В Цепях Вечности

Размер шрифта: - +

Глава 27.1

Когда перед Картом с Венорой буквально выросли из-под земли четверо в звериных шкурах с топорами, он, закрыв собой девушку, молниеносно ударил одного, сбил с ног второго. В руках у него оказались их топоры, и он собрался напасть на ошарашенных противников. День выдался облачный, но сейчас солнце вышло из-за туч и светит Карту в спину, а его противникам - в лицо, ослепляя их.

- Берегись! – крикнул Сармак.

Из-за деревьев появились еще воины и взяли Карта в кольцо. Ему в спину и грудь уперлись наконечники копий, наемник услышал тугой звук натягиваемой тетивы. Чуть повернув голову в сторону, он заметил на деревьях лучников. Их лица раскрашены черным, сверкают только белки глаз.

На старосту и Карта с девушкой смотрят злые, суровые лица, худые, с выпирающими скулами.

Подошел крупный человек с бородой и непомерно широкими плечами. За спиной его висит секира в человеческий рост. Воины при его приближении опустили копья, почтительно расступились.

Лицо его в шрамах, неприветливый, цепкий взгляд скользнул по Карту, чуть задержался на Веноре. Наконец, он увидел Сармака, и зубы его блеснули в недобром оскале.

- Кто такие? – спросил он, снова глядя на Карта.

- Лазутчики, Бадраш, - начал было здоровяк в волчьей шкуре с разбитым носом, но шрамоликий жестом велел ему замолчать.

- Мы путники, - сказал Карт, стараясь, чтобы его голос звучал примирительно.

- Что ж напал на моих людей, если путник?

- Добрые люди не появляются у путников на дороге столь стремительно и внезапно. Так поступают только, когда хотят напасть. Я защищался, к тому же я никого не убил.

- Убить-то не убил, - кивнул Бадраш, - но ты покалечил моих сородичей. К тому же ты идешь через наши земли вместе с ним.

Он ткнул пальцем Карту за спину туда, где, опираясь на клюку, стоит хмурый Сармак.

- Он просто наш проводник, - заверила Венора.

Бадраш посмотрел на нее, как на пустое место.

- Молчать, когда разговаривают мужчины!

Девушка сочла разумным послушаться. С того дня, как началось ее путешествие с Картом, она научилась сдерживать быстро вспыхивающий гнев.

- Всякий, кто водит дружбу с врагами нашей деревни или принимает от них помощь, - продолжал Бадраш, - враг и нам. А тем более, когда идет по нашей земле.

Он сделал знак воинам.

- Связать им руки!

- Сармак, - сказал Бадраш, глядя на старосту с удовлетворенным блеском в глазах, - я давно ждал, когда ты или твой щенок попадете мне в руки.

- Чеко мертв, Бадраш.

- Значит, вместо него умрешь ты. А эти двое, - сказал он, кивая на Карта с Венорой, - будут смотреть. Дай сюда, ты и без нее прекрасно ходишь.

Он вырвал из рук Сармака магическую клюку.

 

- Куда нас ведут? – негромко спросил Карт идущего рядом старосту, пока воины вели их с Венорой вверх по склону. Под ногами все чаще попадается каменистая почва. Здесь начинались скалы, торчат из земли, точно зубы, что продырявили чью-то плоть и теперь не могут ее прожевать.

- Еще не понял? В их деревню, - буркнул Сармак. – Боги, надо же было так глупо влипнуть…

- Почему вы враждуете? – спросила Венора, с презрением отвечая на брезгливые взгляды идущих вокруг воинов.

- Это длится уже давно. Чеко, когда сбежал из дому, долгое время воровал в этой деревне еду, а потом и убил бедолагу, который его обнаружил. Бадраш знает, что это мой сын. Чеко сломал ему в тот раз ребро и сбежал, так что теперь этот коршун спит и видит, как бы отомстить. У нас, горцев, отец всегда отвечает за сына. Из-за известия о смерти Чеко я и забыл об опасности.

Сармак угрюмо сплюнул в камни и траву, добавил:

- Вот, что значит - старик.

 

Когда впереди показался частокол, а над ним две башни и в каждой по лучнику, Бадраш сделал знак воинам охранять пленников, а сам направился к открытым воротам. Карт увидел сквозь открытые створки празднично одетых женщин и девушек – поверх сарафанов цветные ленты и кусочки материи, в руках каждая держит по веточке дерева. Вместе с ними стоят празднично одетые мужчины.

- Женщины и селяне одеты нормально, – негромко сказал Тириз Карт Сармаку. – А почему воины ходят в медвежьих шкурах? В горах же есть руда, можно не то что кожаные доспехи – бронзовые делать.

Старик пожал плечами.

- Среди их богов есть звериные, воины и старейшины берут с них пример. Когда собираются на вылазку, мажут себе рожи, чтобы сделаться похожими на медведей.

Карт попытался пошевелить связанными руками, которые уже начинали затекать. Пальцы слушаются с трудом.

 

У ворот Бадраш разговаривал с тремя старика. У них седые бороды до пояса, одеты в медвежьи шкуры, опираются на резные посохи. Грязь, в которую за ночь превратил землю дождь, уже начала подсыхать.



Юрий Молчан

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться