Согнутые руки

Размер шрифта: - +

3. ... bang-bang

        Я слышу мелодию. Она такая дивная, как будто ее кто-то насвистывает мне прямо на ухо женским тонким голоском. Мне представляется, что я стою на краю обрыва и ветер свищет мне женским голосом, что я свободен и теперь я заслужил узнать, что такое настоящая земная любовь. Странный сон, не находите? Звуки музыки, которые я услышал во сне, отчасти, мне не приснились. Она действительно играла где-то на первом этаже, а быть может и во дворе, я до конца ещё не разобрался спросонья. Мой мозг отказывался работать после нескольких ночей без сна, но сегодня мне удалось вздремнуть, пусть даже неудобно съежившись в кресле. Я вдруг вспомнил, что ночевал в комнате не один. Бросил сонный взгляд на диван — Рослин незаметно упорхнула от меня. Детка, моя лучшая ночь была сегодня с тобой; спокойная, задумчивая под твое тихое сопение и потрескивание золотистых пузырьков шампанского в бокале, на котором остался след от твоих припухших губ.

      Хватит мечтать, подумал я, похоже все готово к празднику, а музыканты и правда начали репетицию прямо на заднем дворике. Сегодня погода хорошая, солнечная. Почти как в Италии на берегу Лидо Ди Езоло. Отцу исполнилось семьдесят. Он крепкий малый, здоровья ему не занимать. Все знают, что дон Вито Макалузо — это целая эпоха итальянского бизнеса, рэкета и других вытекающих. Его любят и ненавидят, ним восхищаются и завидуют. Он успел за эти годы побывать в перестрелках, выжить после клинической смерти, обойти сухой закон и запрет на продажу наркотиков, сколотить семейный бизнес, потерпеть крушение, потом снова встать крепко на ноги ради нас — своих пятерых сыновей и любимой, единственной жены, внуков. Он любит шикарную жизнь, но в приоритете у него всегда будет семья; так было заложено ещё нашими предками, итальянцы имеют крепкие семьи. Мои старшие братья (я самый младший в семье), почти все, женились по расчету. Лишь Мэтт выбрал себе жену сам, и ни капельки не жалеет об этом. Трое других, Диего, Филипп и Мартин, успели развестись, и даже повторно женится — теперь уже по любви. А я… Да что я? Младший сын семейства, мне было все позволено, наверное, поэтому отец и не женил меня в лет двадцать — перед глазами был горький опыт моих братьев. Он думает, я нагуляюсь и поистине полюблю выбранную им Сару. Жизнь не предсказуемая, соглашусь, но чтобы настолько…

      Я наспех принял душ и переодел другой костюм. Смокинг я терпеть не могу, но ради презентабельного вида, иногда вынужден выряжаться. Скука! И почему этот элемент делового этикета не относиться только к виновнику торжества?!

      Ещё с холла я услышал музыку, официанты бегали под ногами гостей с подносами, дети верещали свои кричалки и прятались в длинных шторах у окна. Все как всегда — хаос воцарился в этот день, ты же помнишь, Джо, как у нас бывает? Балаган и море дорогой выпивки.

      Голова идёт кругом, наверное из-за того, что я ещё не пришел в себя после сна. Или же ночное шампанское было дрянью, надо было найти в закромах виски. Достаю сигару, закуриваю. Моя двоюродная тетушка Лила бежит ко мне и крепко обнимает, целуя в щеки. Говорит мне, что я возмужал и стал таким красавцем. Тетя Лила, она всегда была мила ко мне, и считала меня своим вторым ребенком, после своей дочери Джанин. Мы немного поговорили. Она не забыла поинтересоваться о свадьбе с Сарой, на что я размыто ответил, что обо всем позаботится отец. Как же я не хотел вспоминать об этом событии, честное слово, я даже непроизвольно сжал руки в кулаки. Сара ассоциируется у меня с агрессией, и я не сторонник бить женщин, но почему-то именно она вызывает во мне такие чувства!

      Гостей становилось все больше. Весь задний двор был заполнен столами, танцующими парочками, детьми… вдалеке играли музыканты, ребятню развлекали специально приглашенные клоуны и акробаты из цирка Дю Солей. Фонтан из шампанского в буквальном смысле поливал всех желающих. Я смотрел на все это, и мне вдруг стало так тоскливо, Джо. Тебя не хватает здесь, с кем мне теперь пить за здравие моего батюшки? Официант подошёл ко мне, предложил взять канапе с красной рыбой. Я съел парочку, легче не стало. Голова продолжала трещать, чёртово шампанское.

      До начала открытия праздника оставались считанные минуты, я с облегчением подумал, что после этого можно будет раствориться в толпе, и никто не скажет, что тебя не было. Мартин подошёл ко мне и потянул за собой. По традиции, пятеро сыновей объявляют о начале праздника на два дня, и потом под взрывы салютов мы перерезаем красную ленту с эмблемой нашего клана. Так должно было быть и сегодня, но Мартин завел меня в дом, и голос его был тревожным:
 — Говорят, засада намечается. Планы сдвигаются. Отец уже в безопасном месте. Мы выпускаем Дадли и Кирана открывать праздник, кажется с этой части все и начнется!
 — Ты уверен в этой информации?! Это не очередная утка?!
 — Знаешь, мне бы не хотелось проверить на себе эту точность. Детей забрали циркачи и уехали играть в парк развлечений. Они не догадываются.
 — А остальные?!
 — Как карта ляжет. Мы же не можем гарантировать защиту всем!

      Сука!.. Не зря голова болела с утра! Я достал ружье и бронежилет из сейфа, и спустился на первый этаж. Когда в последний раз мне доводилось стрелять, Джо? Помнишь, на ту перестрелку в Чикаго? Тогда мне задело ухо, и я отказался его зашивать. Теперь остался шрам на всю жизнь, но они украшают тело настоящего гангстера.

      Я застыл в проеме входных дверей — меня вдруг осенило. Рослин… Я в спешке спрашивал у всех присутствующих на моем пути, не видели они ее. Марк отозвался, сказал, что видел ее несколько минут назад в беседке, и вид у нее был болезненным. Я попросил его найти Сальвадора Гаравани (отец Джо и Рослин) и предупредить его, что я уведу Рослин в безопасное место. Потом я ловко перемахнул через балконную ограду и побежал к беседке, как ошпаренный, в поисках ее.
      Рослин и правда сидела в беседке, как в воду опущенная, угрюмо потягивая кофе. Лицо ее было бледным и хмурым. Я подскочил к ней, и одним рывком поднял ее с места, поставив на ноги и прислонил к стене.
 — О-о, моя сладкая, я смотрю вчерашнее шампанское вштырило не только меня! Голова раскалывается, да?
 — Да-а, — еле слышно протянула она. — Я думала, выйду на свежий воздух и меня попустит, но стало только хуже. И ты ещё меня схватил, — она начала вырываться из моего захвата, — зачем это?!
 — Пойдем, детка. Намечается ЧП, и ты должна быть в безопасности. Ясно?.. Слушай меня внимательно, пока я виду тебя… и, черт возьми, не перебивай!
       Рослин лишь кивнула, похоже она знала, что на нашем гангстерском жаргоне означает ЧП.
 — Об этом месте знают только я и братья. И при хорошем раскладе, я должен завязать тебе глаза, но сейчас нет времени на это. Будешь сидеть здесь, пока кто-то из нас за вами не придет.
 — За нами? Я там буду не одна?..
 — Нет, сейчас сама всё увидишь. Только я тебя прошу, ни при каких условиях не покидать это место! Ты меня поняла?!
      Она вдруг остановилась и посмотрела на меня таким серьезным взглядом, что у меня по коже побежали мурашки.
 — Да, поняла. Краснеть за меня не придется! Только вот мой папа… Что с ним?!
 — Умница! Не волнуйся, с ним будет все хорошо. Его уже предупредили, и о тебе в том числе.
      Я подтолкнул ее, чтобы идти вперёд, но она схватила меня за руку, останавливая.
 — Скажи, почему я? Почему ты решил меня спасти, а не свою Сару, что было бы логичней?
 — Много будешь знать, быстро старухой станешь, — я потянул ее за собой, улыбаясь на ее вопрос. Она хочет знать. Ха!.. У меня сработала защитная реакция, черт возьми. В экстренных ситуациях мы стремимся защитить слабых, вот я и вспомнил про Рослин. А Сара… я и так знаю, что ее отец распорядился забрать ее и укрыть охране с места предполагаемой опасности.
      Джо, видишь, я спасаю твою сестру, я забочусь о ней, как и обещал.

      В подземном коридоре бункера было очень темно. Я шел почти на ощупь: одной рукой просвечивал путь зажигалкой, второй — вел за собой Рослин. Она больше не задавала вопросов. Просто спокойно шла в такт моим быстрым движениям.
Когда мы наконец-то подошли к бронированным дверям, они открылись автоматически, и я затолкал Рослин вовнутрь.
 — Будь паинькой, и не скучай. — Я похлопал ее по спине, чтобы приободрить. Вид, конечно, она имела нездоровый. — Шампанское — дрянь. Как только все закончится, затащу тебя к себе в комнату — будем пить виски, слушать джаз и быть может я тебя уложу в постель!
 — Фреди, — она еле заметно дотронулась к моей руке, совершенно не обращая внимания на мой грубый выпад в конце, — прошу, береги себя!

      Сладкая… В ее глазах застыла тревога, похоже она и правда взволнована всей этой ситуацией. Впервые вижу, чтобы женщина так держала себя в руках, не заплакав от страха, не бросаясь с криками и воплями о помощи. Я улыбаюсь ей и шепчу на прощание в губы: «La mia ragazza*», а потом нежно целую и ухожу, захлопнув за собой двери. Я надеюсь с моим отцом ей будет не скучно. Мы тем временем, займемся настоящим гангстерским делом — мочить врагов.

      Первый выстрел прозвучал, как брошенный вызов, но мы были не беспомощны. Грим на бедняге Дадли сработал — киллер принял его за отца. Дальше пошла перестрелка с разных траекторий. Выстрел, перезаряд ружья и еще раз прозвучала очередь из выстрелов. Я достал пули с кармана чтобы наполнить пустой магазин. Пока я вставлял новенькие жаканы, почему-то вспомнил про заповеди мафиози, а именно — ваш долг — всегда находиться в распоряжении Cosa Nostra, даже если ваша жена рожает; с жёнами надо обращаться уважительно и никогда не смотрите на жён друзей. Хотел бы я сказать, что я уважительно отношусь к дамам, но… мысли самца не дают мне забыть, что такое настоящий мужик в плену, где одни девы! Вы можете со мной не согласится, сказав, что Сара, и даже Рослин — мне не жены, и мое уважение к этим женщинам еще формируется под влиянием их общения со мной. Да, с Сарой все понятно. Она закрыта для меня, использована, хотя я ни разу с ней не спал. А вот Рослин… Со мной происходит что-то очень странное, когда я остаюсь наедине с этой маленькой женщиной. Я словно теряюсь в пустой комнате и не знаю, где выход! Я начинаю нести такой бред — сам от себя не ожидаю такого, но из моего рта вырываются все эти пошлые фразы, намеки и шуточки. Думаю, ей не приятно слышать такое от меня, но она почему-то молча проглатывает это, делая вид, что ничего обидного я не говорил. Надо будет обязательно поговорить с ней поэтому поводу. Дело за малым — остаться в живых.

21:30. Особняк дона Вито.

       Черная пустота перед глазами, я ослеп на несколько минут, а может часов. Я плохо слышу — кто-то зовет меня, потом тормошит, а я молчу; уши как будто набиты ватой и залиты водой — что-то булькает, но разобрать невнятную речь я не могу. Открываю глаза и вижу, что картинка стает ярче и я могу сфокусировать свой взгляд на настенной лампе. Двое медиков осматривают меня. Иголка, медицинские нитки, спирт… Спирт мне как раз не помешает, дотягиваюсь рукой к тумбочке, но из-за слабости не могу нащупать пальцами бутылочку. Доктор вопросительно смотрит на меня, а затем отодвигает бутылку в сторону, мол, не положено. Ну и хрен с ним! Я все равно должен снять напряжение во всем теле. Мне нужно просто выпить что-то спиртное. Шепчу ему, чтобы принес мне виски. Сжалились — принесли мне бутылку и налили в стакан. Я осушил его до дна и довольно опустил голову на подушку. Кажется все закончилось. Перестрелка закончилась нашей победой. Должно быть, трупы наших обидчиков, парни уже успели вывести до приезда полиции. На часах десятый час. Надеюсь, кто-то додумался выпустить отца и Рослин!

      Когда через полчаса в комнату вошла зареванная Сара, мне сразу же затошнило. Она бормотала что-то о том, как она молилась за нас, как испугалась, когда узнала, что меня ранили и т.п. Я поспешил успокоить ее и попросил доктора, чтобы он ее выпроводил. Легче стало не настолько, чтобы можно было дышать полной грудью, но хоть мозги не были заняты перевариванием информации про страдания Сары. Отец появился в дверях неожиданно, и доктор сразу же вышел:
— Ну что, как оно, сын? — Он похлопал меня легонько по плечу. Садиться он отказался — значит пришел не надолго.
— Могло быть и хуже, — я пытался шутить. Плохо получалось, но я продолжал улыбаться ему.
— Встретил в коридоре Сару. Она вышла в расстроенных чувствах. Перенервничала, девочка.
— Она всегда нервная. Пришлось ее выпроводить. Я и сам сейчас слегка не в себе.
— Понимаю. Отдыхай, сын. Набирайся сил, а я скажу Роса Линде**, что ты отдыхаешь. — Отец поправил покрывало у меня в ногах.
— Рослин здесь?
— Да, ждет в коридоре.
— Позови ее, пусть войдет.
      Отец хитро примружил глаза, а потом показал мне пальцем «но-но»:
— Эту девочку я тебе в обиду не дам. Запомни мои слова, Фреди. Она не для тебя.
— Да?.. — Я прямо аж сел в кровати, позабыв о боли в плече, от накатившей злости. — А для кого же тогда?
— Я скажу тебе коротко и один раз: Сара будет такой, какая нужна жена для тебя — покладистая, слегка легкомысленная и наивна. Она будет слушать тебя и помалкивать.
— Откуда ты знаешь, какая мне нужна жена?! — Я удивленно смотрел на него, и мне казалось, что он сошел с ума в том бункере, пока шла перестрелка!
— Знаю, уж поверь мне, старику. Твоя мать… — он все-таки присел в кресло, и потом указал рукой на двери, — она была такой же, как Роси, и обуздать такую женщину смог только я. — Он заливисто засмеялся. — Знаешь почему? Потому что я не представлял ее тихой, хозяйственной и покладистой женой. У нее был характер! И уж поверь мне, она устраивала мне такие взбучки — я забывал, что я гангстер!
      Теперь уже я рассмеялся.
 — Позови ее, я хочу получить от нее порцию взбучки, потому что тихоня мне не нужна.
— Она рассказывала мне, о выставке в Мэнфисе с ее фотографиями…
— Ну надо же, — иронизируя, я дотянулся до начатой бутылочки виски и сделал глоток.
— И то, что две из них весят в твоей спальне, благодаря Марку.
      Настолько откровенных разговоров между отцом и Рослин я не ожидал, но это были только цветочки, ягодки оказались впереди.
— На что еще она тебе жаловалась?
— Она не жаловалась, мы просто болтали. Говорит, ты все ее пытаешься напоить и затащить в койку… А еще мне понравилось, как она сказала, что ты наверняка не такой высокомерный, каким кажется.
      Я едва не подавился выпивкой от услышанного. Отец сделал паузу, будто случайно положил на мою ногу ладонь и добавил:
— Ты же не обидишь ее, Фреди, правда? Согласен, она красивая девочка, интересная… внешне не похожа на итальянку, тут уж она урвала всю красоту Мэдди. Она вся такая, — отец сжал мою ногу сильнее пальцами, — с огоньком внутри. Будь у меня дочь, думаю, она была бы такой же. Но! — на этом «но» он сделал паузу. — Она не твоя, Фреди. Оставь эти грубые приставания к ней, найди себе женщину на пару вечеров, если так уж хочется поразвлечься, пока ты не женился на Саре.
       Я намеренно скинул его руку с моей ноги и допил виски до дна. То, что он сказал мне, вдруг задело меня за живое. Я не хотел просто поразвлечься с Рослин!
— Жаль, что ты думаешь, будто я хочу только видеть ее в постели… И не тебе решать, какую жену я хочу видеть рядом с собой! Позови Роси, я тебя просил.
      Отец молча смотрел мне в лицо, пытаясь сложить воедино весь наш разговор. Потом резко встал и молча открыл двери.
— Рослин Мэй… Ты еще здесь? Можешь зайти, дорогая.

      Мне стало интересно, о чем таком отец говорил с Рослин, что он пришел к выводу, что эта маленькая женщина не для меня?! Гадство! Да, я не был слишком галантен с ней, но и она этого не требовала от меня. Она явно флиртует со мной, пусть и тайно, но палку не перегибает. Еще говорила, что я не в ее вкусе — вдруг просто слукавила, а я даже не просек! Разве можно понять этих женщин?

      Бутылку виски я осушил и уложился в кровать чтобы расправить раненое плечо. Отец пропустил Рослин в комнату и закрыл за ней двери, оставив нас наедине, мне даже не пришлось просить его об этом. Я молча смотрел на ее порозовевшее лицо, после похлопал рукой по бортику кровати, намекая чтобы она присела рядом.
 — Сильно задело? — Она не спешила садиться, просто стояла рядом. — Врач сказал, тебе вытащили пули с плеча.
 — Да, три штуки. Могло быть и хуже, я в порядке. До свадьбы заживёт!
 — Верно, — я наблюдал за тем, как она медленно ходит по комнате, то от моей кровати к окну, то обратно ко мне и садиться в кресло.
 — Как тебе времяпровождение с моим отцом?
 — О, дон Вито чудесный собеседник. С ним можно говорить часами и не надоест.
Я засмеялся, от чего в плечо резко запекло.
 — Я наслышан о ваших разговорах… О выставке, картинах и о том, что я пытаюсь затащить тебя в койку.
 — Да-да, все верно. Но это только крошечная часть нашей беседы… Дон Вито посоветовал мне искать серьезного жениха, старше меня и с перспективой. Даже сказал, что имеет такого приятеля слегка за тридцать, пытался меня заинтересовать знакомством с ним.
 — А ты что?
 — Думаю, было бы не плохо познакомится с ним, пообщаться… Поглядеть на него, авось понравится!
      Я сердито посмотрел на нее и вскинул голову.
 — И я бы не отказался взглянуть на этого типа!
 — Интересно для чего?! — уголки ее губ сердито опустились вниз.
 — Хочу оценить достоин ли он тебя.
      Мне показалось, Рослин не усомнилась, что именно так я и поступлю. Она почему-то начала улыбаться, а затем и вовсе перестала сдерживать себя и рассмеялась на всю комнату.
— Ты первая, кому это кажется смешным. — Мои глаза сверкали, мне казалось, что она оскорбила своим недоверчивым смехом меня лично. Я не понимал, то ли Рослин рассмеялась от разочарования, то ли из-за того, что приняла мои слова за шутку.
— Я понимаю, что ты не веришь мне…
— Ты ничего не понимаешь, Фреди, — парировала она и нервно ткнула кресло ногой.
— Объясни, тупице… — Конечно же, я не собирался уступать ей.
— Твой отец решил, что для его сыновей важно приумножать семейный капитал, поэтому будущие жены должны быть сказочно богаты. Знаешь, пусть это и выглядит, как холодный расчет — но он прав, любовь случается с единицами, а деньги еще никому не помешали!
— Нет, — теперь уже я заулыбался. — Не верю тебе, потому что это не твои мысли… эти фразочки отца! Это он так думает, и промыл тебе мозги ими!
— Я никогда не любила и думаю, что это со мной вряд ли случится.
— Дура! Тебе же едва двадцать исполнилось, вся жизнь впереди, и ты полюбишь. Если уже не полюбила… — я резко сел, позабыв о плече, схватил ее за руку и потянул в свои объятия.
      Она прижала свою ладонь к моей груди, заверещав:
— Господи, что ты делаешь?
     



Элли Гарус

Отредактировано: 15.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться