Только так. И никак иначе

Размер шрифта: - +

Глава 33

 

Подмосковье. Январь 1999 года. Полна горница людей

 

Когда Иван Афанасьевич вволю изучил сундук и его содержимое, а все остальные основательно замёрзли, они собрались в гостиной, водрузив находку на маленький стол и усевшись вокруг. Злата повернулась к Павлу и спросила:

- Как ты думаешь, а не может быть, что именно из-за этого сундучка тогда чуть не обвинили в краже Ольгу Васильевну?

Павел задумался:

- А ведь похоже! Она нам сказала просто, что пропало что-то ценное, так, может, речь как раз о сундучке и шла?

Лялин возмущённо рявкнул:

- Эй вы, искатели сокровищ и приключений на свою ж… - Он наткнулся на насмешливый взгляд Павла, осёкся и поправился, виновато глядя на Злату, - на свою ж…жизнь! Ну-ка говорите яснее!

Злата снова пояснила:

- Ольга Васильевна, рассказывая о генеральской семье, упомянула и о неприятном инциденте. В то время, когда она работала здесь, в доме произошла кража, а генерал в сердцах обвинил её. Потом извинился, правда, но пропажа найдена так и не была. Только вот что исчезло, она не сказала…

- Сейчас узнаем, - Павел встал и пошёл к телефону. - Ольга Васильевна мне свой номер дала. Вот позвоним ей и... - Он посмотрел в записную книжку и покрутил диск старого чёрного аппарата, - Ольга Васильевна! Здравствуйте! Это Павел Рябинин, новый хозяин Дома… Да… Да… Злата хорошо, спасибо. Вот рядом сидит... Ольга Васильевна, а вы не могли бы сказать, что пропало тогда у генерала?.. Ну да, когда он на вас подумал… Так… Ничего себе… Ага, понятно… Спасибо, Ольга Васильевна, я вам попозже ещё позвоню и всё объясню, если позволите. – Он с грохотом положил трубку и обернулся к сидевшим, вытянув шеи, Злате и Лялину:

- Тогда, летом семидесятого года, из дома генерала Федотова пропал сундучок с сокровищами.

Лялин вытаращил глаза:

- Что за бред?

- Да никакой не бред. Внуки генерала играли в пиратов, собрали по всему дому столовое серебро, в том числе и старинное, и многочисленные очень дорогие украшения генеральши, чтобы реалистичнее было. Порезвились, устали, сундучок приволокли и взгромоздили на стол в гостиной, то есть вот здесь, и оставили. А потом он пропал. С концами. Так сундук никто и не нашёл. Вернее, выходит, что мы и нашли.

Лялин задумался.

- Когда, говорите, вы узнали про «сокровища», будем уж их так называть для простоты, в субботу?

- Да только что. Ты же слышал. В субботу Ольга Васильевна упомянула только про факт кражи, без подробностей. Нам было неудобно расспрашивать, а она сама не сказала, что именно пропало.

- Кому рассказывали?

Павел и Злата переглянулись, пожали плечами.

- Я никому.

- Я тоже.

- Да нам и в голову не пришло никому рассказывать. Кому интересна пропажа, случившаяся аж в семидесятом году? Не Янтарная комната и не библиотека Ивана Грозного, чай.

- То есть получается, вы никому не говорили, под «никому» я имею ввиду абсолютно никому, а не то, как часто бывает: «никому, только папа с мамой слышали, а также дворник дядя Ованес».

- Да точно никому.

- И никто случайно не мог услышать?

- Не мог. В субботу у Натальи был выходной, дедки мои тоже по выходным сейчас отдыхают. Так что в доме были только мы со Златой и Ольга Васильевна. Сейчас зима, окна закрыты, подслушать с улицы никто не мог.

- Тем не менее, как только вы в погреб полезли, ты, милый друг сразу же по кумполу и получил. Непонятно…

- Да уж, это точно, - Павел потёр пострадавшую голову и поморщился, - надо ж было так лохануться. И зачем я, балбес, чемоданчик достал? Так бы треснули меня, я бы упал и всей массой находку придавил. Пришлось бы покусившимся остаться с носом – из-под меня они вряд ли бы смогли что вытащить.

В коридоре раздалась возня, недовольное кряхтение и покашливание. В гостиную вошёл старик. Лялин вскочил, подвигая ему кресло:

- Иван Афанасьевич, дорогой вы мой, ну что?

Дед бросил на него короткий загадочный взгляд, молча прошёл к огню и устроился в кресле, вытянув ноги и закрыв глаза, Лялин с грохотом потащил из другого конца комнаты второе кресло, чтобы сесть рядом.

Дед тем временем погрел руки над огнём, повозился, устраиваясь поудобнее и проворчал:

- Ну, что-что? Да нет там ничего! Что за стадо слонов там успело попастись? Все следы затоптали.

Злата, глядевшая на него во все глаза, пошла красными пятнами:

- Это я на четвереньках вокруг топталась, когда пыталась Павла вытащить… И бегала туда-сюда тоже я, за брезентом, потом обратно… Простите меня, Иван Афанасьевич.

Старик коротко посмотрел на неё и, смягчившись, добавил:



Яна Перепечина

Отредактировано: 29.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться