую колонную у ворот. Ураган, конечно же, тут же наступил соседнему коню на копыто, а Светозарчик заехал древком копья по зелёному плащу.

Плащеносец и его конь страдальчески зашипели, но сдержались. Предводитель колонны махнул обмотанной в тряпки палкой, ворота на ременных петлях тихо распахнулись, и колонна двинулась в таинственную лесную глубину.

Дожидавшиеся за оградой комары радостно ринулись снимать с моей игровой крови пробу. Интересно, можно сделать из них точки воскрешения? Или переноситься в них, собираясь из крови заново в другом месте?

Отряд рейнджеров скользил по лесу, как подхваченные ветром тени. Не звякало стремя, не блестели глаза. Даже чуткие совы не всегда замечали топающего под деревом всадника. Конечно, не замечали.

Они уже валили в шоке над лесом, вовсю загребая крыльями.

Временами в соседних кустах мелькали тени с жадными глазами, но рейнджеры навскидку садили туда стрелами, убирая по половине здоровья за раз, и тени разбегались. По легенде эта группа должна была скрытно доставить росток Мудрого Древа к озеру. Но Светозарчик полностью обесценивал весь их замысел. Он грохотал, стучал, блестел, звенел, отбивал шлёмом ветки. Его конь налетал на деревья и соседей, спотыкался где можно и нельзя, и вскоре Светозарчик ехал посреди пустоты, словно правительственная машина в экскорте мотоциклистов. Его статус Друга Леса также вызывал у всех здешних хищников нездоровый интерес. Мы двигались между утыканными глазами стен – столько таращащихся наблюдателей сидело, летело и бежало рядом, перекрикиваясь на ходу. Наверное, сверху наш секретный рейд смотрелся прорывом носорогов-бульдозеров.

С другой стороны, рейнджеры прокачивались на лезущих к приглашённой звезде монстрах, так что польза всё равно была. Но я чувствовал, как вокруг нас всё нарастает презрение, как вокруг выпивохи, распевающего в Эрмитаже шансон. Даже лохматые лесные кони неодобрительно фыркали в нашу сторону, но держались вместе с хозяевами поодаль.

Это была безумная ночь бега в темноте, под шатрами деревьев и редкими прорехами ночного неба. Ночь в свете несущихся рядом глаз, беззвучно летящих стрел, и недовольного воя, когда стрелы попадали. Ночь тёплого бока под рукой и шелестящей опоры под ногами. Именно здесь я прокачал до трёх умение Держаться за стремя и даже рванул вперёд, едва не утащив Урагана.

Светозарчик злобно отмахивался от норовящих присесть на плечо ночных тварей, и поэтому пропустил радостный миг расставания. Но рейд это учёл. У нужного поворота стоял рейнджер и дёргался, махал руками и извивался всем телом, словно гаишник с горстью ос за пазухой. Даже его ездовая кошка озадаченно косилась на седока, но игрок отыгрывал тишину по полной. Мы свернули. Измученный рейд двинулся дальше. Как я узнал после, у них всё получилось хорошо. Они без приключений добрались до Звонкого Озера. Оно и понятно – часть оглушённых и ослеплённых Светозарчиком зверей просто отстала, а остальные…

Остальные остались с нами.

Мы стояли будто посреди жилмассива в новый год – столько огоньков светилось на всех сторонах и уровнях. Звери ещё не верили своему счастью, или определяли меню, или выстраивались в очередь.

И я в который раз пожалел о своей внимательности, благодаря которой лучше различал алчное сопение и капанье слюней. Причём на меня таращились с ровно таким же интересом, как на Светозарчика и коня. У зверей совершенно не было сословных предрассудков.

В любом случае, у нас оставалось секунд десять.

Я быстро выхватил из багажа Испорченнные духи паладина, и щедро применил на не ждущего ничего плохого хозяина.

По носу шибануло чем-то приторным, Ураган затанцевал, а в рядах зрителей прокатились звонкие чихи и спазмы. Наша компания резко потеряла в популярности.

Сработало! Да простят меня пятиуровневые хомячки, на которых я это испытывал. В конце я честно их отпустил. Продукт был целиком домашний, и в данном случае я честно пытался сделать Духи высшей пробы с бафом, но с моей единичкой в парфюмерии где-то такого и ожидал.

Один Светозарчик не дрогнул. Его чутья едва хватало чтобы отличить перец от чеснока. А в прорезь шлёма он просто не замечал гирлянды голодных взглядов. Отважный паладин двинулся по неверной тропе среди чёрных ветвей.

За нами с шумом упал в обморок кто-то здоровый и в шерсти. Надеюсь, он придёт в себя к нашему возвращению.

Вскоре самые голодные и безносые тоже отстали. Лес стал темней, ветви гуще, а посреди темноты замаячили совсем уж скрюченные тени. Мы пробирались уже через окрестности замка.

Светозарчик активировал Доспехи Света на минимуме, и чёрные тени чуть отстали, а ветки перестали цепляться за бока.

Впереди показалась полуразрушенная стена с аркой. Вход перегораживал мрачный человеко-дуб – неошкуренное бревно с глазами и руками двадцать пятого уровня. Все приличные игроки его просто обходили через стену, но с конём и в полной броне это было затруднительно, а рубить его и жечь – долго и больно.

- Кто ответит на загадки – тот пройдёт! – прохрипело дерево цену прохода.



Константин Павлов

Edited: 16.06.2017

Add to Library


Complain