Хроники локаций

Размер шрифта: - +

Часть 2 - Девятый уровень

Девятый уровень мне ничего не принес в плане добавления новых функций. Зато напомнили, что мне осталось всего ничего до десятого уровня и полного открытия функционала. Из улучшений добавился мечник третьего ранга и два связанных с Волей Нешьяну.

Кайромоны смерти – ваша разлагающаяся плоть источает вещества, приводящий противников в ужас. Для активации и дезактивации улучшения требуется промежуток времени в 20 минут. Не действует на нежить, искателей с уровнем значительно превосходящим ваш. Стоимость – 1500 жетонов.

Увеличение синергии с подземельем. Удешевляет лечение, возрождение и восстановление существ в гарнизоне, включая вас, на три процента. Увеличивает ареал влияние подземелья на пять процентов. Стоимость – 100 жетонов.

Звучит конечно здорово, но я решил сосредоточиться на сборе жетонов для прокачки десятого уровня. А затем планировал копить на Татуировки Нешьяну, позволяющие аккумулировать ихор. Если доживу до этого момента.

Как только щупальца втянулись обратно в терминал, все вокруг залил белый свет. Он окутал каждый камешек подземелья и растекся по внутреннему двору. Земля под ногами дрожала и толкалась, словно пытаясь исторгнуть силу, напитывающую ее.

Лариса визжала над опрокинутым котелком, не забывая крыть меня отборным матом. Гоблин и вся остальная нежить оставались спокойными, словно не замечая опустившуюся белую пелену.

Я вспомнил, что с девятым уровнем произойдет улучшение подземелье до третьего ранга. Неожиданно земля подо мной вспучилась, и я понял, что поднимаясь наверх. В искрящем и брызжущем потоке света было невозможно разобрать, что происходит вокруг.

Когда сияние спало, оказалось, что я нахожусь на наверху подвала. Две колонны расположились у входа, а меня поднял широкий козырек, нависший над ними. Земляной насыпь сменилась высоким прямоугольным строением, сложенным из крупных черных блоков.

Стены стали повыше и ощерились квадратными зубцами, за которыми могли укрывать дальнобойные единицы. С противоположных сторон возникли две лестницы, ведущие на стены.

Расширившийся двор устилал крупная черная плитка, придавая ему довольно роскошный вид. Теперь тусклый серый камень крепости повсеместно сменился на блоки черного материала. Только усыпальница сохранила свой прежний вид.  

Я развернулся и схватился руками за край козырька. Высота была не больше двух метров, но прыгать все равно не хотелось. Сломаю случайно ногу, придется платить за лечение. Я отпустил руки и свалился на землю, все же умудрившись упасть на спину.

- Вот же срань, - выругался я, поднимаясь с плитки. – Предупреждать нужно.

Подойдя к Ларисе, которая апатично ковырялась в котелке, зачерпывая пальцам остатки каши, я похлопал ее по плечу. Женщина посмотрела на меня, как на человека убившего ее родителей и вернулась к еде. 

- Что ты будешь делать, когда на нас нападут? – спросил я, присаживаясь перед ней.

- Ничего, - ответила женщина, облизывая палец, на котором налипла гречневая каша. – Ты гарантированно помрешь, а меня освободят, как пленника подземелья.

- Значит, помощи от тебя ждать не стоит? – уточнил я, подтягивая к себе пакет с вяленым мясом.

- Неа, - ответила женщина. – Сегодня вечером толкну брелки из сильвинита, потом буду отсиживаться в подвале, изображая замученную жертву.

Я положил в рот солоноватый кусок мяса и сжал челюсти. Пресно. Думал, что будет вкуснее. Проглотив мясо, я вышел за ворота и облокотился нас стелу. Паршивая ситуация складывается.

Раскрашенное пятнами заката небо выплюнуло легкий дождь. Возле меня, лязгая железными когтями, опустился Коклюш, сжимающий в клюве кусок мяса.  Птица принялась рвать мясо, забрызгивая меня кровью. Она подкидывала в воздух оторванные куски и ловко проглатывала их, широко раскрывая клюв.

Я немного вздрогнул, когда железнокрыл резко взмахнул крыльями и пронеслась над моей головой, запрыгивая на стелу.

- Больно, - прохрипела птица, почти коснувшись клювом моего ухо. – мне так больно.

Не знал, что железнокрылы могут подражать голосам. Я догадывался, кому принадлежат повторенные птицей слова.

- Скоро нам всем будет очень больно, - сказал я, смотря на далекую линия дороги.  



Муси Мэй

Отредактировано: 27.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться