Временный перевод

Глава шестая

 

Глава шестая

 

 

Административное здание завода построено еще в конце шестидесятых, а потому сейчас многострадальный фасад демонстрировал весь груз прожитых лет. Единственной яркой деталью был флаг, развевавшийся над входом. На фоне серой погоды, невзрачных зданий и белого снега триколор привлекал куда больше внимания, чем все остальное.

Семен сообщил, что ждет распоряжений, высадил у самого крыльца и уехал в гараж. Оставлять машину на заледеневшей парковке не лучшая идея.

Как и снаружи, внутри здание хранило явный налет ностальгии и любые современные детали выглядели здесь как-то чужеродно. По лицу Вадима я видела, что его все окружающее погружает в невыразимую тоску. Но надо отдать должное Кузнецову. Он стоически вытерпел и долгие приветствия, и пафосную речь генерального директора, и не менее пафосное представление самого себя коллективу. Далее последовала долгая и обстоятельная экскурсия по цехам, осмотр оборудования и работы с новой линией.

Как оказалось, Вадим сносно говорил по-немецки и инженеры, обрадованные возможностью комфортного общения, заметно повеселели. Настройка оборудования пошла бодрее.

Первый день на заводе прошел очень насыщенно. Мы вернулись в гостиницу поздним вечером. Кузнецов остался в своем репертуаре - не сказал ничего, напоминающего «доброй ночи». Я же, несмотря на усталость, не сдержалась и, чуть выглядывая за поворот, проследила, что он направился в свой номер. Тоже вымотался наверное.

Чем закончилось знакомство Вадима и той девушки в ресторане, осталось загадкой. Не удивлюсь, если сексом в его или ее номере.

Следующий день прошел не менее активно, и вечером я валилась с ног. Мы с Вадимом снова задержались, на этот раз разгребая документы по поставкам и составляя дальнейший план по работе с поставщиками.

- Соня, пометь еще, что нужно пересмотреть сроки при заключении нового договора. Обсудим на совещании в Москве. Судя по старому контракту, они совсем охренели. Эти партии нельзя привозить по частям, иначе цех станет.

Я взглянула на Вадима. Он сидел в высоком кресле директора и не отрывал взгляда от ноутбука. В приглушенном освещении кабинета его кожа казалась бледной, а волосы были взъерошены неловким движением пальцев.

- Хорошо, Вадим Михайлович. Тут еще попросили вам передать, - положила на стол тоненькую красную папку. - Предложения пересмотреть социальные льготы работниками.

- Не нужно, - быстро ответил Кузнецов. - Это не моя работа. Мое — поставки и производство.

- Но…

Вадим вопросительно на меня взглянул.

- Вы правы.

За два дня я ошибочно успела подумать, что Вадиму и впрямь интересны и завод, и модернизация, и даже люди, с которыми волей-неволей пришлось знакомиться и общаться. Кузнецов включился в работу, внимательно во все вникал, на удивление быстро находил решения. Он определенно не был безмозглым мажором, тупо выполняющим распоряжения папочки. Местами, конечно, Вадиму не хватало опыта работы с таким огромным предприятием, но соображал он отлично. Решительно, быстро, хладнокровно.

- У тебя есть какие-то свои мысли? - спросил Вадим, не сводя с меня глаз.

- На самом деле, да.

- Ну давай.

Он откатился от стола и чуть повернулся в кресле.

- Слушаю.

Прозвучало как-то издевательски. Как будто он дал шанс высказать все глупости, созревшие в не слишком умной голове, и показать, насколько ошибаюсь. Нет сомнений, что по итогу моей речи Кузнецов еще и посмеется.

- Я считаю, нужно подумать над кадровой политикой, - начала, прочистив горло. - Серьезно. Мы ведь вместе смотрели отчет за прошлый год. Люди увольняются, боятся, что начнутся сокращения. Я думаю, стоит поискать решение, чтобы погасить волнения.

Вадим коротко улыбнулся, встал, прошелся вдоль широкого стола и налил себе воды в стакан. Сделав пару глотков, присел на край, посмотрел в окно, за которым снова валил снег.

- Это бесполезно, Соня.

- Почему?

Я поднялась, чтобы не смотреть на него снизу вверх. Не слишком-то помогло.

- Вы же сами вчера на совещании сказали, что мы будем рассматривать все вопросы.

- «Мы» - это правление компании. В Москве. Я здесь, чтобы разобраться с поставками, не больше.

- Но от вас ждут помощи.

Не знаю, что злило сейчас больше. То, как в нем обманулась, или, то, настолько ему плевать на других.

- Вадим Михайлович, вы пообещали. От вас ждут помощи, - повторила я.

- Я делаю все. В рамкам своих задач. Тебе тоже, кстати, не помешает этим заняться.

За прошедшие дни к Вадиму обращались с разными вопросами. На удивление, он выслушивал, принимал к сведению и даже давал обещания. А на деле совершенно не собирался их выполнять?

- О людях тоже надо подумать, Вадим Михайлович.

Кому я это говорю? Богатенькому сыночку с золотой ложкой во рту, который не знает, куда себя деть и бесится с жиру?

- После окончания модернизации…

- После окончания модернизации, - подал голос он, обрывая неоконченную фразу. - Нам не придется вообще думать о людях. Ты же видела документы по новому оборудованию? Автоматизация позволит сократить половину персонала и снизить издержки.

Он неловко поерзал и встал. Отвернулся после сказанных слов, затем снова взглянул на меня.

- Ничего личного, Соня, это бизнес.

Я стояла и не могла сказать ни слова. Все это время считала, что цель командировки — разобраться с поставками и проследить за установкой оборудования. Оказалось, мы приехали в роли вестников апокалипсиса, чтобы посмотреть, оценить и составить план снижения издержек.

Перед глазами будто пронеслись прошедшие события. Как хорошо нас встретили, как помогали в работе, как заботились о комфорте. На Кузнецова и вовсе смотрели как на надежду, к нему шли с проблемами, а он все время знал истинную цель визита и молчал.

- Не делай такое лицо, - наконец проговорил Вадим.



Amalie Brook

Отредактировано: 19.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться