Выжившая Россия

Размер шрифта: - +

Эпизод 10 Возвращение гадюки

Марина брела по лесу и ругала себя всякими нехорошими словами. Она злилась на себя! Никто ведь не прогонял, а что смотреть косо станут, так ведь не сахарная – не растаяла, потерпела бы, пока все уляжется. Зато жила бы в тепле и уюте. Вадька этот, вроде, даже ничего мужичок: не рохля и не деспот - нормальный, характер уживчивый, балагур веселый! Все было у Марины, а теперь она вынуждена снова скитаться всего лишь с тощей котомкой в руках.  Наученная горьким опытом прошлых скитаний Марина, покидала дом Вадима не с пустыми руками: она заранее собрала себе немного разной провизии: чуточку сухарей, вяленного мяса и пара засушенных соленых рыбин, несколько картошин и шмат ароматного сала, а также небольшой алюминиевый котелок, сделанный из старой кастрюли, путем продевания толстой проволоки в ее ручки, да кулек  чайного сбора тетки Веры, и фляжка ее знаменитого кваса.  Этого было достаточно, чтобы не голодать хоть какое-то время, и не набивать мешок слишком туго, привлекая ненужное внимание.

 

-----Две недели спустя--------

Группа поддержки укрытия воинской  части №312 города N-ска, выждав установления на поверхности тишины, выбралась с предосторожностями на поверхность для разведки. Командир Ковров целенаправленно повел бойцов к ближайшей от города деревне, планируя там осесть и разжиться стратегическими ресурсами продовольствия.  Опытный вояка не прогадал. Стоило группе из двух десятков человек пройти руины бывшего города и углубиться в лес, жить стало немного проще: появилось привычное место для ночлега и лес был довольно богат на подарки. Непонятно как выжившие при взрывах животные вольготно бродили в отсутствие человека и становились неприлично легкой добычей. Останавливаться надолго не стали, подгоняемые идеей о деревенской жизни. Завалили в чаще кабанчика, перекусили, переночевали и двинулись дальше, унося с собой недоеденную с вечера и по утру часть добычи. Два десятка взрослых мужчин не осилили за один раз целую тушу кабана. Себя командир побаловал печенью и вырезкой лесного зверя, а простым бойцам достались куски мяса, согласно рангу и наглости. Обиженный за результат дележки, хмурый с утра Димка Желобов, прозванный товарищами Жлоб за исключительную жадность натуры, увидел невдалеке никем незамеченную женскую фигуру, идущую по лесу почти параллельно с их группой. Жлоб промолчал о попутчице, лелея надежду, что отобьется от своих и перехватит неизвестную бродяжку, которая несла в руках очень любопытный кулек, прижимая его к животу. Габаритами мешок не внушал уважения, но сам факт его наличия у человека, который не выглядел измученным голодом, вызывал повышенный интерес. Особенно наводила на мысли кастрюля, подвязанная к мешку снизу за ручку – толстую проволоку, прилаженную неизвестным мастером. Что эта женщина намеревалась в ней готовить? Или, судя по виду посудины, глупая баба просто волокла с собой остатки старого мира, не в силах расстаться с привычными вещами?

Придя к этой мысли. Жлоб сник, но не утратил интереса лично покопаться в мешке незнакомки. Желательно, первым. Поэтому он делал все возможное, чтобы отвлечь отряд от идущей женщины: он топотал, пыхтел и громко жаловался, выражая свое недовольство. Так успешно продолжалось несколько часов. А потом командир Ковров приказал ему заткнуться. Под дулом автомата замолкают все, чтобы ненароком не замолкнуть окончательно! И Жлоб смирился, но разозлился еще больше.  Как ни странно, нежданную попутчицу не замечали еще некоторое время, она очень умело маскировалась от пытливых взглядов идущих неподалеку военных.

 

Марина шла вместе с солдатами, но немного поодаль. Она подсознательно приняла решение не приближаться к толпе вооруженных мужчин в военной форме. Инстинкты вопили ей о том, что одна в лесу с толпой военных она находится в опасности! Но она подсознательно же понимала, что эта толпа куда-то идет и жалась вслед за ними, не зная, куда еще идти.

 

Когда разговоры отряда переходили к теме ночлега, Марина немного приотставала и уходила чуть в сторону, ища ночлег и для себя. В овражках с помощью утащенного у Вадима огнива она разводила костерок и заваривала себе ароматный чай из своих запасов. Грызла под чаек бутерброд с салом и зеленью или запекала в углях картошину к сальцу. Тем и держалась. А днем она рисковала украдкой откусывать от нежной таранки, запивая просыпающуюся от соленой рыбы жажду из фляги с квасом, делая быстрые  небольшие глотки щипучего напитка и все время морщась от обилия кислинки. Все больше стало похоже, что отряд движется к поселениям. Марина поразмыслила и пришла к выводу, что тем людям она ничем не обязана и у нее нет причины рисковать собой, чтобы предупредить поселения о надвигающейся угрозе. Однако, утром следующего дня она проснулась бодрая, воодушевленная и готовая бежать к поселениям с предупреждением об опасности. Перед сном светлая мысль толкнулась в ее засыпающее сознание: предупреди она людей, они изменят свое мнение о ней и примут ее обратно уже не как приживалку, а на правах героини! Идти Марине было некуда, поселения теперь были единственным известным ей миром, поэтому, пришла пора триумфально возвращаться.

 

Жлоб даже расстроился, когда очередным утром не увидел женщины, бредущей неподалеку. Пару раз он краем глаза замечал, что попутчица что-то откусывает и жует при ходьбе, быстро снова пряча перекус в свой мешок, прижимаемый к животу. Как видел и флягу в ее руках, из которой она быстро глотала, непременно морщась.  Так пьют алкоголь, без которого Жлоб немного скучал. Даже интересно, что там, во фляге: водка, коньяк, вино или что-то более экзотическое? Теперь эта загадка будет преследовать его постоянно.

 

Мари на ворвалась в Прилежаевское со стороны тренировочной площадки Волка, угодив аккуратно в объятия Вадима. Увидев мчащуюся из леса женушку, добродушный парень решил, что Марина соскучилась за ним и бежит к нему, подгоняемая тоской и любовью. Вадим мгновенно ее за все простил и распахнул объятия, принимая Марину обратно в поселения с молчаливого одобрения Волка.



Фиона Амбер

Отредактировано: 10.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться