Тридцать дней лета

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

- Гад ты, Соколов. Я, наверное, могла уехать, - лениво протянула Лиза, натягивая одеяло – если не сказать, что пародию на одеяло, - на плечи и пытаясь вновь задремать. – Выгони петуха, пожалуйста.

- Нам вставать надо, - Владимир, вместо того, чтобы немедленно отправиться изгонять назойливую птицу, придвинулся к Лизе ближе и поцеловал её в щёку.

Ну, точнее, намеревался поцеловать в щёку, почему-то промахнулся, попал в плечо, и Лиза отмахнулась от него всё тем же краем одеяла. Отодвигаться не стала. У Соколова, во-первых, были тёплые руки, а во-вторых, тёплое всё остальное, и в довольно холодное, как для лета, утро прижиматься к нему куда приятнее, чем к лазящему по кровати петуху.

- Кто-то опять открыл дверь в дом, - сонно сообщила она. – Который раз подряд. Я тебя просила разобраться вчера с этим.

- Я выгнал всех животных и закрыл дверь.

- Ну так это не решило главную проблему! Её вновь открыли!

- Не ворчи, - вздохнул Владимир. – Как-нибудь разберёмся с тем, кому делать нечего… - он придвинулся к Лизе ещё ближе и поцеловал её уже более настойчиво. Сомнений в том, что он не промахнулся мимо щеки, а нарочно поцеловал в шею, не возникло уже никаких.

- Прекрати, - Лиза попыталась отгородиться одеялом, повернулась на другой бок – как назло, это оказалось плохим решением проблемы – теперь она лежала лицом к лицу с Соколовым, и следующий поцелуй пришёлся уже в уголок губ. – Соколов, перестань! Пока ты не решишь проблему с петухом, я не намерена с тобой разговаривать! И тем более, - она вылезла из-под одеяла, вместе с ним избавившись и от возможных посягательств на собственную честь, - ты мне уже который день обещаешь, что этого не повторится! Вчера говорил, что петуха больше не будет. Позавчера…

- Проснулся с ним в одной постели и увидел, что моя начальница с преступным элементом направляется в сторону полей.

Лиза отмахнулась и скрылась за шторой.

Вчера они с Владимиром пытались как-то разграничить личное пространство. Она настаивала на том, чтобы Соколов перестал лазить в её кровать, и тот нашёл отличный способ этого больше не делать – объявил оную общей и ложился туда вечером, не размениваясь на пол. Но штору всё-таки повесил, и теперь Лиза могла переодеваться, не беспокоясь о том, что за нею подсматривают. Штора, конечно, была старая и с дырой, но сквозь дыру незаметно можно было рассматривать только ноги ниже колена.

Учитывая то, что вся одежда, оставленная дядюшкой, и так открывала эту часть Лизиного тела, она предпочла не возражать. К тому же, они всё равно спали рядом, и приходилось регулярно отмахиваться от Соколова и возмущаться, когда он позволял себе лишнее.

Она спешно натянула на себя самую тёплую и закрытую одежду, которую только имела, и мысленно прокляла ставшее вдруг холодным лето. Дядя, разумеется, рассчитывал на невесть какие Мальдивы или хотя бы Бали, и Лиза сама виновата, что сидит в селе Лучинец какого-то невыговариваемого района, но почему постоянно должен лить дождь?

Хлопнула дверь, раздалось возмущённое кудахтанье – Владимир выпихал петуха из дома. Лиза тем временем стянула его рубашку и завернулась в неё в надежде хоть немного согреться.

- Там опять дождь? – поинтересовалась она из-за шторы, застёгивая все до единой пуговицы.

Прекрасно. Эта рубашка длиннее, чем эти проклятые шорты. Чем только думал дядя? У него вообще есть голова, или вместо неё – котелок, умеющий придумывать своей же племяннице неприятности?!

- Не опять, а всё ещё, - поправил её Владимир. Судя по шуму, он тоже одевался, и Лиза в который раз позавидовала – у него-то есть тёплые штаны! А у неё из тёплого только собственные волосы, вот иди и укрывай ими плечи, если замёрзла…

- И что, никаких следов? Опять? – уточнила Лиза, выглянув наружу. – Володя, а что у нас на завтрак?

- Яйца. Жаренные, варенные?

- А откуда у нас яйца? – удивилась девушка. – Вроде ж закончились вчера…

Соколов таинственно усмехнулся.

- А ты загляни на кухню, сама увидишь.

Лиза нахмурилась. Сюрпризы ей не нравились. В этой дурацкой деревне никогда ничего хорошего не случалось, зато плохого – хоть отбавляй! А потом ходи и думай, как разобраться со всеми неприятностями, которые свалились на голову!

- Всё равно не понимаю, почему нельзя прямо сказать!

- Потому что будет упущен необходимый эффект.

Лиза закатила глаза. Она ни на какой эффект и не рассчитывала. Сказал бы – и только! Тем не менее, пришлось, подрагивая от холода, ползти на кухню.

Яйца действительно были, в углу, куда она затолкала тряпки, которыми мыла вчера пол.

А ещё была курица, слезавшая из импровизированного гнезда.

- Да что ж это такое! – возмутилась Лиза. – Ещё только куры у меня здесь не неслись! Я… я сейчас сама найду этого нарушителя спокойствия. И все волосы ему выдеру! Все до последнего волоска! - Наверное, - нехотя отметил Владимир, наблюдая за тем, как Лиза, боящаяся обычно, что её клюнут, подхватывает на руки ненавистную курицу, - мне надо заделать дыру в заборе…

- Да что ты говоришь! – фыркнула она. – А то раньше нельзя было этого сделать?

- Дождь, Лиза. Ты б не шла под дождь…

- А я пойду! – упёрлась она. – И пусть тебе будет стыдно!

- Если я буду чинить забор под дождём, - запротестовал Владимир, - ты первая будешь ругаться, потому что я заболею, а потом каким-то таинственным образом тебя заражу.

Лиза проигнорировала его возражения.

На улице опять была противная морось. И это надо было оставаться в жалкой деревушке, чтобы сидеть в здании целыми часами! Лиза уже б и в огород полезла, так ведь там болото! И сплошные куры, гуси, коровы!..



Альма Либрем

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться