Хроники Або

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18. Дэян и несправедливое равенство

Открытое собрание Родового Круга началось ещё в десять утра во «Дворце» Адрианопля и продолжалось до сих пор. Дяэн отправился туда за полночь: работа не позволяла отлучиться раньше.

По главной мраморной лестнице поднялся к Залу Собрания. В холле на диванах ждали замотавшиеся до крайности сторожилы. Обстановка царила дружеская.

Пересекая широкий холл, обшитый тёмными деревянными панелями, Марич обошёл коллекцию китайских ваз. С чёрной вазы в человеческий рост на Дэяна скалился Страдник: белая рыба направляла на Марича шипастые плавники.

В одной из боковых кабин Дэян отыскал свободное место и стал ждать гонг.

Из зала в холл долетали громкие возгласы:

— «Людей не отдадим!»

— «Наше отношение к Гадаре крайне отрицательное…»

— «… на южной границе поддерживать следует Ятреб, а не интересы Патестатутма…»

Слушая все эти выкрики, Марич был ужасно недоволен собой. Он зашёл в идейный тупик. Любые попытки добиться от главного следователя разрешения изъять из хранилища стенограммы допросов по Рёлочному делу терпели крах. Следователь, конечно, выдавал с удовольствием допросы Ньяла, но толку от них было мало. Ньял на контакт не шёл и почти ничего не говорил. Порядки внутренней тюрьмы Маричу хорошо известны. За молчаливость Вилфред давно посажен в карцер.

— Господин Марич, — развеял мысли Дэяна голос конвойного в синей маске Пятого отдела. — За Вами прислал господин Янков. Проводить Вас сейчас или после перерыва?

— Сейчас, — сухо сказал Дэян и почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Такой пристальный, что любому спину прожжёт, не то что эмпату. Оборачиваться Дэян не стал.

— Кто-то появился в гостиной? — спросил он конвойного. — Доложи.

— Генерал Робэр в сопровождении секундантов.

— Я буду позже, — Дэян надел маску. — Свободен.

Конвойный исчез в боковой двери. Марич стал наблюдать за генералом. В душе зародились опасения, беспричинные, неясные.

К моменту, когда раздался гонг, генерал говорил с главным доктором Госпиталя Алой Агаты.

— Не говорите глупостей! — с показной усталостью отвечал Робэру доктор. — Ваши эксперименты доведут нас до виселицы.

Распахнулась дверь в Залу Собрания. Робэр смеялся, а один из секундантов раздраженно заметил:

— Наши доктора, похоже, больно умны, но как без языка, честное слово. А Вы, доктор, лучше меня знаете, они там, во второй трети, Ятреб защищали!

Дэян следовал за ними, стараясь держать дистанцию.

— Мы писали в Адреанопль. Прекратите на меня нападать, — отвечал доктор.

— Пишите, пишите по щепотке соли. Надиктовывайте. А делать? Это мы не будем. Пусть Второй отдел делает. Вы только перспективы делить хотите? А коли посадят нас, так выражать соболезнования.

Генерал вместе с доктором сели впереди в рядах делегатов, и Дэяну пришлось отстать. Он прошел вперед, поднялся на боковые балконы. Где неизменно ждал его Янков. Не бывало еще такого, чтобы Виктор на собрании Родового Круга занимал места в портере. С балкона главная сцена видна чуть больше половины, зато открывался отличный обзор на круглый портер.

Марич опустился на место рядом с Виктором.

— «Агат» принес? — спросил тот.

— Извините, не было времени.

Марич только сейчас вспомнил, что забыл флягу с крепкой выпивкой на столе. Покачав головой, Виктор откинулся на спинку стула.

Внизу на сцене стол, покрытый зеленым суком. За столом, в центре, А́смунд Линви́ст — его Дэян заметил сразу. Последние годы бедный Линдвист зачёсывал волосы – прятал залысины. И наконец-то побрился на лысо! Теперь, когда Марич смотрел на густые брови Линдвиста, ему казалось, что по его лбу ползают две мохнатые гусеницы. С Линдвистом за столом сидели стражи отделов Патестатума. Одно кресло осталось пустым.

В углу— стол секретаря-стенографиста. В верхней ложе с противоположной стороны восседал Скипетр, власть и сила Гардарики. Асмунд Линдвист, претендующий на всю полноту власти в стране, поглядывал на старого Скипетра из-под нахмуренных бровей.

— Асмунд ждет Денисыча, как пить дать. Уже спрашивал у конвойного, и сейчас время тянет, — сказал Виктор, заметив, что Марича смутило пустое кресло Девятого Стража.

— Денисыч, как уехал в Кричев, так третий месяц ни слуху, ни духу. Дважды за ним посылали — обещался быть к часу.

Дэяну оставалось удивляться, какие люди сюда пожаловали. Даже Самары — владельцы жемчужных островов, богатейшие и влиятельнейшие умы. Многочисленным семейством они напоминали стаю хищных птиц.

Большинство мест в портере заняли военные, на серых шинелях блестели золотые генеральские погоны. Патестатум весь по форме. Цвет Родового Круга в черном с традиционно красными галунами. Одни доктора в штатском.



Нао Хольм

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться