Хорошая адептка - мертвая адептка

Размер шрифта: - +

Глава 2

Через минуты две после ухода тетушки протяжно заскрипели несмазанные дверные петли. Раздражающий звук вырвал меня из терзающих сердце мыслей, заставив устремить взгляд на вошедшую в комнату Берту.

- Ты как? – взволнованно прошептала подруга, присаживаясь по другую сторону стола.

- Хотелось бы лучше, - судорожно вздохнула я и понуро опустила голову.

В душу закрались подозрения, что мой разговор с Аурелией стал достоянием ее ушей. Конечно, подслушивать неприлично, но это значительно облегчило мое положение - хоть не придется ничего пересказывать. Попросту может не хватить сил. А если и хватит, то все может закончиться нескончаемым потоком слез или же разрушающей волной только унявшейся ярости.

Соседка пыталась заглянуть мне в глаза, а я продолжала сидеть, обхватив уже подостышую чашку с кофе, которая по-прежнему была полной. В ней не уменьшилось содержимого даже на один крохотный глоток.

- Сговорились они все что ли против меня? - мой голос надломился и походил на воронье карканье.

Подруга вскочила со стула и заметалась по комнате, посылая в адрес моей родственницы гневные высказывания:

- Я была лучшего мнения о твоей тетке. Да чтоб у нее хвост вырос! И линька не заканчивалась никогда! Какое она имеет право указывать тебе, с кем встречаться?!

Мне же ничего не оставалось, кроме как наблюдать за ее мельтешением. С каждой минутой на душе становилось все хуже. Захотелось забыться, хоть на пару мгновений. Я прекрасно понимала, что напиться - не выход. Однако, казалось, что еще немного - и от безысходности ситуации в перемешку с предательством Аурелии сорвет крышу.

- Слушай, у тебя сурия есть? – мой вопрос заставил ее остановиться.

- Эми… - округлив глаза, вымолвила Берта, а затем махнула рукой и вылетела из комнаты. Впрочем, вернулась она буквально через пару минут с бутылкой этой коричневой гадости в руках. – С чаем или так?

- Так, - отозвалась я.

Подруга лишь кивнула и достала две кружки. Сперва она собиралась отмерять сурию десертной ложкой, но, немного подумав, отложила ее в сторону и налила на глаз.

Это стало началом незабываемого вечера. Выпив две порции исцеляющей душу жидкости, я начала горько рыдать, но после третьей внутри стало тепло и приятно. А главное, так легко.

- А давай нашу любимую? – предложила я подруге, улыбающейся во все тридцать два зуба. Неужели и у меня такая же глупая улыбка?

- А давай! – как-то быстро согласилась Берта, которой медведь наступил на ухо.

После этого наше «лай-лай» было слышно не только в общежитии, но и по всей округе. Как только раздались первые настойчивые стуки в дверь и сердитые выкрики прекратить это безобразие, я пожелала (явно не на трезвую голову) незваному гостю отправиться в дальнее путешествие и, желательно, заблудиться в каком-нибудь темном лесу. Вот кто меня тянул за язык? Почему было не придержать его за зубами и не внять требованиям?  Вместо этого я наложила на дверь запирающие заклинания и еще громче запела.

Затем у нас начались танцы… Мы рисовались одна перед другой, заливаясь при этом хохотом. В какой-то момент, когда уже изрядно разошлись, Берта прокричала:

- Смотри, как я могу!

Она сбросила обувь и ловко запрыгнула на стол, даже не покачнувшись, и продолжила во всю глотку орать песню. Подруга кружилась и задирала поочередно то одну ногу, то другую, умудряясь при этом еще и делать взмахи юбкой.

Мне также не терпелось показать свои умения, поэтому, едва она закончила танец, на стол забралась уже я. Правда, не так грациозно, как это сделала подруга.

- Смотри, как надо! – взбрело мне в голову похвастаться.

Не знаю, насколько у меня хорошо получалось, но я отчаянно пыталась скопировать отложившиеся в памяти движения Берты. Она смеялась, хватаясь за живот, пока я вытанцовывала на небольшой деревянной поверхности, оказавшейся на удивление прочной. Но всему веселью когда-то приходит конец. В какой-то миг моя нога ступила в пустоту, и я начала падать, отчаянно пытаясь ухватиться руками за воздух. Подруга издала истошный вопль. Вместо того, чтобы броситься ловить меня, она таращилась во все глаза, приложив ладони ко рту. Я приготовилась к боли. Однако мой полет уж что-то слишком быстро закончился.

Приземлилась я, как оказалось, не на пол, а на руки нашего… узурпатора. И какая нелегкая его к нам занесла? Да еще и явно не попутным ветром. Не уж-то кто-то пожаловался на нас? Мы же вроде не сильно буянили? Или сильно? Ну, повесились немного… С кем не бывает? Особенно, когда на душе так тошно, что хочется волком выть.

Мы неотрывно смотрели друг другу в глаза, тем временем как он прижимал меня к себе. Не знаю, что Винсент увидел в моих, но в его плескалось расплавленное золото. И это не предвещало ничего хорошего. Ректор был вне себя от злости. Может, отвлекла от каких-то личных дел? Или вырвала из объятий тетушки? Мысль о том, что досадила таким образом своей родственнице, заставила меня широко улыбнуться, чем вызвала у мужчины секундное замешательство.

- Что здесь творится? – грозно спросил Винсент, как только поставил меня на пол.



Маркова Анастасия

Отредактировано: 03.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться