Вне

Размер шрифта: - +

14. Дом её духа

И снова холодная вода. Уходящие в каменные стены подземелья. Сводчатый потолок, до которого еле-еле добивает луч фонаря. Гулкое эхо, от всплесков, голосов и сопения Барбоса. Те несколько фраз, сказанных Юрием, давали Максу богатую пищу к осмыслению. И от этого могло зависеть будущее. Однако, он сосредоточил свои размышления на лабиринте. Но спокойно всё осмыслить, не дал новый напарник. Юрцу, вероятно, надоело идти молча и он спросил:

 - Ну, и, куда планируем направиться? Как тут вообще ориентироваться?

 - Я вошёл в лабиринт в такое же ответвление коридора, как и твоё, - начал объяснять Макс, - от входа в лабиринт миновал три развилки. Каждая из них распадалась на два коридора. Каждый раз я поворачивал налево…

 - Как и подобает настоящему мужику, - вклинился не очень к месту Юрец, но видя, что Макс на его шутку не реагирует, умолк.

 - Два последних коридора, после третьей развилки, это твой и Ларисы, - продолжил Максим после паузы.

 - Оп-па! – Юрец от неожиданности даже остановился, - это мы к ней можем с внезапной стороны заглянуть?

 - Нет, не можем. У неё нет выхода в лабиринт. Тупик там глухой.

 - Жаль, жаль. – Чувствовалось, что у Юрия к Ларисе накопилось.

 - Итого у меня осталось не проверенным два коридора, - Макс решил не отвлекаться на его оговорки, продолжил: - Один, примыкающий к моему собственному выходу, который я пропустил от первой развилки. Вот он то, как я думаю, и ведёт к Юле, по аналогии с тем как связаны ваши с Ларисой коридоры. И оставшийся, идущий от второй развилки, вероятно, выводит в остальную сеть коридора.

Юрец, молчал, видимо соображая.

 - Это если твоя пара с Юлей, и моя с Лори должны были на третьем звене пересечься, - сделал он вывод, - поэтому наши пары выходов находятся и в лабиринте рядом.

 - Верно! - Макс попробовал пояснить: - если я правильно понял, лабиринт, по сути, отражает структуру звеньев, о которых ты говорил. То есть связывает попарно соседние локации, или дома духа.

 - Это к кому угодно через лабиринт пройти можно?

 - Только к тем к кому ангел дыру проковырял. И если не учитывать, что он сам тут бродит.

 - А дальше, остальная сеть, как ты сказал, куда ведёт? – Юрец, как будто стал строить планы по исследованию лабиринта.

 - Не знаю, - Макс плечами пожал, - могу только предполагать. Мне представляется логичной картина, что лабиринт и дальше соответствует структуре звеньев, то есть коридоры сливаясь образуют огромный плоский граф, где каждый из ходов, ведущих от Дома духа, соединялся с одним соседним, затем, они смыкались, как две сливающиеся реки с объединением других двух коридоров. И, так далее. Что-то вроде, фрактала наоборот, где все исходные точки постепенно сводились коридорами, через бесчисленные развилки к некому гипотетическому центру.

 - Ну, объяснил! – Юрец, видимо не воспринимал выходящие за рамки его специальности абстрактные понятия, -  «плоский граф», «фрактал наоборот»… 

 - Эта теория, её не проверял. Ещё, она возможна, либо при разной длине коридоров, что пока не подтверждается, либо при каких-нибудь пространственных фокусах. Иначе коридоры такого графа будут друг на друга наслаиваться или пересекаться.

 - Стало ещё менее понятно. А ты кто по образованию?

 - Учусь ещё. А так, физик.

 - Эхе, понятно, - Юрец хекнул, как будто «физик» было тяжёлым диагнозом.

Макс промолчал и разговор сам собой затух. Они так и шагали молча по коридору, освещая себе дорогу фонарём.

Фонари, которые нашлись в локации-поликлинике, были тяжёлые, работающие на квадратных батарейках. Юрец, с каждым обновлением своего Дома духа, собирал эти батарейки, и у него скопился небольшой запас. Как выяснил Максим из разговора с ним, электричество в поликлинике было через раз. Иногда Юрец просыпался, и все этажи заливал яркий свет, иногда, вообще, ни одной лампочки не горело, и тогда приходилось проводить весь день в потёмках. Неизменно было только то, что в его Доме духа каждое утро оказывалось, несколько кровожадных оживших мертвецов.

 - Я в жизни не посмотрел ни одного ужастика, - Юрец, похоже не мог долго молчать, а мысли его уже перескочили на другую тему: - мне вся эта мода на вампиров, зомби и прочие мерзопакости, была глубоко отвратительна. А тут, с первого же дня, в такой мрак окунулся… думал рехнусь от всей этой крови и кишок. Их если в первый день всех не упокоить, на следующий, вдвое больше приваливает.

Так как Макс беседу не поддерживал, Юрец принялся рассказывать про себя. Он учился в ординатуре того же самого мединститута, из которого были Юля и Лариса. Он думал заняться наукой, не хотел становиться простым практикующим врачом. Был неврологом, специализировался на проблемах с сосудами головного мозга.

Максим слушая его историю немного невпопад спросил:

 - А ты головы им зачем отрезаешь? – он имел ввиду зомби.

 - Зомби? Ну-у, просто для фана, – Юрец не выдержал и хохотнул, - шучу, шучу. Это чтобы монетки не искать, которые ангел частицами называет. Если головы отпилить и в одном месте сложить, то потом не нужно по коридорам в потёмках на карачках ползать, чтобы эти частицы отыскивать. В таком случае, все монетки будут на другой день там же, где эти головы оставишь.

Макс представив, что монетки надо было бы доставать из той лужи крови под каталкой, внутренне содрогнулся.

- Лайфхак, прямо, - Максим подумал, что ему с его собаками еще, наверное, повезло. Вот так рубить головы каждый день он, наверное, не смог бы. - А зачем их вообще собирать?

 - Ангел приказывал, - пояснил Юрец совершенно спокойно. Как будто говорил о прихотях своей гёрлфренд.



Василий Кузьмин

Отредактировано: 10.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться