Хозяйка леса. Книга первая

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 13

Вечер хорошим получился. Пили чай, сушками да пряниками закусывали, детвора у костра резвилась, страшилки про Ульяну рассказывая, а та потешалась над небылицами, смеялась вместе с остальными и диву давалась, как велика выдумка народная. Любую историю так приукрасят, что, право слово, ни в сказке сказать, ни пером описать.

С женщинами хозяйка леса рецептами щедро делилась, объясняла, какую траву в какой день и время лучше для засушки на зиму собирать, учила многому, отвечала на все вопросы без утайки. Община дальнего леса мала и слишком обособлена. Земледелием не занимаются, дел коммерческих не имеют, оттого и приходится им довольствоваться только тем, что лес дарит. Долго Ульяна им доказывала, что выращивать свои овощи выгоднее, чем на базарах сельских покупать, и что ничего сложного в этом нет. Закрома к зиме полны должны быть. И уж двадцать-то восемь душ, что в поселении общинном живут, смогли бы безбедно зиму да весну пережить.

– Говорят, община Сердая богата! – прихлебывая из чашки обжигающий напиток, сказал один из оборотней. – Чем же они себе зиму да весну обеспечивают?

– Так же, как летом да осенью! – ответила ему Ульяна.

Народ притих, прислушался. А она продолжила:

– Сердай с другом своим неразлучным, Колодаром, артель небольшую держат. Летом дома людям строят, а те с ними кто чем горазд рассчитываются. К примеру, поставили они пасечнику дом добрый, тот с ними медом расплатился. Часть добычи в общине оседает, а часть на зерно выменивается или на муку. Есть среди них резчики по дереву знатные. Работы их нынче дорого ценятся, да не всегда мастера монетой берут. Или вот маслобой себе стол резной в дом заказал и двери, узором замысловатым украшенные, – просят маслом отблагодарить, а это значит, что душистой картошки всегда будет на чем поджарить. Женщины огородину выращивают, квашения, соления вкусные делают. В лесу земли много, всегда можно найти места, где и солнышко, и вода рядом. Капуста, картофель, свекла, морковь, помидоры с огурцами, репа, само собой – все это у них в погребах к зиме с осени заготовлено. Нельзя лишь на лес надеяться. Нужно свою живность разводить! Я вот кур да гусей держу. Огород имею, сад маленький, мне ведь одной много не надо. А остальные продукты на настойки, растирания, капли лечебные меняю. У каждого, человека ли, оборотня ли, занятие должно быть, что не только для души, но и для достатка полезно будет.

Народ слушал внимательно. Только треск дров тишину разбавлял.

– Я вам много советов дать могу, – продолжила Ульяна, – да только вам решать, как жить. В моей другой жизни один очень умный наставник сказал: «Не приносят пользы мудрые советы тому, кто страшится действия. Что проку от светильника в руках слепого?» Тяжкое то время для меня было, понимала, коли ничего не менять, значит и не жить мне вовсе, а существовать, под чужую дуду хороводы водя. Много я сил положила, чтобы в этот мир попасть. Зарок себе дала: в новой жизни все по-новому сделаю, сама себе путь простелю, а тем, кто под моим началом будет, верным другом стану. Предательства и обмана мне и там, – она неопределенно мотнула головой назад, – хватило. Вот и вы должны для себя решить, что делать – жить по старинке или дорогу себе своим же трудом прокладывать. Поутру мужики с Буяном в общину Сердая за провизией поедут. О том вам Буян после расскажет, так вы оглядитесь там, поспрашивайте, чем полезны ваши умения им будут. Может, кто по дереву резать мастер или батоги да сбрую для коней плетет, шить славно умеет. Все пригодится, все в почете. А нам ехать пора, уж ночь глубокая.

– Как же мы поедем по ночи-то? – подал высокий голос сидящий рядом с Ульяной Михей. – Артемий дом старой волчицы протапливает, говорит, нельзя нам ночью в лес соваться, прихвостни Маруна покойного так и рыщут. Не досчитались они сегодня дружков своих, поняли, что к чему, одно к одному нетрудно сложить.

– Малец дело говорит, – поддержал мальчика вожак. – Поселение мужики в ночь оставить не могут, чтобы вас до южного леса сопроводить. Заночуйте здесь, разместим по чину, мягко постелем, тепло под крышей наших домов примем. А завтра с первыми лучами в путь и отправитесь. Доведем ваши сани до границы. Там-то бояться нечего, туда супостаты не сунутся, говорят, хлопцы Сердая каждый пень в лесу под присмотром держат.

– Ваша правда, – согласно кивнула Ульяна. – Так тому и быть, да только вы не шибко переживайте, в жилище старой волчицы я с мальчишками останусь, а гость мой, Александр, к вам ночевать пойдет.

Хозяйка леса осмотрелась по сторонам и заметила, что пришлого мага снова нет рядом. Весь вечер он то появлялся, то куда-то пропадал. Это настораживало. Неприятный холодок пробежал по ее спине, но говорящие наперебой об опасностях ночного пути женщины отвлекли ее от неприятных мыслей и предчувствий. А через несколько минут она увидела, как Александр о чем-то с интересом спорит с оборотнем, что в заячью шапку одет. «Может, я слишком подозрительна стала ко всем, – подумала Ульяна, – не может же каждый маг из моего старого мира сволочью быть? Нельзя всех одним аршином мерить...»

Жилище старой волчицы было побольше, чем дом Буяна. Комната, конечно, одна, но просторная, на две половины маленькой печью разделена. Видимо, точно так обустроен каждый домишко этого поселения. Тот же хлипкий сруб от земли прикрывает, тот же низкий потолок и светильники, к нему подвязанные. Маленький стол, три старых табуретки, комод у стены, над ним полки дощатые, а на полках книги.

Как же старая волчица умудрилась перенести маленькую библиотеку из мира в мир? Помнится, как этих красивых и независимых созданий правительство ковена вынудило собрать необходимые пожитки и явиться по указанным в депешах адресам. Много слез женщины выплакали. Некоторые с детьми своими вынужденно расстались. Не все ведь в то время по домам сидели. Молодые оборотни в поисках лучшей жизни по миру ездили, места доходные искали.



Сара Шторм

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться