Турнир четырех стихий

Размер шрифта: - +

Глава 39. Битва противоположностей

Рина смотрела Четвертую игру с разрывающимся от боли сердцем. Видеть, как избивают Родерика, было невыносимо. У нее возникло две идеи. Первая – сейчас же пойти и взорвать Академию Трист. Вторая – подождать до утра.

Она не понимала, зачем сражаться в Турнире, если это требует таких сильных эмоциональных, физических и временных затрат. Зачем жертвовать жизнью и магией? Разве не легче, просто учиться в Академии и делать то, что у тебя получается лучше всего?

Во время Четвертой игры, Рина осознала, что Турнир для ее друзей – это не просто игра, а нечто большее. Иначе Родерик бы не рисковал возможностью применять магию, которой так сильно дорожит. Друзья выбрали для себя судьбу игроков, и она либо последует за ними, либо станет обузой.

Слабая, болезненная девушка, отказывающая применять магию – вот, кем она была сейчас.

Второй раз эффект неожиданности не сработает. Теперь все знают, что она – маг энергии, и будут действовать осторожней.

«Бесполезная».

Впервые это слово болью отдалось в сердце.

Раньше осознание собственной беспомощности ее не тяготило. «Слабая, значит безвредная», – вот, как она думала. Она была волком, у которого отобрали клыки, хищником, который боится собственной силы.

Приход Оливера все изменил, перевернул ее душу верх тормашками. Как же ярко он сияет. Она не могла найти в себе силы для того, чтобы отвернуться, и… ненавидела себя за это.

Эмоции, инстинкты, потребности, страхи – все это тугим комком переплелось в ее душе, и разрушилось в тот момент, когда она увидела Родерика, принимающего удары, один за другим… один за другим… еще и еще…

Внутри ее что-то сломалось, рухнула печать, запрещавшая ей быть сильной. Раньше у нее была причина отказываться от своей силы. Сейчас у нее появилась причина ее вернуть.

Когда она сказала об этом магистру Астериусу, он не задал ей ни единого вопроса и приступил к обучению, став донором.

Учеба давалась легко, и это – бесило. Тяжело принять то, что ты создана для поглощения магия. С каждым днем ее самочувствие улучшалось, усталость, сонливость и головокружения исчезли, она чувствовала себя бодрой и отдохнувшей, как никогда в жизни.

Когда Оливер предложил партнерство, это стало для Рины настоящим шоком, внутри все сжалось, подушечки пальцев закололи от предвкушения, но осознав это, она стала сама себе противна. Рина хотела быть одновременно как можно ближе, и как можно дальше от него. И ничего не могла сделать с этими противоречиями.

Магистр Астериус подробно проинструктировал Оливера о том, как нужно передавать магию. Как ни старался, он не смог скрыть тот шок и ужас, который испытывал. При этом в сердце Рины будто вонзили остро наточенный нож. Во время тренировок она замечала все: панику во взгляде, дрожащие руки, и два слова, искажающие черты его лица.

«Ты чудовище».

В душе у Рины появилась робкая надежда на то, что если хотя бы один сильный маг ее примет, по-настоящему, искренне, то и она сможет принять себя. Но хуже всего то, что Оливер старался. По-настоящему, очень сильно, старался. Но просто не был на это способен. Видимо, есть вещи, которым сбыться не суждено.

– Хватит, – Рина резко встала. Тренировка длилась уже два часа, и с каждой минутой все становилось только хуже.

– Ты куда? – удивился Оливер.

– Я так больше не могу.

– Что? – такая постановка вопроса его удивила. – Не можешь?

– Да.

Оливер рассмеялся, нервно, неприятно.

– Значит, тебе придется потерпеть. Мне намного сложней. Если я до сих пор не сбежал, то и ты не должна этого делать.

– Вот именно. Ты считаешь себя жертвой. Так ничего не выйдет.

– По-моему все очевидно. Я – даю, ты – получаешь. Это далеко не взаимовыгодный обмен. Нас объединяет только одно – общая цель.

Оливер не отрывал от Рины внимательного, пристального взгляда. Это – живое воплощение всех его страхов. Длинные спутанные волосы, челка на пол лица, черные лохмотья.

Последние дни он мог думать только об одном: «Пусть этот месяц будет просто дурным сном». Пусть ему приснилось то, что его назначили капитаном, и то, что ему пришла в голову безумная идея сотрудничать с магом энергии. Он, конечно, знал, что это будет сложно, но не настолько.

Рина стояла неподвижно, а потом за какие-то три секунды оказалась возле него и положила его ладонь себе на щеку. Оливер вздрогнул.

– Ты даже не можешь ко мне прикоснуться.

Рина хотела уйти, но руки Оливера легли ей на талию и он привлек ее к себе. Она казалась такой маленькой, такой хрупкой, и он почувствовал исходящее от нее тепло, человеческое, приятное. Страхи, стереотипы, в этот момент все стало не важно. Один инстинкт сменил другой. Он коснулся ее щеки, нежно, осторожно. И… ничего не произошло, земля под ним не разверзлась, молния не ударила.

Лес одарил их тишиной. Ветер колыхал ветви деревьев, и вокруг не было ни души. Они так и стояли, минуту, вторую…

Рина боялась пошевелиться, боялась дышать.

Рука Оливера плавно переместилась вниз, и он осторожно прикоснулся к ее руке, создавая искру. Вместо страха, он ощутил тепло, и то, как с него спали железные тиски. Дышать сразу стало легче и свободней. Он направил энергию, сосредоточив ее на кончиках пальцев, и ощутил, как руки Рины впитывают ее. В этот момент он не испытывал отвращение, не чувствовал себя ограбленным, а наоборот испытывал теплое умиротворение. У них получилось. Первый раз за все время получилось.

Рина уткнулась носом в его грудь и не шевелилась. Все вдруг стало таким правильным, таким, каким и должно быть.

Оливер остановился возле Академии и оперся спиной об стену и смотрел, как заходит солнце. Он редко обращал внимание на красоты природы, но сегодня с каким-то странным отстранением смотрел, как по небу плывут облака, на его губах играла улыбка.



Диана Шафран

Отредактировано: 08.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: