Хозяйка леса. Книга первая

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5

Ульяна чувствовала, как ветер, забираясь под оставшиеся от рубахи лохмотья, морозит ее кожу. Холодные, невидимые иголки впивались в оголенные плечи. Волосы, развеваясь от быстрой езды, не успевали согреть спину. Ноги окоченели и посинели. Глядя на них, чародейка подумала о том, что в случае проигрыша так могло бы выглядеть все ее тело. От горького привкуса волчьей крови мутило. Не выдержав, женщина остановила коня, перегнулась через сани и... Это немного помогло.

Конь в замешательстве стоял на распутье двух дорог. Он нервно подрагивал ушами, как бы спрашивая: «Куда теперь?» Ульяне хотелось повернуть в сторону дома, но внутренний голос не давал покоя. Привычка доверять ему взяла верх. Женщина посмотрела в сани и увидела, что кто-то из оборотней отыскал ее сапоги и рваный шушун. Тулуп, которым она покрывала сидение, тоже на месте. Недолго думая, хозяюшка спрыгнула на землю, набрала в пригоршню снега и затолкала себе в рот, затем выплюнула и снова повторила то же самое несколько раз. Вернулась в сани, надела сапожки, положила на ноги тулуп и, взяв в руки вожжи, скомандовала:

– А теперь поехали, Серко!

Конь послушно повернул направо – в противоположную от дома сторону.

Александр замерз и устал наблюдать за тем, как сладко и беззаботно спит косолапый. Тому, ясное дело, спешить некуда, а вот у мага забот выше крыши. Во-первых, надо объяснить Ульяне свое вторжение в ее личные дела. О помощи его никто не просил, участвовать в битве не приглашал, но, с другой стороны, словесный запрет на выход со двора тоже не давали. Кажется, хозяйка леса слишком упряма. И если она в самом деле не дура (как о том Александру было заявлено ранее, в том, другом, мире), должна была сегодня же поехать в дальний лес и все увидеть своими глазами. Подобная мысль снова заставила его вспомнить глаза магессы во время боя, а вслед за этим воспоминанием в голову начали закрадываться неприятные догадки.

– Вставай! Вставай же ты, груда шерсти! – пиная что было сил медведя, кричал маг. – Бесполезная тварь, все, на что способен, – дрова таскать да в ногах за яблоко валяться? Вставай, кому говорю!

Первые признаки пробуждения наступили через полчаса. Нехотя подняв голову, Тимофей сфокусировал взгляд на двух ароматных яблоках с красным бочком. Это помогло. Пришлось подняться, проковылять немного вперед, а уж после первого съеденного плода стал как шелковый! Радости Александра не было границ. Мечты о горячей бане, сытной еде и одеяле на гусином пере парили перед глазами. Казалось, все это уже реально! Спрятав второе яблоко в карман, он лихо запрыгнул на медведя, тот бодрячком зашагал в сторону дома Ульяны, но на развилке двух дорог остановился и тщательно принюхался к снегу. Маг сразу понял, в чем дело: следы саней поворачивали в противоположную от заимки сторону. Что ж, выходит, не глупа наша черноглазая. А по свежему следу идти нетрудно. Главное, чтобы метель не разыгралась.

Въехав на территорию другой общины, Александр порядком занервничал. Хозяйка леса приказала оборотням не трогать заезжего мага, но это не гарантия безопасности. А вдруг кому-нибудь из них захочется отомстить? Тихо, исподтишка загрызут, тело в нору бесхозную бросят, и поминай как звали. Но за все время пути ему не повстречались даже белки.

 

Ульяна не могла поверить в свою собственную глупость. «Да как же я не догадалась? Да как же мне мое сердце женское не подсказало-то? Иду, иду, моя девочка, ох и слабенькая. Небо, прости меня!» – разгребая руками пепелище, говорила она себе.

У бывшего хозяина дальнего леса, Матвея, так же, как и под домом Ульяны, во всю ширину и длину сруба имелся отлично обустроенный подвал. Ровно месяц назад жена Матвея, Ксения, родила девочку. Хозяйка леса лично принимала роды, которые прошли на удивление быстро и легко. Малышка родилась щупленькой, но здоровой и крепкой. Видимо, это и помогло ей протянуть столько времени без материнского молока.

Обломав и без того короткие ногти, Ульяна отыскала под пеплом большой металлический квадрат. Но дверь в подпол оказалась слишком тяжелой и намертво примерзла краями к грунту. Привязав к почерневшему дверному кольцу один конец хлыста, второй хозяюшка дала в зубы коню и велела тянуть. А сама за то же кольцо ухватилась, прочла заговор и рванула что было сил. Со скрипом, натугой, дребезжанием заслон поддался. Ульяна осторожно спустилась по ступеням вниз.

Свет шел всего от одной, самой большой, но уже почти прогоревшей лампады. Родители девочки были посредственными магами. Мать – бытовым, отец – магом земли. Именно это сыграло решающую роль в их дипломном распределении. Но, несмотря на все это, жене хозяина удалось заговорить подвал. Там было тепло, и, видимо, лампада тоже была заговорена: не горела бы так долго. А вот девочка слишком слаба. Ульяна посмотрела на личико дитяти. Как похожа на мать!

Но время не ждало. Нужно было хватать малышку и везти ее в деревню, искать кормилицу. Кутая девочку в свой тулуп, хозяйка леса устало поднялась по ступеням наверх. Там ее глаза встретились с хитрым прищуром мужских серых глаз.

– Оплошала я, не догадалась сразу, – прижимая сверток к себе, синюшными губами прошептала она. – У них подвал был, в нем родители девчушку от зла и схоронили. Пока жива. Но уход ладный нужен. Садись впереди, погоняй Серко в деревню. Дорогу укажу.

– Ты замерзла, возьми. – Не дожидаясь ответа, Александр стянул с себя пальто и укутал им дрожащую то ли от холода, то ли от усталости Ульяну.

Она не стала отпираться: силы еще понадобятся, а гость, если не слабейший из магов, заговорами себя греть будет. До деревни дотянет, там она ему пальто вернет, а сама снова в тулуп замотается по самые уши.

По дороге не разговаривали. Только и хватало сил, чтоб санями править да путь указывать. Лишь к деревне подъехали, метель разыгралась, да такая, на улицу нос не высунешь. И хорошо: меньше глаз людских – меньше пересудов. Зорян, как услыхал, что пес брешет, сразу на улицу вышел, лично ворота открыл, низко поклонился.



Сара Шторм

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться