Хозяин Драконьей гряды

Размер шрифта: - +

Глава 4

На ужин подали мясные кексы в сливочном соусе и несколько персиков. Я тоскливо взглянула на них и отвернулась.

Есть очень хотелось, но пища меня смущала. В подсознании отложилось, как подругам в роддом мужья таскали кефирчики и галеты.

Гелла сжалилась над моим голодным лицом. Притащила кувшин простокваши и целую связку бубликов. Я даже спрашивать не стала, где она их взяла. Просто вгрызлась всеми зубами.

- Вот зачем мучаете себя, госпожа? – неодобрительно вздыхала нянька, наблюдая за мной. – Ведь не даст же этот изверг ребеночка! Вон, у вас даже молока нет. Целитель постарался.

- Целитель? Зачем?!

Я посмотрела на грудь и с трудом сдержала ругательство.

Как сразу-то не заметила? А вот так. Мне и в голову не пришло удивиться, что со мной что-то не так. Некогда было, да и не задумывалась я над этим!

- Так вы же сами просили! – удивилась Гелла. – Чтобы грудь не испортить.

- Что за бред? – пробормотала себе под нос, но нянька услышала.

- Так порядок такой у господ. Эрлы из благородных семей сами не кормят. Няньки для этого есть. Кормилицы.

Такого я конечно не ожидала. Но когда первый шок сошел, вспомнила, что читала об этом, в тех же романах, и успокоилась.

- Гелла, а как вернуть молоко? – у меня появилась новая мысль.

- Да зачем это вам?

- Надо. Ты знаешь, как?

- Так оберег снять – и всего делов-то.

Оберег? У меня был только один оберег, надетый целителем.

Я поймала себя на том, что машинально кручу камешек на запястье. Он опять разогрелся, начал пульсировать. И очень мешал. Так и хотелось его оторвать.

Крутила-крутила, а потом шнурок взял и порвался. Неожиданно так, что я на секунду застыла в растерянности.

Камешек упал мне в ладонь и потух. Я машинально сжала пальцы, оглянулась воровато на Геллу, но та ничего не заметила. А я зачем-то сунула его под подушку. Молча. Натянула пышные рукава, чтобы пропажи не было видно, и постаралась придать лицу безмятежный вид.

Ночью проснулась от боли. Болели груди. Ныли соски, кожа натянулась, стала горячей и очень чувствительной, так что малейшее прикосновение вызывало дискомфорт.

Влажная ткань холодила кожу. Я оттянула ворот сорочки и уставилась на набухшую грудь.

Первый страх сменился пониманием. Молоко. Значит, и правда, все дело в камешке.

Заснуть снова не получалось. Я долго ворочалась, прислушиваясь к тишине за стеной. Массировала груди, неумело пытаясь сцедить молоко в забытую Геллой чашку. Но то ли неправильно что-то делала, то ли дело было в другом, только легче не становилось.

Потом и вовсе стало казаться, что я слышу какой-то плач.

Плач младенца.

Он раздавался в моей голове. Я закрыла глаза и зарылась лицом в подушку. Но это не помогло. Он становился все громче, назойливее, и в ответ на него моя грудь заныла еще сильнее.

Не выдержав, я вскочила с постели.

Ну как вскочила – сползла, кряхтя и постанывая.

Теперь младенец кричал где-то за стенкой. Очень близко. Громко, надрывно, как кричат только от боли. Он заходился криком, резко замолкал, и в этот момент мое сердце сжималось так, что я не могла дышать.

В одной сорочке, левой рукой придерживая горячие и твердые груди, а второй цепляясь за стены, поползла к выходу.

Почему ребенок так истошно кричит? Это мой сын? Почему к нему никто не подходит?

Куда все подевались? Там же охрана должна стоять. Дарги эти, чтоб им всем провалиться!

Все это пролетело в голове за секунду. Мозг зацепился за одну фразу: это мой сын! И она осталась пульсировать аварийным сигналом. Как мигалка на «скорой помощи».

За спиной, из глубины комнаты, взметнулся порыв ветра.

Странное дело, окна закрыты, я могла в этом поклясться. Но холодок, пронесшийся по ногам, был вполне ощутимым.

Он скользнул у меня между ног, холодя ступни и икры, а затем пробрался под рубашку и пополз по спине, заставляя все волоски подняться дыбом.

Громко сглотнув, я оглянулась.

У кровати на столике слабо мерцал светильник. В его свете виднелись шторы, уложенные красивыми фалдами. Ткань не шевелилась, а между тем я продолжала ощущать слабый сквозняк.

Пока неожиданный звук не нарушил тишину.

Скрип, заставивший меня вздрогнуть.

Вслед за холодом пришел страх. Борясь с желанием зажмуриться и юркнуть в постель, я обернулась к дверям. И удивленно застыла.

Кто-то открыл их. Совсем немного, всего на ширину ладони. Этот жест невозможно понять превратно. Меня приглашали.

В щель заглядывал слабый свет. Он манил, очаровывал.

Завороженная, я шагнула к нему, почти не чувствуя боли, забыв про слабость и дискомфорт. Ноги сами несли меня.

Коридор. Люстры потушены, только на стенах слабо теплятся бра.

Охрана. Я насчитала пять мужских фигур. Дарги не двигались. Двое застыли возле двери, еще двое у противоположной стены. Пятый стоял в стороне с удивленным лицом. Но никто не сказал ни слова, ни сделал попытки мне помешать!

- Эй! – хрипло выдохнула я. – Слышите, ребенок плачет?!

Мне никто не ответил.

- Вы что, оглохли?

Заглянула в глаза тому, что стоял ближе всех. Его лицо походило на застывшую маску, взгляд остекленел.

- Эй?.. – повторила, чувствуя себя идиоткой. – Ты меня видишь?

Помахала рукой у него перед глазами, коснулась его щеки.

Дарг не шевелился.

А плач немного отдалился. Теперь он раздавался со стороны Габриэля. Я оглянулась на свою комнату, в которой ждала безопасность и теплая кровать, на окаменевших даргов и, тряхнув головой, направилась на зов малыша.

***

Не помню, как добралась до заветной двери. Никто меня не окликнул, никто не остановил. Толкнула массивную дверь, и та легко поддалась.



Алина Углицкая

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться