Вечная борьба

Размер шрифта: - +

Глава 5. Аби. Договор с Четверкой

Скинув с себя жилет, Абигайл села в кресло и налила из медного кувшина
бордового, как халафетский закат, сан-аланского вина. Пока бондари
клепают дубовые бочки, на склонах холмов южных провинций виноделы
выжимают лучшую ягоду в Либерии, чтобы затем купцы доставили напиток
халафетским курютам и их окружению. Воры, разумеется, тоже пьют это
вино, покупая бочку у торговца втридорога, чем та досталась бы курюту. «В
крови вора течет романтика, - сказал как-то раз Столен, - а какая романтика
без красного, приправленного щепоткой гвоздики и корицы»
Под землей стояла прохлада и сырость. Жарящий воздух Айри-Руби остался
за деревянной крышкой, открывающей вход в убежище Теней, «приюта
лучших воров и блистательнейших людей пустыни» - так рассуждает Столен,
оглашая очередную песню о каком-нибудь халафетском воре. По всему
Халафету тысячи и тысячи подобных подземных тайников. Как рассказывал
Абигайл отец, до того, как стать законными правителями халафетского
народа, курюты прятали здесь свои бесчисленные запасы. Потом власть
устоялась, а большие и малые правители стали неприкосновенны, боги
благословили их править южным народом, и нужда в тайных хранилищах
пропала. Те, что простой люд не присвоил под свои нужды, запустели. Так
было и с норой, пока Абигайл не решила, что Теням нужно убежище, о
котором, даже из числа членов гильдии впрочем, знают совсем не многие.
Вытянув длинные, сопревшие под бриджами ноги, Абигайл закинула их на
древний, но крепкий стол из черного дерева и устало потерла чуть загорелое
веснушчатое лицо, когда под одной из гранитных арок, изъевших
подземелье, показался Арай. Кожа друга была темной, почти как уголь,
мускулы на широкой груди выпирали, словно каменные, а мощные ноги
покрывали оранжевые шелковые штаны, подвязанные широким кушаком
лимонного цвета.
- Аби, - обрадовано воскликнул Арай, - Давно ты здесь?
Вор расплылся в улыбке, показав широкие белые зубы и, налив себе вина,
сел в кресло возле нее.
- Можно подумать, ты не слышал, как я спускалась?

- Ни краем уха, - засмеялся Арай, - Ты же у нас Ночная Кошка, а не я. Твой
удел красться незаметно и опустошать набухшие кошели богачей, а я - лишь
груда мышц, оберегающая тебя, - он постучал себя кулаком по груди,
сотрясая мышцы под лоснящейся смолянистой кожей.
Арай всегда тепло относился к Аби. Давным-давно, когда ее рост не
составлял и трех футов, Абигайл стащила золотой прямо из рук купца. Арай,
тогда еще только подросток, но уже рослый и сильный, околачивался с
шайкой неподалеку. Ребята тогда уберегли белокожую девчонку, с
хвостиком из ярко-рыжих волос, от рук правосудия, понарошку заварив
между лотков драку. Городская стража не смогла найти конопатой девчонки
в дерущейся толпе, а купец остался без золотого. Мальчишек, что были в тот
день с Арайем, ни одного уж с ними нет: кто-то умер от тифа, другие за
решеткой или занимаются «черными делами», а таким рядом не место.
«Черные дельцы»: наемные убийцы, похитители и торговцы рабами.
«Можно оставить человека без золота, без наряда, вышитого жемчугами,
даже без портков, коли на то пойдет, но каждый в праве на жизнь и
свободу» - до сих пор повторяет Арай. И эта истина впиталась в Абигайл
лучше, чем молоко родной матери, которой она никогда не знала.
Абигайл отпила вина и откинулась на мягкую спинку кресла.
- Где Ариари и Столен?
- Болтаются где-то. Ты же знаешь, им всегда мало. Готовы опустошить
каждый кошель в этом городе, а когда здесь деньги закончатся, они пойдут в
другой.
- Я слишком устала и хочу поскорее решить вопрос о принятии новенького.
Арай нахмурился.
- Так, принимай, - уставившись на нее, он пожал массивными черными
плечами.
- Без них не могу.
- Ты все равно сделаешь так, как считаешь нужным, Аби. Зачем нам каждый
раз собираться вместе? Чтобы выслушать друг друга и тут же благополучно
забыть?

- Дорогой, - видя, что глаза здоровяка округлились в несогласии, Аби
коснулась длинными тонкими пальцами его широкой темной ладони, и
заговорила так, словно они любовники, лежащие вместе в постели,- Решать
все вместе – наша давняя традиция. Не было ни раза, чтобы я не учитывала
твое, Ариари или Столена мнение. Ты же знаешь, как мне важен каждый из
вас.
К тому же это помогало ей отслеживать самих друзей. Никогда нельзя
оставлять дело на произвол судьбы, даже, если ты идешь с людьми рука об
руку многие годы. Да, и, в конце концов, когда-нибудь она покинет Тени,
купит себе просторный дом или даже построит небольшой дворец, заведет
семью, родит дочку и посвятит ей всю себя.
- Ты просто демон, Аби, - Арай одернул руку, изобразив дрожь, - Самый
настоящий демон. Иногда ты начинаешь вести себя так, что я забываю, с кем
рядом нахожусь.
С Арайем можно себя так вести. Она для него, словно что младшая
сестренка. Да, и потом, он знает о ее давней связи с Уиллом, хотя, добрых
чувств к нему не питает. С другими же нужно быть осторожнее. Столен
однажды, восприняв ее в серьез, без малого месяц задаривал корзинами с
хурмой, персиками, грушами и даже полевых цветов где-то нарвал.
Когда все четверо были в сборе, Аби уже захмелела. Мрачные низкие своды
норы казались такими уютными и домашними, что Аби захотелось петь, и
она попросила Столена достать флейту, и тот подыграл ей. Что может быть
слаще песни, приправленной хорошим вином и фруктами.
…Жадный стервятник над пропастью ждал,
Где души рабов лихой ветер ласкал.
Они хором спели ее любимую «Печальную историю» о сбежавших темной
зимней ночью рабах, храбро защищавшихся в узком коридоре ущелья от
натиска угнетателя, где все до единого погибли. После песни воры
приступили к обсуждению.
- Парень крепкий, нам нужны такие, - высказался Арай, - На одних дохляках
далеко не уедешь, иногда приходится и по морде дать.



Илья Балахматов

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться