Зачётная парочка

Размер шрифта: - +

Глава XIX. Anticipation

 

Вторая учебная неделя, рохаб

Карса Алатта

Если бы меня спросили, что мне больше нравится, рохаб или демин[1], я бы не задумываясь, выбрала рохаб. Разве предвкушение приближающихся выходных не лучше самого ощущения приближающейся свободы? Когда ты знаешь, что завтра последний учебный день, такой желанный и заслуженный, не приятнее ли это осознавать, чем уже быть в этом самом дне? Ещё нельзя расслабиться, но уже можно чувствовать лёгкий запах приближающихся выходных, как пахнет снегом перед метелью, и ты ещё не видишь снежинок, но уже предчувствуешь, как всё вокруг будет неспешно покрываться тёплым пуховым платком. Надеюсь, Демин простит меня за то, что я предпочла его брата. В конце концов, у него и без меня хватает поклонников.

В этом году в рохаб нам поставили две пары равильского, и философию, такое знаковое сочетание: Истерваль считался колыбелью античной философии. На обоих предметах так или иначе всплывали смысловые параллели: на равильском мы читали современные переводы древних текстов, а на философии постоянно слышали равильские термины, прочно вошедшие в повседневный обиход. Теперь, я думаю, совершенно очевидно то, что рохаб – мой день, хоть сегодня и нет возможности повидать Крисдейна. Но жаловаться здесь совершенно неуместно, поскольку теперь я его и так вижу гораздо чаще, чем могла надеяться.

Слушая с детства дедушкины рассказы про Истерваль, я была очарована им навечно. Серьёзно я взялась за язык в школе, но поскольку я росла, слыша равильскую речь, научный подход к изучению языка у меня не прижился. Я понимаю его на интуитивном уровне, и объяснить, почему правильно так или иначе, не могу. Пары в университете я воспринимаю, как ещё одну возможность поговорить на языке моих предков по папиной линии.

На первых двух парах я изо всех сил следила, чтобы Хани не халявил, нимательно слушал и вообще участвовал в обсуждении, и так ему надоела тем, что пыталась заставить его вызваться отвечать, что он не выдержал и пересел от меня на другую парту. Никто не ценит твоих благих намерений, особенно тогда, когда они так нужны. Но на философии мы снова сели вместе, и всю пару проиграли в квадратики в тетрадке Хани, хотя я и пыталась записывать самые важные тезисы в свою.

На спецкурсе у ректора, который я в этот раз имела возможность прослушать до конца, мне неожиданно понравилось. Возможно, тут тоже сработало очарование рохаба, потому что вообще-то я не хотела на него ходить и поддалась уговорам Хани с обещанием попробовать, вдруг зайдёт.

И мне, действительно, было очень интересно. Госпожа Брилль темой второго занятия  выбрала парадоксы чародейских построений и их решения, а я всегда любила разные логические загадки. Ну и конечно, мало кто мог остаться равнодушным к тому задору, с которым наша новая повелительница академии вела свои занятия. Чем-то неуловимым она мне напомнила Крисдейна. Хотя почему неуловимым – вполне даже понятным. Любовью к своему предмету.

[1] Рохаб и демин в Вирсании – последние два дня рабочей / учебной недели, аналог четверга и пятницы.

 

Тобиас Хьярнан

 

Орланда ко мне и раньше заглядывала по-дружески, но сегодня я её не ждал. Виделись мы только вчера, и, на мой взгляд, полностью удовлетворили потребность в общении по деловым вопросам. Сейчас же она явно была чем-то обеспокоена, и мялась у двери, как будто мы первый год знакомы. Значит, пришла по личному.

- Заходи, заходи, ты чего как не родная? Я сейчас чаю заварю.

Орланда молча села в кресло, поставила локти на стол и упёрлась лбом в ладони.

- Эй, ты чего? Что-то случилось? Орланда? – я бросил чайник обратно на сервант и подошёл к девушке.

- Хочу, чтобы ты меня осмотрел. Мне в последнее время не нравится моё состояние. – Головы она так и не подняла. Должно быть, ещё не привыкла, что как лекаря меня стесняться не нужно.

- Какие симптомы?

- Утром тошнит, днём плохо, вечером голова раскалывается. Или повесили на меня что-то, или сам знаешь. В любом случае, чем раньше узнаю, тем лучше. Посмотри, пожалуйста, а?

- Конечно. Ложись.

Орланда сняла жакет (она так и ходила в военной форме по академии), перебралась на кушетку и вытянулась. Общая диагностика не занимает много времени, но требует от пациента расслабиться и не двигаться.

- Всё, можешь садиться, только не вставай. Сейчас всё же налью тебе чаю. Ты беременна. Поздравляю от всей души.

Орланда даже не вздрогнула. Как женщина с большими ментальными способностями, да ещё и следователь, она прекрасно понимала, что с ней происходит, но, видимо, боялась себе в этом признаться.

- Так я и знала. Сколько уже?

- Не меньше месяца. Аура яркая, чистая. - Я пододвинул журнальный столик поближе к кушетке и поставил перед будущей матерью большую горячую кружку. - Позволишь, я на тебя немного своей защиты повешу?

- Лишним не будет. Маскировку я накину сама, а Бернхард меня теперь без защиты из дома не выпустит.

- Отправишь ему светляк?

- Сама поеду. Такие новости надо лично говорить. Да и соскучилась по нему сильно.

- Ладно тебе, всё будет хорошо, чего ты так приуныла?

Орланда наконец подняла голову и посмотрела мне в глаза.

- Да не ко времени всё это! Только мы след взяли! Да и … не знаю я. Ребёнок это ведь навсегда.

- Страшно?

- А тебе было бы не страшно?

- Не знаю. Я же мужчина. К тому же лекарь. Мне не страшно.

- Это ты сейчас так говоришь. А когда узнаешь, что твоя жена беременна вот тогда-то я на тебя и посмотрю.

- Так нет у меня никакой жены.

- Скоро будет, зуб даю. Чтобы здесь да не захомутали? Это ж АЧИ. Много молодых девиц в самом соку и мало ответственных парней. А ты вон какой неженатый.



Анастасия Ингерман

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться