Во Тьме. Безликий

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 19. МЕРТВЫЕ ТРОПЫ

Ларина проснулась от странного ощущения. Сев в постели, чародейка сделала глубокий вдох, прижимая ладонь к груди. Внезапно ей показалось, что вся пустота мира Синих сумерек вошла в ее сердце и теперь норовила разорвать его.

– Винсент, – прошептала Ларина, опуская ноги на холодный каменный пол. Сделав пару шагов к окну, правительница холмов едва не упала, поскольку колени подогнулись, отказываясь держать ее. – Винсент! – снова позвала она этерна, хватаясь за край подоконника.

Ларина попыталась призвать хоть какое–то заклинание, чтобы защититься от странного приступа паники, но чары не подчинились. Холмы не ответили на зов своей дочери, не смотря на то, что этого быть не могло. Родная земля всегда помогала чаровницам в темный час. Судорожно хватая ртом воздух, Ларина упала на колени. Прижавшись лбом к стене, чародейка ощутила холод камня, который не замечала до этого, почувствовала запах сырости и земли. Все еще надеясь, что сосущее чувство пустоты отпустит, Ларина не смогла удержать равновесие и упала бы, не успей она выбросить вперед руку. Ладонь встретилась с одной из серо–черных плит, что служили полом в ее замке в Мертвых пустошах, и Ларина вдруг увидела тягучие черные капли странной субстанции прямо перед собой. Поднеся свободную руку к лицу, чародейка коснулась губ, а потом посмотрела на свои дрожащие пальцы. Изо рта у нее текла темная жидкость, исходящая зеленоватым дымком. Проведя ладонью по полу, Ларина размазала тягучую дрянь по камню и вскрикнула.

– Что такое? – сильные руки помогли ей подняться. – Что с тобой, Ларина? – Винсент взял ее за подбородок.

– Я не понимаю, – всхлипнула чародейка, дрожа всем телом. – Винсент…?

Проведя большим пальцем по нижней губе женщины, этерн вытянул руку перед собой. Сдвинув брови, растер между указательным и средним пальцами странные, похожие на жидкую смолу выделения, а затем поднес их к носу.

– Чары, – заключил Винсент.

– Что? – не поняла Ларина, хватаясь за его широкое плечо, чтобы не упасть. Ее все еще трясло, точно ведьму перед крестом. – Что со мной, Винсент?

Усадив ее на кровать, он подошел к окну и распахнул его. Высунувшись наружу, какое–то время этерн прислушивался к ночи.

– Звезды, – указал он наружу, повернувшись к собеседнице. – Они гаснут. Что–то не так, – с этими словами он бросился вон из спальни чародейки.

Ларина поднялась с постели и снова подошла к окну. Наблюдая, как один за другим с ночного небосклона исчезают крохотные огоньки, чародейка чувствовала, как уходит растерянность, как отступают слабость и минутный страх. Ей не нужно было спускаться с холма, где стоял замок, чтобы понять, в чем дело, как Винсенту. Ларина знала, что подобное случается только в одном случае – если мир покидает кто–то из правящей династии холмов. В такие минуты зачарованная земля облачается в черное, гасит огни и погружается в траур, оплакивая свое дитя. Ровно на трое суток холмы сотрут магические границы, освобождая путь для всех желающих проститься с усопшей. Но в этот раз не будет зажженных свечей, не будет бесконечных путников со сладостями и ароматными травами, не будет ничего, ибо провожать в последний путь Сарину дель Варгос некому. Ее сестра позаботилась о том, чтобы чаровницы не узнали вовремя о случившемся. Она дала им другие, более важные заботы, без которых жительницам холмов не сохранить свои жизни, не уберечь наследие предков. Сегодня подданные Ларины должны были думать о том, как самим не заплутать в сгущающемся мраке, не утратить души, не говоря о тех, что покинули этот мир.

Спустя недолгое время, когда Винсент вернулся, чародейка выглядела вполне спокойной. Она успела расчесать длинные локоны, надеть ночной халат, отделанный тончайшим кружевом на рукавах и по подолу, развести огонь в камине и теперь сидела на кровати. Пропуская между пальцами пряди волос, Ларина встретила этерна улыбкой.

– Ты знала, что так будет? – спросил он, останавливаясь напротив.

– Я все сделала для этого, – повела она хрупким плечом. – Теперь никто не сможет помешать нам.

– Не забывай о крэмвиллах, – напомнил Винсент. – Да, их не так уж много, но даже малым числом эти твари могут принести большие неудобства.

– Разве для тебя это проблема? – вскинула Ларина изящные брови. – Ты в одиночку извел почти всех живущих в Лучезарных землях. Что тебе мешает наведаться в деревни крэмвиллов?

– А тебя следует бояться, – улыбнулся он, присаживаясь на край постели. Взяв чародейку за подбородок, этерн несколько секунд вглядывался в глаза, которые теперь имели цвет весеннего леса, что только обзавелся молодой листвой – яркой и глянцевой.

– Ты ведь желал стать хозяином мира Синих сумерек, – протянула правительница холмов. – Осталось совсем не много, чтобы эти желания осуществились.

– Ты не понимаешь, – покачал головой Винсент. – На словах все проще и легче, но воплотить столь смелые мечты всегда кто–то мешает.

– Ты бы давно стал владыкой всего, что здесь есть, если бы видел в себе ту мощь, что вижу я, – горячо прошептала Ларина. – Никто не сможет помешать тебе, Вин.



Александра Кармазина

Отредактировано: 19.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться