Сто и одна ночь

Размер шрифта: - +

Глава 8

 

Я не просыпаюсь – вздрагивая, вырываюсь из сна. Впервые за время аренды этой квартиры – за полгода – я слышу стук в дверь. Причем не обычный, а словно молотят каким-то предметом.

Стук повторяется.

 – Тук-тук-тук.

Сажусь на край матраса. В голове гудит, как на утро после вечеринки. Жмурюсь от яркого утреннего света.

– Тук-тук, тук-тук-тук.

Заматываюсь в простыню и на цыпочках двигаюсь к двери.

– Тук-тук-тук, тук-тук.

Приближаюсь к дверному глазку – и тотчас же отступаю.

– Да ладно, Шахерезада. Я знаю, что ты там.

Блефует. Но я все равно открываю дверь: в руках Графа подставка с двумя пластиковыми стаканчиками кофе.

– Обязательно барабанить на весь дом? – подтягиваю простыню до подбородка и пытаюсь вспомнить, когда это мы перешли на «ты».

Вспомнила. Не переходили.

– Ты так долго не открывала… Я решил, может, нужно отстучать какой-нибудь пароль – вот и пробовал разные варианты, – для примера он еще пару раз ударяет рукояткой трости о дверь.

– Ага… Пароль…

Смысл его появления – в моей квартире, утром – понятен. Я вмешалась в его личную жизнь – теперь он вмешивается в мою.

– Кухня налево, – вдохнув аромат кофе, иду в спальню переодеваться.

Натягиваю джинсы и майку, выхожу из-за ширмы – и едва не врезаюсь в Графа.

– Я же сказала…

– Я знаю, где кухня.

Он слишком большой, чтобы я могла вытолкнуть его силой. Но мне очень, очень, очень не нравится, что происходит.

В душ я точно при нем не пойду. После его вчерашнего рассказа я даже спиной лишний раз поворачиваться к нему не хочу.

Граф словно читает мои мысли. Его взгляд вдруг становится серьезным – каким-то… заиндевевшим.

– Я подожду вас в машине. Не забудьте куртку, – он отдает мне подставку со стаканчиками кофе – и уходит, постукивая тростью.

Пожимаю плечами. Сегодня я спала три с половиной часа – ощущение невесомости беспокоит меня сильнее, чем причина перепадов настроения Графа.

И только потом понимаю, что не спросила, с какой стати мне идти к нему в машину.

После душа, двух порций кофе и тоста с сыром я снова в строю. Сижу за столом на кухне, допиваю латте и наблюдаю сквозь занавеску за машиной Графа. Какой же я была умницей, когда решила перед этой аферой снять квартиру! Ничего не предвещало, что она мне понадобится, – обычная перестраховка. А теперь, Крис, представь, что Граф ждет тебя у крыльца твоего настоящего дома… Кофе застревает в горле – я шумно откашливаюсь.

Моя история повернула не в ту сторону. Мои отношения с Графом повернули не в ту сторону. Я впустила его в свою квартиру. Да я поцеловала его!

А что если, ощущая власть над Графом, я, на самом деле, как поезд, который свободен в выборе маршрута только по уже проложенным рельсам? Рельсы, конечно, прокладывает Граф. Вдруг я что-то упускаю и уже давно играю по его правилам? Он намного жестче, чем хочет казаться, – и намного хитрее. Иначе ему не удавалось бы выходить сухим из авантюр, связанных с написанием книг.

Уверена, переживая страстный роман с Графом, Катрин из его «Иголки для бабочек» – дочь одного из богатейших людей страны – понятия не имела, что он всему миру расскажет о ее тайне. До встречи с Графом Катрин оказывала дорогие интимные услуги, исключительно дабы пощекотать себе нервы и насолить родителям. После ее шикарного полугодового романа со скандальным писателем – за развитием событий следили все таблоиды – последовало не менее громкое разоблачение Катрин. Книгу Графа мгновенно смели с прилавков.

Хватаю куртку и выбегаю во двор. Граф все еще ждет меня в машине, хотя мой завтрак затянулся минут на сорок. Стучу костяшкой пальца по стеклу со стороны Графа. Дожидаюсь, пока оно опустится.

– Я никуда с вами не поеду.

– Поедете.

– Затащите в машину силой?

Он так глянул – словно у меня жаба изо рта выскочила.

– Зачем же. Вы сами сядете…

– Не думаю.

–…когда узнаете, что я хочу рассказать вам о себе кое-что, не известное никому.

Прищуриваю глаза. Заманчиво. Но я так быстро не сдамся.

– С чего вы взяли, что это мне интересно?

– Потому что по какой-то причине вам интересно во мне все. Особенно, мои тайны. А то, что я хочу вам показать, – это концентрированная тайна.

Сажусь на переднее сидение. Обдумываю слова Графа. Зачем ему раскрывать свою тайну – если только он не собирается получить что-то взамен.

Солнце слепит глаза. Опускаю козырек – не помогает.

– Возьмите, – Граф протягивает мне солнцезащитные очки.

– Предпочитаю, чтобы дорогу, в первую очередь, видел водитель.

– Возьмите! У меня есть еще пара, – бросает на меня короткий насмешливый взгляд. – Откуда столько удивления у девушки с двумя зубными щетками?

Усмехаюсь, но очки беру. Смотрюсь в отражение зеркала на козырьке. Хм. Оказывается, мне весьма идут большие черные стекла. На светофорах водители машин заглядываются на меня. Или на Понтиак…

Через четверть часа вылетаем на трассу. Осень буйствует. Золотое солнце, пронзительно-синее небо, пестрая листва. Узкая, чуть влажная после дождя, дорога словно специально извивается, чтобы показать побольше красот.

– Так что вы скажете по поводу истории, которую я вчера сочинил? – спрашивает Граф таким тоном, словно мы только что с ним об этом разговаривали.

Первым на его вопрос реагирует мое тело. Прикрываю глаза, чтобы обуздать свои ощущения. Да, я помню, как изнывала, слушая описание интимной сцены. И что делала, когда Граф ушел, – но в моих фантазиях все же остался.



Анастасия Славина

Отредактировано: 06.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться