В Цепях Вечности

Размер шрифта: - +

Глава 31 (финал)

Перед глазами принца вспыхнул яркий свет, в лицо ударило жаром. Он долго не мог сообразить, что именно видит, потом сквозь яркое огненное пятно проступили очертания ящерицы величиной с кошку.

По полу прошелестели лапы, ящерица оказалась возле Лурина.

Принц почувствовал, как на воротнике повисло что-то тяжелое. Лицо опалило горячее дыхание.

- Возвращаю тебе покой, который забрал, - услышал он знакомый детский голос.

Тимур. Ингерод. Отшельник. В захлестнувшей его апатии Лурин вспомнил вывеску над таверной «Сизый голубь». На ней - ящерица дерется с Соколом. В тот миг, у таверны, да и все время, пока казалось, что он странствовал, ответ был где-то совсем рядом.

Лурин ощутил, как его переполняет умиротворение. Тихая река понесла его прочь. Он не мог понять, жив он или мертв. В данный момент – это неважно.

На губах появилась легкая улыбка, как будто Лурин почувствовал облегчение. На миг, не открывая глаз, он как будто попытался приподнять голову, но тут же ее уронил. Черты лица на миг напряглись, заострились, но тут же волна напряжения отхлынула. Его дыхание выровнялось, и Лурин погрузился в сон.

Саламандра сверкающей молнией прыгнул через всю комнату на Картодалора. Лапы с коготками вцепились в лохмотья одежды.

- Конец твоим мукам, брат, - прошелестел голос ящерицы. Она резко повела головой. Из горла Богоборца хлынула кровь. Неподвижное тело провисло на цепях, и те отозвались тихим звоном. – Ты с сыном достаточно пострадал за меня. Я продолжу борьбу один.

Саламандра засеменил лапами и побежал выше. Повернувшись, он взмахнул пылающим хвостом. Раздался сухой щелкающий, будто удар кнута, звук, и Сокола, что забылся, клюя уже мертвую плоть, вынесло в окно.

Ящерица спрыгнула на пол, мягко приземлившись на все четыре лапы.

Ослепительно полыхнуло, и на миг она стала юношей, сжимающим Жезл Небесной Мощи в руке. Саламандра принял форму вихря и метнулся в окно вслед за Соколом.

 

Галивос парит в удалении от башни, сияющие крылья со звучным хлопаньем взбивают черно-серую пустоту. Птичьи глаза искрятся ожиданием.

Саламандра подлетел к нему. Оба теперь - среди бескрайнего пространства, смотрят друг на друга.

- Совлиаг…

- Саламандра…

- Наконец, я отыскал тебя, Сокол…

- Что с того? Ты слаб, Сотворивший-мир-людей. Сейчас – я сильнее… Тебе со мной не справиться…

- Но и тебе меня не одолеть…Неужели ты хотел этого – вечной борьбы?

- Ты слишком долго был среди людей, Саламандра. Для тебя и меня времени не существует. А, значит, нет и вечности.

- Не уходи от ответа…

- Очевидно, такова наша природа… Моя – подавлять во имя старого. Ты – восстаешь ради нового…сколько бы это ни длилось…

Они бросились друг на друга.

Сокол бьет сверху клювом, стараясь ухватить Ящерицу длинными острыми когтями. Стоя над пустотой, точно на прозрачном стекле, Саламандра присел на пружинистых лапах, отклонился всем телом назад и перешел в контратаку.

Сокол и Ящерица, два сияющих циклопических зверя сражаются в пустоте. Саламандра охвачен огнем, он попытался поджечь Сокола, но не смог.

Их силуэты принялись таять. С них будто начала спадать шелуха, открывая истинный облик. На месте Сокола и Ящерицы теперь бьются два черно-серых вихря. Они вьются друг вокруг друга, черноту освещают вспышки огня, но ни один не в силах уничтожить соперника.

Вокруг них кружатся или зависли на одном месте остальные вихри, жители Хаоса. Некоторые жадно, некоторые равнодушно – наблюдают за поединком старейшего среди них Совлиага и молодого отступника-Саламандры, поправшего все правила и каноны их Серого мира.

В схватке Совлиаг и Саламандра не заметили, как приблизились к бурлящему черно-синему водовороту. В Роднике Хаоса с шипением вращается и клубится тьма, сверкают всполохи синего огня.

Родник Хаоса оказался слишком близко. Саламандра обернулся, в его расширившихся глазах отразилась сияющая бездна. Совлиага потянуло туда вместе с ним. Забыв про бой, земной Владыка Хаоса стал отчаянно сопротивлялся, но невидимые руки водоворота – вцепились в него мертвой хваткой.

Родник поглотил Саламандру. Следом исчез Совлиаг. Остался только висящий в черноте огненный водоворот, похожий на цветок неописуемой красоты.



Юрий Молчан

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться