Уроки правильной ориентации

Дамские угоды

Ну зачем им непременно я? Роня сползает на стол и прячет лицо в ладонях.

— Вы что… я не могу!

— Почему? — холодно хмыкает мама. — У тебя кто-то есть?

— Н-нет… — Роня мотает головой. Она смущается и вся как-то тает, словно мороженка. Эта девчонка не из трусих, на неё смотрят десятки и сотни, когда она танцует, но сейчас просто сжимается в комочек, точно ей предложили на публике догола раздеться. 

— Тогда что? — Ника тоже озадачивается и недоумевающе моргает. — Знаете, мне почему-то в голову Роня и не пришла… Хотя почему нет? 

— Потому что — нет! — категоричней отрезает Роня.

— Почему? — не унимается маман.

— Потому! — мотает головой наша конфетка. — Не спрашивайте…

— Ронь, — я сажусь ближе и беру её за руку. — Ты влюблена?

— Нет, не говорите мне ничего, — она закрывает уши руками и плотно сжимает губы. 

 — Капец, — хохочет мама. — Ладно, с этой позже разберёмся. Ника? Ты с Тёмой… — она водит вдоль друг друга указательные пальцы и характерно присвистывает. Рубрика “Мама и секс”, хотя вообще-то она спрашивает про планы ребят съехаться.

— Поссорились! И… нет. Всё ещё проблемы! До того как поссорились, он в очередной раз завёл шарманку, что очень хочет, но боится меня разочаровать… Рин, мне та-ак надоело, — Ника бьётся лбом о стол. — Перед предками стыдно, они вечно спрашивают серьёзно ли всё у нас… мол, столько лет прошло, а я им что скажу? Мой парень живёт один, но я до сих пор не оставила у него зубную щётку!

— Треш, — вздыхает мама. — Прости, родная, но он е***й, чесслово. А теперь про Александра Великого… Ну Вер, он просто огонь! Я в жизни таких не встречала… Посмотри, у него фотки с фотосессии! С фото, блин, сессии! Ну звоночек… хотя в наше время, конечно, это норм… Блин, ну как двигается, — мама зависает над видео, где Саша танцует под современный трек, а потом спотыкается и смеётся. 

Улыбка у него — шик. Я засматриваюсь и не замечаю, как отбираю у мамы телефон и просто залипаю.

— А что за вампир? — между делом спрашивает маман и о-о-оп — девчонки синхронно поднимают головы.

— Чего-о-о?

— Ой, — хихикает мама и машет рукой. — Сдала, сорян. Но мне реально оч интересно… Это капец, как круто… в кладовке… объятия… поцелуй… м-м-м...

 — Мам, блин! — рычу я, но шила в мешке не утаишь так или иначе. — В общем, помните ту самую вечеринку? — нехотя делюсь секретом, который удачно хранила несколько дней. — Я убегала от Олежки… — бросаю суровый взгляд на маму, потому что она раскачивается и подпевает пошедшему по второму кругу плей-листу “Я люблю тебя… как в самых попсовых мотивах…”. Маман тут же прекращает и с видом послушной девочки, складывает ручки на коленках. — И зашла в кладовку, споткнулась-упала-попала в руки… парню. Он меня подхватил, защитил от Олежки и… поцеловал. 

Подруги обмениваются взглядами, слегка растерянно на меня, а мама восторженно восклицает:

 — Круто же? — Ненадолго у неё хватает удержу, ёрзает теперь на стуле и подпрыгивает, как маленькая девочка.

— О-хре-неть, — Ника просто теряет дар речи.

— О-чу-меть, — шикает Роня.

— Я его не видела толком! Это так было… ми-ми-ми, — я превращаюсь на секунду в девочку-девочку, и расползаюсь по столешнице, а мама гладит меня по голове. 

— Ну просто шик. Думаю, что он нереальный красавчик и ходячий секс. Надеюсь. Очень! 

— А что с твоим ходячим сексом? — переводит тему Роня, подпирая голову кулачком. Она уже отходит от вопросов про влюблённость и теперь выглядит более-менее спокойной.

— Ой! Вот как у Ники, но наоборот! Жить переедь! Переедь! Переедь! Переедь! Фу, блин, капец. Не хочу… пятнадцать лет всё было ок, и тут на тебе! Семью захотелось. Глаза б мои не видели…

— А мне нравится “мистер-идеальный-дядя”, — кривлюсь я. — Если бы ты разрешила нам встретиться, я бы его, пожалуй, звала папой… — почти мечтательно.

— Ага, а потом он бы попросил у меня сынОчку. Нет уж, плавали — знаем, — отрезает мама. — Никакого мнимого чувства отцовства. Он и так слишком часто задаёт вопросы “а как там моя Верочка?”. Никак! — мама кривится в ответ и делает большой глоток вина. — Лучше вернёмся к гею! — настаивает нарочито строго. — Давайте-ка вот что! Во-первых… — она достаёт телефон. — Чтобы я была в курсе, пора активировать наш чат, да? — вскидывает вопросительно брови.

Она роется в “телеграм” и отправляет смайлик в чат “Дамские угоды”. Всем нам приходит уведомление, а попутно ещё почти трём десяткам стюардесс и просто маминым подругам. 

Это вроде бы как новостная колонка для узкого круга людей, где любой может задать тему разговора, и никто не знает по сути имён участников. Мне вот частенько кидает советы некая “Клара Коралова”, а кто она? Откуда? Почему зовёт меня Верунчик? Кто знает… 

Зато импонирует, что вот так можно общаться близко с по сути незнакомыми людьми. 

Примерно как рассказать первому попавшемуся о себе, прекрасно зная, что он никому не проболтается, потому что не в курсе твоего окружения. А для девушки выговориться и получить совет со стороны — это же потрясающая с точки зрения психологии вещь!

— Так, дамочки, — мама пишет голосовое. — У нас новая тема дня. Перевоспитание гея! — значимо выделяет. — У кого какие мысли?

Мы дружно пшикаем. Я беру свой телефон и бросаю ссыль на инсту Александра.

Детективное агентство “Бабский чат”! Шпионские штучки “женская солидарность”. Клуб анонимных воспитательниц “Традиционной ориентации” можно считать открытым!

— Это наш экземпляр, девочки. Цель — перевоспитать! Какие идеи? — моя голосовуха уходит вслед за маминой и… я не знаю, говорит за меня вино или то, что рядом мама, которая, как допинг, но шутка кажется убойной. 

Что и следовало ожидать — чат мгновенно оживает.

Примечание:

Прости, родная, но он е***й, чесслово.

Карина имела ввиду:



Ксюша Левина, Александра Ермакова

Отредактировано: 26.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться