В паутине лжи

Размер шрифта: - +

10(4)

Я долго ему вслед смотрю. До тех пор, пока крупная, чуть ссутулившаяся фигура, не доходит до ржавых рыночных ворот и не сливается с потоком прохожих. Зачем мне эти цветы? Красивые, каких мой муж даже в лучшие наши годы мне не дарил. Перевожу взгляд на красный куст, выглядывающий из сугроба, и всё никак не решу, что теперь с ними делать... Жалко ведь!
- Это что? Подснежники такие? - Лиля, наплевав на мой наказ сидеть в киоске, высовывает голову на улицу и уже через мгновение ступает на грязный снег. Пока я задумчиво исследую алые бутоны взглядом, она изучает их на ощупь. - Пахнут вкусно! Мам, разве подснежники такие бывают?
- Бывают, - вру, но уж лучше так, чем объяснять четырёхлетней малышке, что это чужой дядя их маме принёс, и собственноручно отправил на верную погибель в ледяную вату. Оттесняю любопытную девчушку в сторонку и всё же поднимаю букет, торопливо смахивая холодный пух со стеблей рукавицей. Могу же в ларьке оставить... Правда, они и там помёрзнут.
- Лера! - только хочу прошмыгнуть в спасительное укрытие, как Анфиска застаёт меня врасплох, выглянув из-за угла. А вслед за ней и Женька, торопливо докуривающая ароматизированную сигарету. Одна бросает бычок себе под ноги и теперь растирает его подошвой, вторая снег сбивает со своих модных сапожек снег и, прыгая на месте в попытке согреться, указывает пальцем на неожиданный подарок. - Чего это он?
Я бы и сама не отказалась узнать. Ведь я ничего не сделала! Если кому и рассыпаться в благодарностях, так это мне, за то, что спас сначала от своего буйного прихвостня, а после позволил сохранить место до конца месяца.
- Влюбился, что ли? Ну ты, Лера, даёшь. С виду тихоня, а вон какие мужики головы теряют. И куда ты их? - теперь и к Жене возвращается дар речи. Разве что смотрит она на меня так, словно вот-вот случится что-то плохое. - Господи, он же убийца...
Шепчет, а я леденею.
- И что? Да хоть Усама бен Ладен! Что ему теперь женщина понравится не может? Ну и дура ты, Женька! Лер, не слушай её. Лучше скажи, что теперь с ними делать будешь? Твой же явно разозлиться.
- В киоске оставлю, - краснею от озвученного ей очевидного факта и оборачиваюсь на дочку - играет с собакой. Хорошо, что Яшка постоянно здесь крутится. - А хочешь, тебе отдам? Мне их домой нельзя...
Да и совесть заклюёт. Даже сейчас, прижимаю их груди, а никакого трепета не испытываю. Вроде женщина, должно быть приятно, а они мне словно гранитный камень руки оттягивают. Шипы предусмотрительно срезаны, а ладони всё равно колют миллиарды иголок, наказывая за мою глупость. Не стоило мне, вообще, с ним заговаривать...
- Хочу! Конечно, хочу. Пусть Михалыч понервничает, а то от него в последнее время и ромашки не дождёшься! А ты, не теряйся, - теперь и Анфиса кидает взгляд на ребёнка, - просто поаккуратней с ним будь. А то ушёл он какой-то смурной...
- Ага, - вступает подруга, поджигая вторую сигарету. - Взгляд такой, аж мурашки побежали!
- Обувь смени! А то этим валенкам уже лет десять! Мурашки... Давай сюда, - Анфиса забирает букет, ныряет лицом в нежнейший бархат, и довольная донельзя бьет по руке нашу курильщицу. - Не трожь. Я жадная! Скажу своему, что у меня поклонник завёлся.
- Да весь рынок видел этого поклонника! Донесут...
- С этим я как-нибудь разберусь. А ты кончай нагнетать. Подумаешь цветы!

 

Девушки, выкладываю пока небольшими кусочками. Перерыв был большой, трудно перестроится с одной книги на другую. Постараюсь давать 2-3 проды в неделю, если удастся чаще, тянуть не буду!



Евгения Стасина

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться