Только пожелай

Размер шрифта: - +

Знакомство

– Амина, Амина, проснись! Вот злодейка, как ты могла поступить так со мной? – слегка повысив голос, Лера пыталась разбудить свою сладко посапывающую сестру. Её поведение было вызвано скорее нетерпением, чем негативными эмоциями. Когда та наконец проснулась, нарушительница покоя наигранно надула губы и залезла к ещё ничего не понимающей сестре в постель, заодно стянув всё одеяло на себя.

– Ну и чего ты раскричалась? – сонным голосом, приоткрыв один глаз, проворчала заспанная девушка.

Пытаясь отвоевать одеяло назад, Амина слегка приподняла голову, чтобы взглянуть на объект шума... Улыбка бессознательно задержалась на лице, впрочем, неудивительно... Посмотрев на Леру в данный момент, было просто невозможно удержаться от хохота. Собственно, она и не удержалась, хотя честно пыталась это сделать. Лера никогда так не выглядела: слегка покрасневшие глаза, губы поджаты и дрожат, гримаса, не поддающаяся описанию. Более нелепым был разве что её общий вид: сама еще в пижаме, волосы не причесаны и выглядели чуть лучше птичьего гнезда, а само лицо было всё ещё примято после сна в неудобной позе. Понимая причину несвойственного сестре поведения, Амина веселилась вдвойне.

– Брошенного щенка изображаешь? – прыская от смеха, спросила девушка, попутно вытирая глаза от слёз.

– Чего? Не вижу повода для веселья!.. Ну, я тебе покажу!.. – Лера сделала обиженное лицо и начала щекотать соню. – Можно подумать, ты с утра как с обложки журнала выглядишь! – пристыдила её обиженным тоном и принялась щекотать с ещё большим усердием.

Больше не в силах терпеть пытки - а для Амины щекотка таковой и являлась - заливаясь смехом, девушка практически промычала:

– Хорошо-хорошо, я сдаюсь-сдаюсь! Всё тебе расскажу в мельчайших подробностях. Только давай сначала примем душ и приведем себя в порядок, а уже потом за чашечкой чая все обсудим. Поверь, у меня был трудный день вчера.

– Ты надо мной издеваешься? Да я спать не ложилась, сидела в кресле, тебя ждала! Позже, конечно, усталость взяла своё... Так что прямо там я и уснула. Не хочу это признавать!.. – стыдливо опустив голову и прикрыв лицо ладонью, Лера набрала полные легкие воздуха и, закрыв глаза, на выдохе продолжила: – Я проснулась от того, что похрапывала. Вероятно, и спала с открытом ртом, а то пижама была вся мокрая от слюней. Никому только не рассказывай, особенно Илларионову, – придав суровости виду и пригрозив пальцем, приказала она.

– Ты же знаешь, я молчок, – показав жест у губ закрывающейся молнии, заверила она сестру.

Взяв с Амины обещание молчать, Лера вернулась к своему маленькому спектаклю:
– Несмотря на это, представь себе, в первую очередь я побежала к тебе! – уже наигранно похныкивая, не забыв сделать печальное лицо, она смахнула несуществующую слезу.
После небольшой паузы добавила:
– И, между прочим, я ещё и упала, на затёкших ногах, но даже это меня не остановило! Я часть пути ползла... – уже откровенно хохоча, пыталась разжалобить Амину Лера. – А ты говоришь мне "Душ... Чай…". Ты же не можешь со мной так поступить, правда?

– Ну, актриса, по тебе театр плачет! Я очень сожалею!
Амина, хитро улыбнувшись и прищурив глаза, стала манипулировать сестрой, ударяя по самому больному – любви к сладостям.

– Шоколадное пирожное с фруктами и нежным кремом, который тает и обволакивает рот своей нежностью, представь, ты его кусаешь и вкусовые рецепторы сразу начинают пищать от восторга... Такое извинение исправит это недоразумение?

– Не в этот раз! Сама знаешь, какая я любопытная, подкуп неуместен!

– Бог ты мой, ты только представь этот шикарный аромат, который то и дело щекочет твои ноздри, – облизывая губы и делая блаженное лицо, Амина продолжила завлекать сестру. – Ох уж этот пропитанный бисквит, так и просит: «Больше, еще больше отведай моих вкусных, хорошо пропитанных слоев». Ты просто не можешь отказаться от таких извинений, правда?

– Вернеры не продаются!.. – уже менее уверенным тоном был дан ответ. Сощурившись и сделав даже не затянувшуюся паузу, Лера всё же сдалась. –  Где там твоё пирожное? Давай его сюда...

– Ну вот, это другое дело.

– Да, надеюсь, твои пирожные и правда хороши. Иначе никак нельзя унять мою боль из-за моей злостной сестрицы.

– Милая, я все понимаю: молодость, нетерпение, всё самое интересное ты умудрилась пропустить... Все же настаиваю, чтобы мы начинали разговор, когда мой мозг, зарядившись кофе, начнёт соображать.

– Вот тоже мне, как скажешь что-нибудь. Так и быть, будет по-твоему, но времени у тебя час! После чего жду тебя на кухне.

– Так точно, госпожа Валерия! – отшутилась  Амина и, подняв руки вверх, дала понять, что сдается. Амина, конечно, была бы не Аминой, если бы в конце забыла показать язык. Лера тоже не осталась в стороне и кинула в сестру, еще не совсем отошедшую ото сна, декоративной подушкой.

– Ах, ты так, значит, со старшими! Ну, держись…

Устроив шуточный бой, Амина всё же подцепила сестру. – Так, я смотрю, пыл и любопытство в тебе поутихли?

– Ну уж нет! Счетчик включен, часики тикают - тик-так, тик-так. Времени у тебя уже сорок пять минут, а меня ждут пирожные.

Бросив в застывшую от негодования Амину подушкой, она горделиво задрала подбородок и походкой от бедра вышла из комнаты, обернувшись перед дверным проёмом, игриво подняла одну бровь вверх и подмигнула.

Амина, усмехнувшись такому поведению, проворчала:

– Как ребёнок, ей-богу.


Сестры Вернер всегда были дружны, практически не разлей вода. Вот уже семь лет как они вернулись на родину их матери, папа у них был наполовину немцем, наполовину русским, а мама эмигранткой из России.
В детстве девочки часто путешествовали с родителями по всему земному шару, долго не задерживаясь на одном месте. 
Так и ездили они, разглядывая красоты мира, пока однажды не наткнулись на чудный городок. Анна и Абелард Вернер решили, что пора остановиться и обжиться. Покоривший их город был окружен лесами, полями, реками и просто утопал в зелени, а сам  был словно отсечён от остального мира. Попав в это место, они больше не могли его покинуть,  посторонние и мимо проезжающие люди здесь практически не появлялись. Девочки провели здесь немалую часть жизни, крепко любя это место, пока однажды уже повзрослевшая Амина не решила, что застоялась и ей чего-то не хватает.
 Она пришла к выводу, что хочет найти собственный путь в жизни, её всегда манила родина матери. Бабушка с дедушкой – родители отца - рассказывали часто чарующие истории: о русской зиме, о природе, традициях, праздниках, о необычайном великодушии населения этой страны. Да и у мамы было в запасе немало баек из своего детства. Еще там познакомились их родители, они неоднократно рассказывали им историю их знакомства... Так что побывать в России они мечтали с самого детства. Когда они там были последний раз, были слишком малы, чтобы что-либо запомнить.



Ирина Кармелевская

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться