Ювенотерапия

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 2

Частенько я возвращаюсь мыслями ко дню, когда Алексей перестал быть для меня просто коллегой. Сейчас странно это осознавать, но мне в голову почему-то не приходило воспринимать его как-то иначе, пока он сам не обратил на себя мое внимание.

Помню, как привезла в его офис документы, которые нужно было оформить для нотариального заверения. Переводческий бизнес тесно связан с нотариальной деятельностью, однако нотариат – структура грузная, неповоротливая. Поэтому кто-то однажды придумал взять на себя техническую часть работы и зарабатывать на посредничестве. Контора Алексея – как раз такой посредник. Я отдала документы его ребятам и спокойно пошла обедать, немного помечтав о том, что нотариус будет порасторопнее и подпишет все до того, как я вернусь. 

Был жаркий летний день, поэтому после обеда я нашла свободную скамейку в ближайшем сквере и полчасика понежилась на солнышке. Люблю солнце, хотя временами мне кажется, что именно оно меня и убьет. Особых иллюзий на счет нотариуса я не питала, ибо не первый раз уже он задерживал документы из-за дотошных клиентов, так что смысла торопиться обратно в офис Алексея я не видела.

Когда пришла, ребята сказали, что документы еще не готовы и что нужно подождать еще немного. «Немного» это истекло, и я начала чертыхаться – в конце концов, в работе у меня был огромный перевод, а я вынуждена тратить время на ожидание в приемной! Написала нашему менеджеру Яне и стала ждать, что кто-нибудь выйдет и отдаст мне документы. Примета есть у меня такая: стоит пожаловаться кому-нибудь на проблему –  той же Яне – и проблема тут же испаряется! Приходит поезд, хотя еще за минуту до его прибытия громкоговоритель вещал, что неизвестно, сколько ждать; рассасывается пробка, изничтожающая малейшую надежду добраться вовремя; куда-то разбредается очередь, обещающая часы ожидания.

Кто-нибудь и правда вскоре вышел – сам Алексей. Отыскав меня в толпе, которую собрал его нерасторопный нотариус, он жестом попросил последовать за ним. 

В тесном кабинете умещалось так много людей! Ни за что бы не стала работать в такой каморке. И это чистая правда – я как-то отказалась от одной должности именно из-за того, что мне показался неуютным малюсенький захламленный макулатурой офис.

Усевшись за свободный стол, Алексей начал что-то сбивчиво объяснять и записывать на бумажке. Я даже не сразу разобрала, что с одним из документов была какая-то проблема, а вместо нотариуса в тот день заверяла особа, которой не хватало полномочий. Или ума, раз впоследствии она подписывала подобные бумаги без проблем. 

Алексей протянул листочек с адресом нотариуса, которому отвезли мои документы, и добавил, что все его курьеры заняты и нескоро смогут вернуть мои бумаги. Не знаю, почему, но в тот момент в моем сознании возникла маршрутка: я представила, как еду на ней к другому нотариусу, как сижу у открытого окошка и позволяю потоку воздуха играть с моими волосами. Сильно уж жарко было в тот день. В реальность меня вернул Алексей: 

«Вы у нас тут хорошо ориентируетесь?» – спросил. 

Я покачала головой. Я действительно на тот момент знала только две дороги – от метро до его офиса и от его офиса до кафе, где вкуснее всего обедалось.

«Распечатаю Вам карту», – сказал он. 

Я кивнула. Образ маршрутки снова вернулся, но если мне нужна карта, значит еще и пешком придется идти? Алексей что-то пощелкал мышкой и состроил раздосадованную моську. Серьезно? Взрослые мужчины строят такие моськи?

«Интернета нет», – сказал он.

У меня в телефоне есть карты, так что я взяла со стола бумажку с адресом. Но сказать об этом не успела.

«Давайте я лучше с Вами съезжу!» – Алексей убрал досаду с лица, заменив ее чем-то совсем странным. Он походил на ребенка, замершего в ожидании: сбудется или нет желание, которое он загадал? Но обдумывать это мне было некогда. Маршрутка в моем воображении сменилась вагоном метро. Насколько далеко ехать и идти, спросила я себя, если он собирается мне еще и дорогу от метро показывать? Вероятно, очень.

Поначалу решила отказаться от предложения – ну что я, в самом деле, совсем в картах не разбираюсь? Да вспомнила, что вообще-то пытаюсь стать более открытой и более общительной, и что такая поездка – неплохой шанс прокачать в себе эту самую общительность. Этакий вызов самой себе – выдержу или нет присутствие другого человека и необходимость с ним разговаривать. 

Я опять кивнула и направилась к выходу. Теперь Алексей следовал за мной, поскольку проход был узким и обогнать меня он все равно не смог бы. Но на улице он затормозил у выхода, раздавая какие-то указания курившим там парням. Я решила не стоять над душой и пошла вперед, к метро. Догонит, подумала.

И пяти шагов не сделала, как меня окликнул Алексей:

«Вы куда, Татьяна?»

Как куда? К метро, думаю. Сам же сказал, что ехать придется, а теперь вопросы задает. Реально странный какой-то. Развернулась к нему, чтобы сообщить ему, что он странный, но...

«Нет. Садитесь», – ухмыльнулся Алексей и показал на красивую иномарку, мимо которой я торопливо проскочила. Разблокировав дверь со своей стороны, он уже собрался садиться, как вдруг заметил, что я не сдвинулась с места.

Я же лингвист. 

Контекст указывал на то, что мы поедем на метро. 

И речи ведь не было о машине! 

«Давайте я лучше с Вами съезжу»... Не «давайте я лучше Вас подвезу» и не «давайте лучше Вы со мной поедете»....

«Давайте я лучше с Вами съезжу» – а я езжу на метро и на своих двоих, черт возьми!

Мое лицо, наверное, сильно смахивало на синий экран подвисшего компьютера. Потому что степень моего замешательства была просто космической. Я все еще стояла на месте и усиленно обрабатывала информацию. 



Татьяна Карам

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться