Там, где танцуют сирены

Размер шрифта: - +

IX

- Мое имя Денис Волнов, — Ден выходит вперед и кланяется сиренам. – Нам…

- Молчать, — Аглаопа изящно вскидывает тонкую руку в сторону парня. На запястье в свете луны сверкает красивый браслет.

И хоть сирена выглядит очень молодо, не старше двадцати пяти, я вижу ее возраст. То, как она держится. Как говорит. Все это выдает в ней большой жизненный опыт. Огромный. Как долго уже живут эти существа?

- Я не собираюсь разговаривать с тобой, человечек, — сирена обводит взглядом всех собравшихся и указывает пальцем на Виталину. – Ты. Говори.

Женщина сегодня тоже с распущенными волосами и в длинном платье. Виталина кланяется так же, как до этого ее сын.

- Мы благодарны вам, что откликнулись на зов и пришли на переговоры, — нараспев произносит женщина.

- Ваша ручная русалка была убедительна, — Аглаопа поправляет светлый локон, убирая его за ухо. – Так что вы хотите?

- Наша позиция не меняется еще с давних лет. Но нам неясно, что так взбудоражило ваш вид? Отчего вы решили прорваться в наш мир и покинуть свой уютный и знакомый?

Виталина старается держаться спокойно и холодно, но руки, постоянно теребящие подол платья, выдают нервозность.

- Наш мир больше не уютный! – восклицает самая молодая сирена. Она обеспокоена, испугана. Нет того холодного взгляда стальных глаз, как у ее старшей сестры. – Из глубин поднимается зло. Грядет страшная буря. Она придет с моря и заберет с собой все, до чего дотянутся ее липкие щупальца.

- Замолчи, Фелксиопа, — шипит на нее старшая сирена, оборачиваясь. – Это все сказки, рассказанные старыми мойрами. Они лишь видят образы будущего, не больше.

- И все же, раз хотите сбежать, вы тоже в них верите, — учтиво склоняет голову Виталина.

Волна справа от Аглаопы с силой ударяется о камень. Девушка раздраженно дергает головой.

- Да, это так, — признает она. – Мы верим в Зло, которое всех может погубить. И если не закрыть проход, то оно уничтожит и ваш мир. Поэтому мы здесь и согласились на переговоры. Теперь вам известна правда, за которую мы хотим жить.

Виталина оглядывается на своих собратьев.

- Мы должны обсудить это, — коротко говорит она.

- Решение должно быть не позже следующего полнолуния, — склоняет голову Аглаопа. – Зло нельзя победить в совершенстве. Его лишь можно вновь заковать в цепи. Но сделать это может лишь один.

- Кто же? – нетерпеливо выступает Ден.

- Тот, кого вы у нас забрали двадцать лет назад! – вдруг выкрикивает сирена, резко надвинувшись на парня. Ее лицо в опасной близости от Дена. Но тот стоит, не шелохнувшись, и смотрит прямо в глаза создания. Я просто удивляюсь его выдержке.

Я вижу когти, появившиеся на изящных руках.

- Такое нереальное создание! Превратили в жалкую человечку! – лицо Аглаопы начинает мерцать, то становясь хищным птичьим, то вновь возвращаясь в человеческий облик. – А потом увезли! Заставили задыхаться без моря! И кого?! Ее!

Я совсем не замечаю, как сухая трава колет живот, проникая даже сквозь водолазку. Руки уже устали держать телефон, но я не могу пошевелиться. Холодный влажный ветер давно заставляет меня дрожать. А запахи каких-то мелких цветков, вальяжно расположившихся прямо перед лицом, щекочут ноздри. Только действо, происходящее внизу, не дает пошевелить даже рукой.

- Мы ничего у вас не брали, — твердо произносит Виталина. – Никто из здесь присутствующих не знает, о чем идет речь.

- Да, — хрипит сирена, возвращаясь обратно. Она проводит рукой по своему горлу. – Их здесь нет.

В этот момент я вижу, как дергается неуверенно моя тетка, что долгое время стояла неподвижно. Знает ли она?

- Ответ мы ждем с ручной русалкой. У вас есть два пути. Или вернуть нам то, что забрали и должны были отдать еще два года назад. Или же мы требуем открыть путь в ваш мир.

Аглаопа взмахивает руками и вместо них появляются крылья. Тело съеживается, становится меньше, тоже обрастает перьями. И только лицо остается женским, таким, каким и было.

Превращение затрагивает и других сирен. Они медленно трансформируются в птиц. Резкий противный вскрик, и два сильных крыла поднимают Аглаопу в воздух. За старшей сестрой в небо взмывают и остальные сирены.

- У нас есть месяц, — тяжело вздыхает Виталина, а я уже отползаю как можно дальше от края, вскакиваю на ноги и спешно покидаю место слежки.

***

У дома меня все так же подстерегает неизвестный мужчина с неизменной сигаретой в зубах.

Мне настолько уже надоело прятаться и скрываться, что просто прохожу мимо него.

- Вы кого-то ждете? Пелагеи сейчас нет дома, — говорю я, подойдя ближе.

Мужчине около сорока. Легкая щетина, кустистые темные брови, тяжелый квадратный подбородок. Каштановые волосы волнами спадают на лоб.

- Что? – заикаясь, спрашивает он и смотрит так, будто увидел приведение. Светло-зеленые водянистые глазки перебегают с моего лица на дом и обратно.

- Вы кого-то ждете? – ухмыляясь самой милой улыбкой, на которую только способна, повторяю я.

- Нет. Да, — незнакомец вытирает вспотевший лоб рукой. – Пелагею жду.

- Думаю, что скоро она придет, — вновь одаряю белозубой улыбкой нервничающего мужичка и захожу на участок.

Самое важное сейчас – перекинуть на ноутбук видео. А то, кто может предугадать, что произойдет в следущие дни?

Перебрасываю и ложусь спать. Завтра я собираюсь припереть к стенке тетку. Пусть поведает мне все, что знает. А не скажет она – пойду к Дену. Или призову Дину к ответу. Ей уж точно известно больше, чем мне.

***

Утро наступает как-то быстро и неожиданно. Я распахиваю глаза и бросаюсь к компьютеру, чтобы убедиться – все, что случилось этой ночью – было на самом деле.



Элис Скай

Отредактировано: 14.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться