Ведьмино Везение

Font size: - +

Глава 10. Полнолуние

Глава 10. Полнолуние

 

Веста

 

 

 

Липовый Месяц, Липец по Старому Календарю.

Сорок восьмой год эры Нового Бога. 

 

 

Кира и Веста шли уже третий день подряд, уходя от Змеиного тракта всё дальше. Эко по прежнему вел их за собой, паря темным силуэтом в ясном голубом небе. Стояла удушающая жара: палило беспощадное солнце, воздух был сухой и горячий, дул слабый, едва ощутимый ветер. Становилось легче только к вечеру, когда алое солнце устало пряталось, и прохладные сумерки накидывали своё серое полотно на небо. Тогда воздух наполнялся оглушающим ароматом разнотравья, стрекотом кузнечиков, спрятавшихся в высокой траве, и пряным теплом, исходящим от земли. 

Вода довольно быстро кончилась. Еды тоже не особо много осталось. Веста попыталась экономить, как могла, надеясь наткнуться хотя бы на захудалый городишко или деревню с постоялым двором, но нет. Эко вел их безлюдными тропами.

При помощи ворона они два дня назад вышли на старую и разбитую дорогу, раньше соединяющую столицу с северным краем. После строительства Змеиного Тракта о ней забыли. Тем более, старая дорога проходила слишком близко от Поющего Леса. Отнюдь не самого дружелюбного и гостеприимного местечка в королевстве.

Кира не преминула высказать мысль, что ворон нежелательный спутник.

– Слуги Отверженного всегда принимают вид зверей. Чаще всего воронов и черных котов, – уверенно заявила она, недоверчиво глядя на Эко. – Может быть, он ведет нас прямиком в Бездну?

Кира уже успела порядком надоесть своими рассказами о нечистых слугах Отверженного, которых можно повстречать темными вечерами на заброшенных дорогах, или о том, что будет, если не прочитать молитву Единому три раза перед едой. Один раз Веста не выдержала и съязвила: «понос и золотуха?». Тогда-то Кира на нее и обиделась, считая, что она старалась донести до Весты свет веры, а наткнулась только на пренебрежение колдуньи. 

– Хоть в Бездну. Там, я надеюсь, попрохладней будет, – буркнула Веста.

– В Бездне царит пекло, где жарятся грешные души. Прохладней там уж точно не будет. Можешь не надеяться. 

– Уж не ты ли мне недавно заявила, что там, наоборот, холодно?

Кира задумалась на несколько минут, а потом проговорила:

– В Бездне есть всё: одни грешники попадают в кипящие серные озера, где бесы Отверженного сдирают с них кожу, а других насаживают на ледяные колья или бросают в снежные пустыни, где они бродят до скончания веков… Так мне, по крайней мере, папа говорил. 

– Милые у вас сказки на ночь, – едко обронила Веста. 

После смерти Даны и встречи с Красными Мечами, она питала неприязнь к Единому и его культу. 

– А еще он говорил, что язычники тоже попадают в Бездну. И там над ними издеваются бесы … Те же, кто верит в истинного бога, отправляются в райские кущи, где вкушают божественный нектар, поют псалмы и играют на арфах.

Веста замедлила шаг, посмотрела на Киру и поинтересовалась насмешливо: 

– И каждый блаженствующий в небесных чертогах играет на арфе и поет? – и после того, как Кира кивнула, добавила вполголоса. – Представляю себе, какой там стоит шум. Я надеюсь, праведники готовятся к загробной жизни и берут уроки музыки, иначе жуткая какофония выходит. 

Кира нахмурилась. Ей не нравилось то, с каким тоном ведьма комментировала всё, что она говорила про Единого. Например, как было с историей, где бог спустился к пророку сперва в образе орла, потом в образе черепахи, а затем в образе жука. На что Веста спокойно заметила, что если бы к ней подползла черепаха и предложила основать новую религию, она бы ей тоже не поверила. И неужели нельзя было выбрать более грозный образ? Жуку скорее всего, добавила шутливо Веста, пришлось пророка убеждать три дня и три ночи не в новом смысле жизни, а в том, что человек не сошел с ума и что у него не начались бредовые видения.

– Еретичка, – обиженно насупилась Кира и решила больше с ней не разговаривать. Сегодня, по крайней мере. 

Вскоре окончательно стемнело. Эко отправился на охоту. Он всегда улетал на ночь, а возвращался под утро. Порой Весте начинало казаться, что Кира права -  ворон Сета не такая уж и простая птица. И она сразу же отгоняла эти дурацкие мысли, коря себя за то, что наслушалась глупостей. 

Веста и Кира расположились в тени двух одиноких берез, сросшихся друг с другом. Скромно поужинали и улеглись спать. Обе очень устали в пути. 

Земля была теплая, нагревшаяся за долгий и жаркий день. Веста пробормотала про себя заговор, отводящий беды и кошмары. Нарисовала на земле несколько символов, отгоняющих ненужных гостей, и закрыла глаза, вдыхая горький аромат растущих рядом трав. Ее пальцы непроизвольно сомкнулись на прохладной рукояти стилета. С оружием под боком спалось как-то спокойней. 

Рядом мирно посапывала Кира. Она заснула, сразу же, как только положила голову на сложенные руки. Веста еще долго не могла уснуть, ворочалась, поглощенная собственными мыслями, а потом в один момент провалилась в темное вязкое сновидение…  

 

Перед ней бежала вперед узенькая тропинка. Вокруг высокими стенами сомкнулись крепкие деревья, и лунный свет просеивался через их густые кроны, озаряя лес вокруг холодным серебром.

Веста сделала шаг вперед и услышала… Тихий и красивый голос, напевающий что-то. Она была готова поклясться – раньше его не слышала. Но голос казался знакомым, отдаваясь уколом  странной тоски в груди. 



Капли Кристианна

Edited: 08.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: