Странствующий Свет

Размер шрифта: - +

[Семнадцать лет назад]

− Эй. Ты что здесь делаешь?

Мэл резко оборачивается и встречается виглядом с тем юношей. Тот стоит, вложив руки в карманы явно чересчур большого на него плаща, и щурит зеленые глаза. Ветер треплет светлые волосы и развевает полы плаща, от чего парень, похоже, чувствует себя еще увереннее.

− Я пришел к невесте, − нахально отвечает Малкольм, тоже вкладывая руки в карманы и подходя поближе. – Можно мне хоть шаг ступить на твои земли без твоего разрешения, а, великий Стерегущий?

− Договоришься у меня, − улыбается тот. – Аделар. Так меня зовут.

− Я помню, помню, − фыркает Мэл. – Только что-то слишком много пафоса. Аделар Деверро, адмирал лиддийских эшри, Стерегущий песчаные дюны…

− Молчал бы, Малкольм Росс, лиддийский хедор, Стерегущий горные пути, − без запинки произносит Деверро. – Сколько тебе лет, шестнадцать?

− Восемнадцать!

− Все равно малой. В младшие братья мне годишься.

− Тебе двадцать!

Аделар смеется, запрокинув голову, Мэл тоже. Высокий и худой, будущий адмирал кажется ему просто мальчишкой-переростком, и никак не вяжутся все эти титулы с вот этим вот задором и нахальным блеском в глазах. Аделар сгребает его за плечи, шутливо отвешивает подзатыльник:

− Вот именно. Так что лучше слушай меня, мелкий.

− Даже не подумаю!

Деверро закидывает свою руку ему на плечи, шутливо зажимая горло. Малкольм несколько секунд сопротивляется, потом обессилено замирает. Аделар наклоняется взглянуть, что с ним, но Мэл что есть силы отпихивает его и, смеясь, высвобождается из-под руки:

− Вот что ты мне сделаешь?

− Ха! – Аделар одним прыжком оказывается возле него и скручивает ему обе руки. – Ты хорошо подумал, что сказал?

Смех разносится над холмами. Солнце опускается все ниже и ниже над горизонтом, и оба замолкают, вглядываясь в алое зарево заката.

− Смотри, − вдруг говорит Мэл, вскидывая голову.

Из-за Стеклянных скал доносится нарастающий гул, и багровое небо разрезает белая полоса взлетающего самолета. Он проносится так низко над их головами, что оба невольно пригибаются. Малкольм смотрит вслед железной птице, словно завороженный.

− Ничего себе, − шепчет Аделар над его головой. – Здесь недалеко взлетная полоса?

− Ага-а… − мечтательно тянет Мэл. Оборачивается и смотрит другу в глаза. – Хочешь, покажу?

− Давай! – Аделар находит взглядом лошадь Малкольма, лениво стоящую возле сухого дерева. – Поместимся вдвоем?

− Конечно! – Малкольм, отодвинув его, решительно направляется к лошади. На секунду останавливается и смотрит насмешливо. – А тебя это вот… Отец не заругает, а?

− Отец…

Скулы Аделара едва заметно дергаются.

− Мне двадцать лет. Поехали, кому сказал.

Лошадь недовольно фыркает, Малкольм пришпоривает ее. Впереди – крутой каменистый склон, и Мэл невольно сжимает поводья крепче. Аделар вцепляется в седло, стряхивает со лба длинные волосы.

− Не угробь меня, − просит он, и Малкольму кажется, будто он спиной может почувствовать эту улыбку.

− Обойдемся без обещаний, адмирал, − отвечает он насмешливо.

И пускает лошадь галопом вниз со склона.

В какую-то секунду им обоим кажется, будто они летят – летят уже сейчас, не достигая взлетной полосы. Мэлу невероятно хочется бросить поводья и раскинуть руки, будто крылья. Его первые учения уже через неделю, и приблизить этот миг хочется больше всего на свете. Но вместе с тем так отчаянно хочется продлить этот момент – момент, когда небо так близко, что его можно коснуться пальцами, стоит лишь оторвать ладонь от поводьев и протянуть вперед.

И он почти готов сделать это.

Почти…

Почти!..

Лошадь, налетев на какую-то корягу, спотыкается. Ее заносит в сторону, и мир, качнувшись, улетает вбок. Неизвестная сила вырывает поводья из ладоней, Мэл взмахивает руками, пытаясь удержаться, но ладони ловят только пустоту.

Все, что он успевает увидеть, − это пустынную долину, стремительно летящую навстречу.

 

− …Живой. Я уже думал, потеряю тебя там.

Голос доносится откуда-то как будто издали. Мэл пытается открыть глаза, но веки словно бы налиты тяжестью. Приглушенный свет больно бьет по глазам, он снова закрывает их. Болит все тело. Грудь противно жжет.

− Что это было? – спрашивает он, еле совладевая с речью.

− Ты навернулся с лошади, приятель, − объясняет Аделар. Мэл уже смутно понимает: это его голос. – Рухнул прямо на камни и отключился. У тебя сотрясение и пару ребер сломаны. Хорошо, хоть позвоночник цел.



Анастейша Ив

Отредактировано: 22.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться