В Цепях Вечности

Размер шрифта: - +

Глава 25.1

Когда Венора открыла глаза, за окном серел рассвет. Боли после вчерашних родов не было – камни-глаза за ночь затянули сделанные повитухой надрезы, но девушка все еще чувствует легкую слабость.

Она заставила себя встать, надеть платье, а сверху теплую жилетку.

«Будь всегда сильной, - всегда говорила ей мать, - слабость и безволие самые страшные враги».

Карт спит на полу, завернувшись в старую медвежью шкуру.

Девушка прошла через соседнюю комнату, отворила дверь, и в лицо ударил рассветный холод, согнав остатки сонливости. Она оказалась в небольшом дворе, где стоит колодец и какой-то сарай. Из-за высокого бревенчатого забора доносится шум реки.

Девушка направилась к калитке. Она каким-то образом знает, что произошло с мальчиком, и почему нигде не слышно его крика. Знает, что приютивший их хозяин дома бросил вчера ночью мертвого ребенка в реку. Однако Венора умеет держать себя в руках настолько, что не проронила ни слезинки. Она достала из кармана жилетки кисет с травяным порошком и тоненькими листами бумаги, пальцы привычно свернули самокрутку.

Венора не курила уже давно, и ей казалось, что она потеряла кисет с травой где-то в дороге. Но теперь он как нельзя кстати оказался в кармане. Как?

«Да какая разница», - подумала она.

Венора давно заметила, что какие-то мелкие вещи то появляются, то исчезают, также как иногда появляются странные воспоминания о том, чего с ней никогда не случалось и не могло произойти в принципе. Например, что они вместе с Картом и Лурином – не тем, что покоится теперь где-то в глубинах горной реки, а принцем, за которым они охотятся – скачут куда-то втроем, как будто они друзья или союзники, объединившиеся против общего врага.

Она вышла за калитку и подошла к текущей по склону реке. Ночью, когда Сармак бросал туда Лурина, дождь делал ее более полноводной, настоящим чудовищем, способным захватить и утянуть прочь даже горного медведя. Но теперь река спокойно течет вниз по склону горы.

Венора поднесла травяную самокрутку к губам, затянулась, но вместо крепкого бодрящего аромата лесных трав ощутила вкус плесени и гниения во рту. Брезгливым щелчком она отправила самокрутку в воду.

Девушка посмотрела вниз, туда, где поверх леса открывается необъятная долина с городами и деревнями. Где-то там Цитадель Ордена и Топор Пустоты.

- Когда мы с Картом получим Топор и соединим с магическими камнями, - проговорила она вслух, словно убеждая саму себя, - должен открыться путь к Жезлу Небесной Мощи, где бы он ни находился. Мы его добудем. Ради погибшего Лурина.

Но теперь, после всего, что она пережила по дороге в Мальгийскую обитель, девушка поняла, что уже не хочет власти над миром, ради которой она и Тириз Карт отправились в путь. А чего же ей хочется?

Ответ пришел из недр ее души, и девушка поняла, что это правда. Ей хочется ребенка, любви и спокойной жизни. А не власти над миром, сражений и беготни по всему Илуону.

Однако найти и собрать вместе все артефакты по-прежнему необходимо, Венора ясно это чувствует. Знает неким чутьем, даже не колдовским, а неким гораздо более глубоким. Но зачем? На этот вопрос ответить пока не в состоянии.

Девушке казалось, что они следуют чьей-то задумке, плану, где нет строгой последовательности, а важна только концовка, результат. Как в песне, которую поет пьяный бродячий менестрель, произвольно переставляя куплеты, заменяя одни слова на другие, не меняя при этом сути того, что поет.

Камни-глаза, лежащие среди перевязывающих ее лоно бинтов, заметно потеплели. Венора почувствовала приток сил, кровь по жилам побежала быстрее. На смену слабости пришло чувство голода. Вершины гор вокруг и земля вспыхнули розовым светом, приветствуя восходящее солнце.

 

Когда она вернулась в дом, Сармак и Карт уже сидели за накрытым столом. Они о чем-то говорили, но смолкли, как только Венора вошла. Тириз Карт приветливо улыбнулся.

- Как ты?

- Жить буду, - сказала девушка мрачно.

Она взяла расписную деревянную ложку и принялась есть горячий борщ, заедая толстым ломтем странного на вкус хлеба. Хлеб отдает легким запахом тлена, будто пролежал очень долго, но почему-то не засох. Однако зверское чувство голода не дело Веноре перебирать. К тому же она уверена, что это следствие перенесенных родов.

- Ты смотри, - сказал Сармак и улыбнулся в бороду. Венора заметила, что несмотря на круги под глазами после бессоной ночи, он держится бодро, - только вчера родила и уже на ногах. Никогда такого не видел.

Венора кивнула, придвинув к себе миску с гречневой кашей и кусками подгоревшего мяса. Все горячее, над миской поднимается едва заметный пар. Карт заботливо налил ей кваса.

- Так вот, - вернулся к прерванному разговору Сармак, - сами вы будете блуждать в этих горах до скончания века и ничего не найдете. Я не знаю, где находится Серая Цитадель. Но я опытный следопыт и знаю весь Салифский хребет, как свои пять пальцев. В молодости я часто уходил далеко охотиться. Никто в эти горы не забирался дальше меня.

- Значит, Чеко пошел в тебя, - сказал Карт с улыбкой. – Он тоже говорил, что побывал в каждом закоулке и каждой пещере в этих горах.



Юрий Молчан

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться