Титул вежливости

Размер шрифта: - +

Глава 6.1

На следующее утро я остыла. Все не казалось таким ужасным и категоричным, как вчера. Я переспала свое волнение и страх.

«И чего я так разгорячилась? Подумаешь, один сорванный поцелуй. Не стоит так паниковать из-за этого. Просто на мне сказалась усталость, вот и все».

Сейчас же, отдохнув, я вновь чувствовала себя дочерью графа. Сильной и неприступной.

Лежа в постели, я скинула одеяло на пол, заложила кисти рук за плечи и прогнулась в гимнастический мостик. Затем перевела центр тяжести на грудь и оттолкнулась ногами к стене, знатно покосив балдахин. Так я делала, когда мне требовалась вера в себя.

«Держать себя на руках, что может явственнее свидетельствовать о силе тела и духа?»

Когда-то очень давно, в детстве, я занималась гимнастикой. Она успела закалить мой характер. Пускай последующие годы рядом со мной не было моего строгого тренера, но я не забывала ее уроки, и в тайне от всех, продолжала растягивать свои мышцы.

Лишь матери было известно, что я, маленькая змейка, способная скрутиться самым затейливым образом. Я умела ходить по канату, садиться на шпагат, кувыркаться и исполнять сальто. Но, в мире миледи и барышень такие умения вряд ли могли сослужить добрую службу.

Не будь я дочерью графа – меня ждала бы славная жизнь в путешествиях с цирковой труппой. О чем я изредка грезила. Так и видела себя в обтягивающем костюме, покрытом блестками, танцующей на песке босиком. Люди восхищались бы моей гибкостью и хлопали в ладоши. А черноглазые факиры защищали меня от злодеев.

Но это были лишь мечты. На деле от меня требовалось выйти замуж за какого-нибудь лорда, наподобие Джеффри, и нарожать ему кучу розовых младенцев. А так хотелось чего-то большего.

Хотелось независимости, свободы, беспечности. Оковы брака никоим образом не привлекали меня. Я всем сердцем завидовала артисткам театра, балета, цирка. И вообще любой кухарке, которую не касался закон об обязательном замужестве.

«И на кой черт нашему королю столько аристократов!» - искренне недоумевала я. – «Сбежать бы отсюда, и дело с концом».

Но смелости на побег мне всегда не хватало.

«Наверное, в последний миг я решусь на него.»

 Но сейчас меня все устраивало. Все же нежится на мягкой постельке в окружении слуг куда приятнее, нежели спать в общем таборе артистов.

Поднявшись с постели, я отбросила мысль о коричневом платье, и надела закрытое, но довольно милое розовое платьице с объемными воланами на рукавах. Расчесала волосы и распустила их по плечам, обула короткие ботиночки и набросила на себя теплую накидку. На улице явно было холоднее, чем вчера. Март в этом году выдался морозливым.

Мне захотелось прогуляться по парку. Я всегда любила аккуратные сады Равеля. Поэтому я натянула на руки перчатки, подозвала к себе Юдина и вышла из своего убежища, переполненная решимости постоять за себя, в случае, если Джеффри вновь осмелится ко мне приставать.

В покоях сестер стояла тишина. «Они наверняка проспят до обеда», - сделала вывод я. Это мне всегда хватало пару часов, чтобы выспаться. Марлен и Ребекка же всегда были сонями.

Замок был полон прислуги бегающей из комнаты в комнату, чтобы привести дворец в надлежащий вид. Готовился пышный прием, и здесь нельзя было упасть в грязь лицом. Герцог не простит ни единой оплошности. Вот слуги и трудились, словно пчелки.

Сады замка простирались с восточной стороны до самого горизонта, обрамляя берега реки. Перед нижним сквером открывался великолепный вид на равнину с маленьким ухоженным парком. Немного дальше был расположен огород, на котором выращивали около трех сот сортов фруктов и овощей. Сегодня люди трудились и там. Не говоря уже о десятках подростков, что мели парковые дорожки.

Только предстояла пора цветения и весенних ароматов. Природа готовилась к возрождению. Это не мешало мне любоваться красотой правильно рассаженных клумб и кустарников. Напротив, глаза не заслепляла излишняя зелень и бахвальство лета. Вокруг царили коричневые, серые и голубые краски.

Юдин последовал на прогулку вместе со мной. Он весело оббегал вокруг меня и устремлялся в погоню за местными котами, которые, как огня боялись нового обитателя их дома. Ему нравилось щипать приглянувшуюся травку, и пить речную прохладную воду.

«Вот, кто избавлен от всех бед и забот. Юное красивое создание, которому позволено подчиняться природным инстинктам. Именно они вскоре отберут у меня его компанию. Но я не стану насильно удерживать около себя дитя леса. Пусть живет там, где ему по нраву».

После долгих скитаний среди тонких черных деревьев, я присела на одинокой лавочке посмотреть на бурное течение речушки. Мои мысли были светлыми и чистыми, как воздух этих мест.

«Если бы я вышла замуж за Джеффри, то в будущем могла бы стать хозяйкой всего этого. Как жаль, что кузен оказался не в моем вкусе. Здесь я способна была обрести счастье».

Не то, чтобы дома меня сильно обижали. Нет. Просто я всегда ощущала, что я недостаточно любима. Словно белая ворона. Я отличалась смелостью и решительность. В то время, как вся моя семья была очень медлительна и меланхолична. Они уважали меня, но не понимали. Как и я их.

Тихое чопорное семейство. Мои родители ни с кем не водили близких знакомств. Даже с дядей граф длительные годы был в ссоре. Когда мои сестры и я повзрослели – настал черед выбирать женихов. Или женихи должны были начать избрать нас. Я не знала. Понятно было лишь одно – детство заканчивалось и мне предстояло рано или поздно покинуть родное поместье.

«Батюшка переживет разлуку со мной спокойно, я вижу это. А вот матушка… ей будет тяжело. Несмотря на нашу с ней разность в характерах, она любит меня. И всегда заступалась за меня перед строгостью отца».



Charlotte Bonaparte

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться