Верь мне, Есения

Глава 18

Вечерняя улица, как я и предполагала, оказывается не настолько страшной и опасной, как убеждали меня мои провожатые. Освещенная вычурными старинными фонарями, она казалась наоборот сказочной и какой-то уютной, и я вполне себе наслаждалась прогулкой, несмотря на затиснувших меня с двух сторон и слегка нахмуренных парней. Моя надежда, что с нами будет и Лали, которая сможет оттянуть на себя часть внимания конвоиров, к сожалению, не оправдалась. Веселящаяся во всю соседка наотрез отказалась идти домой в самый разгар празднества, а мои одногруппники клятвенно заверили, что доставят ее до дверей комнаты в целости и сохранности. Вот и приходится мне быть окруженной со всех сторон неусыпно бдящими стражами.

Фонари начинают мигать и потрескивать, когда до ворот академии остаются считанные шаги. И пока я изумленно взираю на то появляющийся, то пропадающий свет уличных светильников, Кейн и Джер начинают настороженно оглядываться, стараясь меня прикрыть спинами. 

Фигура подозрительно шатающегося прохожего появляется, словно из ниоткуда. Рука Кейна тянется к поясу, где, насколько мне известно, должен прятаться небольшой метательный нож, а ладонь Джера дотрагивается до эфеса сабли. 

Становится немного страшно, но где-то глубоко на подсознательном уровне я чувствую, что нам ничего не угрожает.

– Пить! – едва слышно шепчет потрескавшимися губами странный прохожий. – Хоть капельку воды. Пожалуйста.

Он уже приблизился к нам настолько близко, что я могу вполне различить и сеть неглубоких морщинок на его лбу, и обветренные губы и широко открытые глаза, зрачки которых настолько велики, что закрывают собой всю радужку.

Внезапная щекотка, охватившая мою лодыжку, заставляет опустить глаза и пристально вглядеться в брусчатку под ногами. Огромный пушистый хвост серого кота трется об мои ноги. Химера выглядит настолько материальным, что я в первое мгновенье принимаю его за обычное животное. Но, когда кошак видит, что он добился моего внимания, тут же пропадает, а я словно проваливаюсь в глубокий колодец, но на дне этого колодца совсем не вода, а воспоминания.

Окна дома бабушки и дедушки крепко заколочены досками. Улица, раньше бывшая совершенно безопасной освещена лишь полной луной и полностью пустынная. Все, кто мог, уже давно сбежал из города. Остались только мы. Единственные выжившие. Первый бездушный показывается на дорожке ведущей к дому спустя несколько минут после наступления темноты,  и дедушка ловко подстреливает его из револьвера. Мертвое тело с глухим стуком падает на землю. Второй тоже не осторожничает, и старик снимает его метким выстрелом в голову. Бездушные медлительны и тупы. Я знаю. Мне сказал об этом Химера. А еще, что мы тут в безопасности и надо ждать маму. А караван, которым эвакуировались остальные жители, не доехал до соседнего города. На него напали бездушные. Не выжил никто. Но бабуле об этом знать не нужно, она расстроится. Я рассказала лишь дедушке. Это наш с ним секрет.

– Сеня, что ты тут делаешь, – звучит испуганный голос бабушки. – Бегом в подвал! А ты, старый хрыч, куда смотришь? Не видишь – ребенок с тобой?

Она подхватывает меня на руки и уносит. А дедушка, не обратив внимания на грубый упрек, весело мне подмигивает и вновь оборачивается к щели в окне.

– Воды, – врывается в мое сознание мужской голос, вырывая из омута воспоминаний.

– У нас нет воды, – разводит руками Кейн. – Но я отведу тебя туда, где тебе смогут помочь, – парень подходит к мужчине и закидывает его руку себе на плечо. – Отведи Есению в общежитие, - обращается он к Джеру. – Я в управление.



Алеся Лис

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться