Верни Мою Душу

Font size: - +

Глава 14. Туда, куда уводят все дороги...

 

Нет бессмертного в мире, а значит, в конце концов
я забуду имя твое 
и твое лицо.

Вивиан Фламберг "//chant"

 

   Сердце Пустого мира не зря считается сердцем. Отсюда всё началось. Здесь же когда-нибудь всё и закончится. Бессмертия не существует. Всё рано или поздно умирает. Даже то, что зависит и питается от смерти.

   Тени походили на жадных стервятников, кружащих над слабой, уже даже не сопротивляющейся жертвой. Шакалы, жадно ловящие отголоски её эмоций. Они, как и их хозяин, распробовали и хотят еще.

   Люцифер сказал правду - мышонку не место среди отверженных. Она здесь по его воле, а не по своей. И Сердце это чувствует. Оно не принимает её, медленно с наслаждением убивает, вытягивая силы.

   Вероника лежала на земле, скорчившись в позе эмбриона. Рядом был и Николай. Люцифер замер над ней, отогнал теней и осторожно потянул тоненькую нить эмоций.

   Ничего.

   Пустота.

   Слишком поздно.

   Она и не заметила, как он осторожно взял её на руки. Уже шагая в её маленький мирок, Князь почувствовал, как Вероника прижалась к нему крепче.

   - Знаешь, - раздался её обесцвеченный, едва слышный шепот,- я ничего не чувствую, оставляя его там...

   Князь прикрыл глаза.

   Действительно. Ничего. Больше ничего.

   В этом мире давно день сменился ночью, и на смену другому дню пришла другая ночь. Тихо шелестел ветер, застряв в листве акаций. Воздух был теплый, полон пряного тепла и соленого морского бриза. Небо чистое. Ярко сияют звезды.

   Хорошая ночь. Идеально подходящая для крепких снов.

   - Спи, мышонок,- тихо произнес Люцифер, опустив женщину на кровать, провел ладонью по её волосам.- Тебе нужно набраться сил.

   Вероника заснула сразу же, стоило голове коснуться подушки. Он подождал немного, слушая её мерное дыхание, а потом ушел.

   Светлые души не попадают в Пустой мир. Они не созданы для него. А Пустой мир не создан ими. Такая вот простая схема.

   "Ты же помнишь, что светлые души не могут долго находится здесь?",- так сказал ему Странник перед своим уходом.

   Люцифер никогда этого не забывал. Просто на время перестал думать о том пусть и медленном, но всё равно текущем времени. Но законы миров вновь напомнили о себе. Их так просто не избежать. Пустой мир заберет светлую душу себе. Она расстворится в сумраке, померкнет, выцветет, пока не станет еще одной безликой тенью... Конец пути. Тупик, из которого уже не будет возврата.

   Он обернулся, глядя на её домик, расчерченный полосками лунного света.

   Мышонок медленно покидает его.

   И на этот раз навсегда.

  

   Вероника так и не пришла в себя. Её сон был крепок и тревожен. Ей вряд ли суждено было снова проснуться.

   Вместе с хозяйкой замер и её мир. Настали вечные сумерки, накинув приглушенное лиловое покрывало на небеса. Так всё и застыло на границе дня и ночи.

   Не было смысла продолжать эту игру. Больше некому исполнять главную роль. Пустой мир неумолимо забирал Веронику себе. И было в этом что-то... Неправильное?

   Люцифер задумчиво поднял взгляд на потемневшее небо. Он стоял возле неподвижного моря, засунув руки в карманы, и думал. Думал над тем, что будет, когда над головой его мышонка окончательно сомкнуться удушливые своды Пустого мира. Думал о том, как быстро померкнут все её чувства, будто бы дешевая краска под частыми дождями, как светлая душа медленно умрет внутри, зачахнет, словно цветок без солнечных лучей... Пройдет немного времени, и от Вероники не останется ничего, кроме оболочки. Тени. Точно такой же алчной до чужих эмоций, как и сам Князь.

   Разве это неправильно? Она останется с ним. Возможно она выдержит это, не сломается, как не ломалась раньше. Быть может и в этот раз всё получится?

   Нет, не получится.

   У этой сказки не может быть хорошего конца.

   - Ты знал, что всё так закончится.

   За его спиной стояла очередная тень. Кто знает, кем или чем она была раньше, до того, как попала в Пустой мир. Он создал их из ветра и пепла, щепотки сумрака, чтобы скрасить своё одиночество. Давно это было. Тогда мир был намного моложе.

   Знал?

   Люцифер криво усмехнулся.

   Конечно, знал. Он полагал, что к этому времени, он получит от Вероники всё, что требуется. Решит старую, древнюю загадку детей Эдема, и мышонок станет ему не нужна. Но если бы всё оказалось так просто...

   - Она справится.

   - Нет,- у тени было его лицо и его голос, только глаза были другого цвета. Чёрные, как беззвездное небо. - Не справится. Ты и это знаешь.

   А потом помолчав несколько минут, добавил негромко:

   - Ты так или иначе её потеряешь.

   Люцифер резко развернулся, глядя на самого себя. В виде шакалов тени ему нравились куда больше.

   - Еще есть время,- и пошел прочь от неподвижных, застывших на море волн.

   - У неё его нет,- донесся приглушенный голос вслед.- Скоро на одного из нас станет больше. И ты не сможешь этого изменить.

  

   Но мышонок оказался куда сильнее, чем Князь предполагал. Она очнулась спустя некоторое время. Такое порой бывает. В последний раз перед тем, как принадлежать Пустому Миру навсегда.

   В комнате было темно. За окном больше не сгущались сумерки. Только темнота эта была иная, не окрашенная в ночные краски: густая и тяжелая. Глядя на неё, Вероника вспомнила ту, из которой родилась эта иллюзия.



Капли Кристианна

Edited: 20.12.2015

Add to Library


Complain




Books language: