Уровень ненависти: Сосед

Размер шрифта: - +

Глава 6. Вареники

Андрей

Никогда не считал себя слабаком, но сегодня определённо готов был дать слабину. Чертовски хотелось припарковать машину подальше от дома, перебежками добраться до подъезда и там тише мыши подняться на свой этаж и пробраться домой как воришка — без шума и пыли.

Не удержался, шлёпнул себя по лбу ладонью. Ну надо же быть таким идиотом! Бояться женщин.

Хотя, надо быть мужественным и признать, что женщины — самые опасные противники. А уж те, что положили на тебя глаз, да ещё и в самом что ни на есть матримониальном смысле — особенно!

Самое дурацкое, что я собственным неадекватным поведением лишил себя единственного шанса на спасение — Катиного внимания. Вместо того, чтобы очаровать девушку, повёл себя хуже некуда. Увидел её на пороге и испытал жуткое разочарование, подумав, что и она — из того же озабоченного замужеством племени. Где были мои мозги? Есть подозрение, что обронил в супермаркете у полок с чулками, пока фантазировал, как они будут выглядеть на её стройных ножках.

— Добрый вечер. Что–то вы поздно, — донеслось сверху и я вынужден был остановиться, задрать голову, поприветствовать старшую по дому, Лидию, кажется. — Много работы?

— Добрый вечер. Да, — ответил коротко, не желая вдаваться в подробности и продолжать диалог через окно.

Думал, нырну в подъезд и тем избавлюсь от необходимости поддерживать светскую беседу. Очень уж домой хотелось. Но не вышло. На втором этаже меня подстерегала приоткрытая дверь, из которой отчётливо доносился запах борща с чесночными пампушками. Каюсь, сглотнул слюну. Приманивает, коварная.

— Может, зайдёте на ужин?

Лидия Ивановна, или как там её, стояла в дверях в микроскопическом халатике роскошного бордового цвета. Кажется, женщины называют этот оттенок винным. Тёмная гладкая ткань не скрывала торчком стоящих сосков и приоткрывала снизу вид на красивые худые ноги до самого неприличного уровня.

Борщ и красивая голая баба — что впечатляет больше? Учитывая, что я голоден как волк, скорее, всё–таки борщ. Но цена тарелки — минимум бурная ночь со старшей по дому, и на мой взгляд это всё–таки дороговато. Если бы можно было обойтись только сексом, что ни говори, а Лидия хоть постарше меня, но весьма эффектна. Но ведь она наверняка захочет отношений, фату и прочую ненужную мне ересь. А в случае неудачи, так и вовсе испортит мне всю карму. Не плюй в колодец, как говорится.

— Благодарю за приглашение, я не голоден, — нагло соврал, не останавливаясь для беседы. Лучше уж показаться нелюдимым упырём, чем ежедневно подвергаться дамским нападкам. Обойдусь.

Или буду ходить сразу с девицами. Посторонними!

Отчего–то вспомнился взгляд Маргариты на Катеньку, когда я заглянул к ней в гости в не совсем приличном виде. Моё внимание может быть для неё опасным. Здесь то ли феромоны распыляют, то ли просто своеобразная атмосфера. Женщины определённо выбрали меня в качестве трофея, да и Катя утром прямо об этом сказала. Зря я думал, что это шутка. Не шутка.

— Ой, добрый вечер! А я вас знаю! Вы — наш новый сосед, Андрей Самойлов! — выдала симпатичная брюнеточка в спортивном костюме. — А я — Милана. Очень приятно познакомиться.

Голубые глаза девушки смеялись, когда она подмигнула и пронеслась мимо меня. Спортсменка. Или видела меня с утра и решила сделать вид, что и ей данный вид спорта небезразличен?

Чёрт, у меня уже крыша едет после вчерашнего. Вполне может быть, что и здесь есть нормальные девушки. Милана, похоже, из них. Даже не обернулась. Её веселит та ситуация, в которой я оказался. Или это тоже игра? Будет мне сопереживать, поддерживать, а потом, не успею оглянуться, проберётся в жизнь, в сердце и на специальную страницу паспорта.

Простите, дамы, но я убеждённый холостяк ещё лет на пять точно.

Ещё один этаж и всё. Надеюсь, остальная половина подъезда не изволит выбрать сегодняшний вечер для процедуры знакомства. С пирогами и блинами. Надо взять за правило ужинать в кафе или заказывать доставку на работу перед уходом. Дверной глазок — это, конечно, хорошее и безусловно нужное изобретение человечества, но бегать туда–сюда к двери в надежде, что это еда, и каждый раз обламываться — это перебор.

Я поворачивал ключ в замке, радуясь, что удалось обойтись малой кровью, никому не нагрубить, не съязвить жестоко, обидев соседок, когда на пятом этаже хлопнула металлическая дверь, лязгнула защёлка и раздался цокот копыт. Точнее, каблуков. Вместе со звуками донёсся и восхитительный аромат жареного лука с особыми сливочными нотками. Неужели, вареники с картошкой? Или пельмени? Мама всегда обжаривает лук на домашнем растительном масле, с запахом семечек, как в детстве, и добавляет в конце ложку сливочного домашнего масла, чтобы вкусовые рецепторы сошли с ума окончательно.

И здесь этот убойный аромат.

Перед глазами поплыло, рот наполнился слюной, а желудок издал жалобное урчание, намекая, что все мои принципы — чушь и блажь.

Кормите меня! Немедленно!

И ещё сметаны сверху.

И тарелку побольше! Можно из кастрюли. Или миски. В общем, из любой тары покрупнее.

Не очень разбираюсь в гипнозе и прочих психологических штучках, но уверен, лично в моём случае запах еды — самое действенное средство, ибо я замер как змей перед факиром и отсчитывал шаги спускающейся с тазиком пельменей или вареников дамы, надеюсь, в мою сторону.

Шаг. Глоток.

Шаг. Ещё глоток.

— Добрый вечер, Андрей, — раздался за спиной голос Маргариты.

Вздрогнул всем телом, выходя из странного транса, обернулся, машинально поздоровался.

Сегодня соседка была в симпатичном платье синего цвета, выгодно подчёркивающем её изгибы. Особенно красиво на синем фоне смотрелась серебряная кастрюлька, источающая умопомрачительный аромат.



Иринья Коняева

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться