Закон о чистоте крови. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 8

ГЛАВА 8  

В кабинете у отца все прошло на удивление быстро и просто. Нам передали карту, чтобы изучили, потому что завтра ночью нас отведут ко входу в катакомбы.  
А дальше — сами.  
— Значит, так... Кеша, — процедил отец, пристально глядя на черно-красную птицу, сидевшую на подлокотнике моего кресла. — Если с девочкой что-то случится...  
Кеша невинно хлопнул глазами и сказал:  
— Нет, я, конечно, в меру сил и возможностей... Но я же такой маленький и слабенький!  
— Если не убережешь, то будешь еще и дохленький, — нехорошо усмехнулся наг. — Айнир Тарнигар Нурикеш, я прекрасно знаю, каковы твои возможности.  
— Навели справки все же. — Попугай встряхнулся и, распушив перья, громко рявкнул: — Были, лорд! Были возможности! Тепе-р-рь же я слаб, как птенец.  
Тут вмешалась Гаррини, сначала разрушив напряжение легким смехом, а потом проговорив:  
— Феникс, вы можете лгать Лалидари, она малышка и ничего не поймет. Но тем, кто видит внутренний источник, — нет! 
— Видящая, — скривился пернатый. — Тогда вы должны бы понимать, что источник блокирован. Мне доступна лишь десятая часть былых возможностей, иоли* Гаррини! Десятая! Я даже обер-р-рнуться не могу...  
— Значит, защищай, как можешь, — усмехнулся папа и многозначительно добавил: — Когда я тебя обратно в анабиоз запаковывал, ты меня едва по стенке не размазал! Так что не надо тут...  
Нурикеш только ненавидяще посмотрел на чету нагов и медленно кивнул.  
А я в первый раз задумалась над тем, куда и с кем собираюсь. Тут что сама задумка — авантюра чистой воды, что сопровождающий такой, что просто слов нет. Цензурных.  
В свой адрес у меня, впрочем, тоже не самые приличные эпитеты. Почему я только сейчас вообще задумалась?! Вернее, только сейчас я... испугалась?  
Да. Мне страшно. 
В катакомбы столицы Змеиной провинции не спускались очень давно. Есть, конечно, определенные туристические маршруты, но они небольшие. А нам с Нурикешем предстояло достичь самого центра подземного лабиринта. Капища богини Земляны. Бред чистой воды.  
Ради того, чтобы обойти Закон? Не только! Просто... подчиниться сейчас — обозначало склониться перед системой, отдать себя... Я же не полноценная нага. Какая я буду потом? Морально. 
Как ни скрывайся, ни прячься, но какие-то чувства к Инейрану у меня есть. Так что два варианта. Если мужчина будет жесток и несдержан, то мне предстоит физическая реабилитация, да и такое не проходит даром для психики. Если он будет нежен и ласков, если мне понравится... а потом он, насытившись, меня бросит... такое тоже повлияет.  
Идем дальше. Да и просто... если есть шанс, то почему надо отказываться?! Путь к капищу не должен быть опасным: из-под земли ничего не лезет, город Нар спит спокойно. Да и папа с мамой не стали бы посылать нас на верную гибель. А значит — да будет так.  
Когда-то же надо прекращать быть домашним цветочком?  
Я так сильно сжала пальцы на тонкой бумаге с картой, что она хрустнула, и я испуганно опустила взгляд. Фу-у-ух! Просто согнула сильно, а пергамент старого производства, отсюда и звук.  
— Я узнавал: в катакомбах все спокойно, да и навесим на вас все, что можно и нельзя, — деловито говорил папенька. — Разумеется, по пути к капищу могут встретиться ловушки, но не смертельные, так как раньше это было общедоступное место. Сейчас же оно просто заброшенное, за ненадобностью, после того как богиня в сердцах сказала, что ноги ее там больше не будет. Но на зов феникса Земляна обязана явиться, ведь между ней и этим малочисленным народом есть древний договор.  
— Понятно, — брякнул Кеша, косясь недовольным взглядом. — Если вы с угрозами в мой адрес закончили, то я могу идти? Боюсь, инструктаж для вашей змейки не актуален в моем случае, а терять время я не люблю.  
— И какие же у вас тут дела могут быть, господин Айнир Нурикеш? — вскинула бровь Гани, с иронией глядя на попугая.  
— Пожрать, — спокойно отозвался феникс, ввергнув меня в некоторый шок таким выражением. — Раз больше пока делать нечего... Хотя у вас в доме есть поистине занимательная литературка!  
Я не сдержалась и хихикнула, вспомнив трагическую романтику Дуары и Лудана.  
Папа же, не расслышав иронии в голосе Кешки, довольно кивнул:  
— У нас, и правда, замечательная библиотека с редкими книгами, которые чрезвычайно сложно достать.  
— О, да! — серьезно подтвердил пернатый. — Такого я еще нигде не видел! Ну а теперь, если препятствий нет, то позвольте я вас покину.  
И, не дожидаясь ответа, Кешка вспорхнул с подлокотника, долетел до двери и спикировал на ручку, опуская ее вниз. Створка отворилась, и наш умненький птиц с видом победителя важно вылетел в коридор и скрылся за углом.  
После я еще долго сидела, выслушивая советы родителей, разбирая вместе с ними план подземелий, стараясь выбрать оптимальный маршрут, и усваивая множество жизненно важных и не важных сведений.  
В итоге выползла из кабинета в прострации и с кашей в голове. Впрочем, это ощущение было ошибочным, потому что когда спустя полчасика, после душа, я в халате села еще раз просмотреть записи и схему, то обнаружила, что все хорошо запомнилось и отложилось. Ну и замечательно!  
Эх... вечер. А хочется чаю с пироженками. 
Я взглянула на Кешу, который примостился на шкафу и, казалось, дремал. Кто же ты такой, Айнир Нурикеш? И за что тебя так жестоко прокляли?  
Впрочем, размышления о смысле жизни и ее несправедливости надолго не задержались, вытесненные все тем же: «Хочу пироженок!» Я смирилась со своим моральным падением и уже почти созрела до налета на кухню, когда воздух в центре спальни заискрился и оттуда шагнула очень-очень серьезная брауни.  
— Мышка, — улыбнулась я и, подобрав полы халата, сползла с кресла на ковер, чтобы быть на одном уровне с девушкой, сейчас достающей мне до пояса.  
— Привет, Лали, — кивнула в ответ Мышисса, тряхнув золотистыми кудряшками, и нервно расправила передник. А затем невинно поинтересовалась: — Как дела?  
О как! Интересно! И только за этим Мышка и пришла? А вот и не верю!  
— Замечательно, — улыбнулась я и вернула подачу с тем же наивным выражением лица, какое сейчас было у подружки: — А у тебя?  
— Тоже хорошо, — стушевалась брауни и потупилась.  
Я лишь закатила глаза и решительно сказала:  
— Мышь, говори уже, зачем пришла! И так понятно, что не просто проведать!  
Она посмотрела на меня, прикусила губу и на одном дыхании выпалила:  
— Возьмите меня с собой!  
— Куда? — оторопело поинтересовалась я.  
— Я знаю, куда ты собираешься, — понизила голос златовласка и, нервно заломив руки, сбивчиво продолжила: — Возьми меня к Земляне! Пожалуйста! Я всегда мечтала попасть в ее капище, чтобы попроситься на службу к высшей силе! Но это почти невозможно, потому что она крайне редко отвечает на призыв! А ты в такой компании... что успех практически гарантирован.  
— Но, Мышка... — пробормотала я, взволнованно прикусывая губу и не зная, что делать.  
— Ты же обещала меня взять, когда учиться поедешь! — перешла в наступление приятельница. — Обещала! А такими темпами ты обратно домой точно не вернешься! Или что, хочешь нарушить обещание?!  
Чтоб мне полинять досрочно!  
Я и правда давала слово... почти шутя… но все же. Ведь тогда я не считала это какой-либо проблемой. Юные наги, если позволяет ситуация, всегда уезжают в большой мир с сопровождающим. И «добро» на это нам с брауни было дано...  
Ох, что же теперь делать?!  
Но если рассматривать ситуацию с иного ракурса... Мышка — существо почти уникальное, как и каждый фейри. Она может ходить по изнанке пространства в любую точку страны, если у нее есть там ориентиры. И хозяйственная, а при заключении договора и связке с хозяином брауни заботится о нем по мере сил. То есть, очень и очень хорошо.  
Если со мной будет Мышисса, многие проблемы просто испарятся.  
Но есть одно но.  
— Мышь, а как быть с теми узами, которые связывают тебя с домом?  
— Перекину на тебя, — спокойно ответила девушка, откинув за спину густые солнечные кудряшки. — Заключим стандартный контракт на три года, после которых я свободна в дальнейшем выборе пути.  
— Есть проблема, — хмыкнула я. — Служба брауни стоит очень дорого. И, стало быть, ты мне не по карману.  
— Тогда еще проще, — немного поразмыслив, отозвалась Мышка. — Контракт с твоим отцом и на дом. Но так как узы будут на тебе… 
— И потом мне будет выволочка от папы за уворовывание ценных наемников. И велика вероятность получить ремня от твоего батюшки за заманивание его брильянтовой!  
Да-да, в детстве достопочтенный мистер Торн не погнушался выпороть нас обеих за побег с территории дома в прилегающий парк.  
— Твой папа согласен, я только что от него, — не моргнув глазом, отозвалась Мышисса и уже гораздо более неуверенно закончила: — И обещал поговорить с моим... потом.  
Тогда вообще все великолепно!  
— Ну ладно, — улыбнулась я подружке и повернулась к фениксу. — Кеша, мы берем Мышку с собой.  
Кеша приоткрыл зеленый глаз, оглядел брауни и, отвернувшись, буркнул:  
— Разве что как сухой паек. Буду голодный — поклюю. 
— Что? — тихо-тихо переспросила златовласка.  
— Что слышала, — вновь развернулся к нам попугай и, расправив крылья, несколько раз взмахнул ими, разминаясь. — Дур-р-рочка, я против.  
— Почему? — Я от удивления даже на обзывалку внимания не обратила. Паяц есть паяц, что с него взять? И что обижаться на убогого.  
Но судя по тому, что я успела узнать, Айнир Нурикеш идиотом не был точно. И должен понимать, сколько положительного в том, что с нами пойдет Мышисса.  
— Не люблю я мелочь-брауни, — признался феникс, окинув девочку неприязненным взглядом.  
— Я от тебя тоже не в восторге, — заверила его Мышка и мстительно добавила: — А уж от вашей расы не в восторге все королевство. И ничего... Терпим!  
— Приходится, — не менее злорадно ответил Кеша. — Именно фениксы — самые лучшие ученые, политики и военные высшего звена. Если бы мы не стояли во главе государства, то эту страну уже давно растащили бы по кусочкам соседи!  
— Самомнение стремится в стратосферу, — покачала золотистой головкой брауни.  
Кешка замолчал. Вот серьезно!  
А потом повернулся ко мне и сказал:  
— Я на распутье.  
— Ты о чем? — оторопело поинтересовалась я.  
— О том, что ответить на ее подколку можно двумя вариантами, «смущенно» признался феникс. — И вот не знаю, что выбрать... Один ребяческий, но очень хочется. А второй — умнее... 
Мышисса внезапно громко рассмеялась и махнула рукой.  
— Озвучивай оба, ехидство в перьях!  
— Я, между прочим, представитель высшей аристократии!  
Того, что он в перьях и реально ехидство, это не отменяет...  
— Излагай уже, — вздохнула я.  
— Выберу-ка я умный вариант, — все же решил Нурикеш. — Так вот, самомнение у моей расы, может, и до небес, но совершенно обоснованно. Мы лучшие. Мы сильнейшие.  
— И от скромности явно не помирающие, — покачала я головой. — Это, разумеется, так, моя птичка... Но ты забыл сказать: «одни из умнейших, сильнейших» и так далее. Да, не спорю если сравнивать, то в указанных тобой сферах фениксов очень много... но все потому, что у вас есть такие склонности. У большинства крылатых — аналитический склад ума и повышенная хитропопо... — Я замолкла, немного покраснев, и завершила фразу уже несколько иначе: — Именно поэтому в указанных тобой сферах вас много. Просто способные. А нагов много во врачебных и магических направлениях науки. Остальные расы тоже, как правило, имеют таланты в определенных сферах.  
Да, фениксы у нас в стране — высшее звено. Как раз из-за того, что когда у них проходит юношеская дурь, они могут использовать все свои возможности. И предела у них практически нет. Вернее, достигнуть его еще никому не удавалось. Крылатые или тормозили развитие самостоятельно, потому что болезнь безумием силы еще никто не отменял, или не тормозили... В последнем случае их либо убивали, потому что они заболевали или потому что комплекс «Хочу быть властелином мира» проявлялся во всей красе.  
В свете того, что я сейчас вспомнила, становится, и правда, очень интересно, за что же наказали этого феникса. Особенно если учесть, что он все же не юнец. Взрослый, сильный и наверняка немало добившийся мужчина, которого скрутили, как мальчишку, и сделали, что захотели. Могу представить, как его это царапает изнутри. Айнир Нурикеш потерял все. Облик, силу, положение. Для феникса нет краха страшнее.  
— Лали, — на плечо приземлилась увесистая попугайская тушка. — Твое решение неизменно?  
— Ты про Мышку или...  
— Про брауни, — оборвал меня Кеша. — Разумеется, если ты все уже обдумала, то я могу лишь согласиться. Права голоса я не имею.  
Феникс спрыгнул на пол, потом перелетел на подоконник, а затем и вовсе скрылся в ночной тьме.  
— Ну, так ты меня берешь? — дернула за рукав Мышисса.  
Я перевела взгляд на малышку брауни и кивнула. 
— Тогда сегодня-завтра проведем ритуал, — встряхнула кудрями Мышка и улыбнулась мне, торжественно поведав: — Лали, ты не пожалеешь! 
— Конечно, — медленно кивнула я, глядя, как подружка растворяется в сверкающей золотой пыли, которая исчезает, не долетев до ковра.  
Волшебная девочка.  
А у фениксов, кстати, служат не брауни, а гремлины. Может, именно поэтому Кеша и не хотел, чтобы Мышь с нами шла? Какая-нибудь расовая неприязнь? Или все же что-то личное?  
Я смотрела в окно, в которое вылетел пернатый, и думала, что притираться нам друг к другу придется долго, и процесс этот явно будет сложным, несмотря на то, что мы оба стараемся. Да-да, невзирая на отвратительное поведение, этот поганец действительно старается. Заметно. Иногда.  
Я улыбнулась, подумав, что и правда очень уж «иногда», но потом мне отчего-то стало грустно. Он для меня слишком необычен и непостижим, я не в силах представить, что было у этого создания в жизни. Какой опыт за плечами. А я же для него, наверное, наоборот — слишком обычная. Глупенькая, молоденькая, и даже не нага. Так... полукровка.  
Полукровки, как это ни прискорбно, часто гораздо слабее, что в физическом, что в умственном плане, чем чистокровные. Тестирование у меня, конечно, отклонений от среднего уровня нагов не выявило, но... стереотип — это стереотип. Может, и Инейран себя вел так именно поэтому. Дурочка — и дурочка! Гр-р-р!  
Я устало потерла виски и встряхнула головой, отгоняя лишние мысли. Про Инея вообще думать нельзя. Потому что и правда глупею. Например, размышляю о том, что пока он не осмелел сегодня, мне было... хорошо? Так! А вот теперь точно лишнее! Ио Лалидари, если вы не желаете стать «илу» не только формально, то извольте заниматься делом!  
Я вздохнула и вернулась к изучению как маршрута, так и плана катакомб. Еще нужно было определиться с тем, что нам взять с собой. Мышка очень пригодится. Не придется тащить все на себе: брауни просто закинет вещи в один из пространственных карманов — и все! Полезная у меня подружка. Очень полезная.  
Но вернемся к капищу Земляны. Что я знаю? О богах вообще, об этой богине в частности, и о причинах, почему сейчас все больше и больше храмов и капищ становятся такими, как наше. Почему боги отказываются являться, хотя еще несколько поколений назад кто-нибудь из пантеона постоянно спускался на землю? Раньше праздники не обходились без визитов высших, которые контролировали магические потоки мира и держали в своих руках чаши великого равновесия.  
Земляна — девушка скандальная, хитрая и коварная. Ну и с весьма специфическим чувством юмора. Видать, потому фениксы с ней общий язык и нашли — одна и та же противная порода. И в услужение к ней шли, по сути, только крылатые, потому что только у них получалось выполнить задания капризной высшей. Может, просто мозги с одинаковыми завихрениями, вот и понимали фениксы Земляну.  
В столицу Змеиной сия своенравная барышня отказалась являться после того как жрецы, вычитав в древней книжке про самый лучший дар, решили преподнести его ей на какой-то большой праздник. К сожалению, о том, как именно служители богини истолковали туманные характеристики Книги Земли, история умалчивает. Пыталась история умолчать и о реакции Земляны, но это оказалось сложновато. В общем, подарочек настолько сильно не понравился высшей, что она официально заявила: в это капище хвостатых извращенцев она больше ни ногой! И капище оказалось заброшено, а потом и вовсе почти забыто... Так что теперь надежда только на Нурикеша и на то, что клятва богини вынудит ее откликнуться на зов феникса.  
Идти нам не очень долго... По Западному Лучу, после переходим на первый круг и идем по нему до Северного Луча. Почему нельзя пройти сразу до капища — неизвестно...  
Гаррини, когда я спросила, просто отмахнулась и, серьезно глядя на меня, с нажимом повторила, что идти надо именно так, как указано, и никак иначе. И даже если меня куда-то не туда потянет мой пернатый «билетик» на аудиенцию к Земляне, то, по выражению отца, надо дать Кеше по клюву и тащить в нужную сторону.  
И опять-таки ничего мне не говорят. Вот тебе, деточка, карта, вот тебе рекомендации, и даже не думай о том, чтобы ослушаться. С одной стороны, в этом есть смысл и родителям виднее. А с другой... я что, овца?! Почему если нельзя, то не говорят, по какой причине нельзя?!  
Ладно! Размышлениями я ничего не добьюсь. На сегодня я уже все сделала, осталось только дождаться Мышку и провести ритуал. Хотя, она разбудит, когда придет.  
Я с чистой совестью забралась в постель и накрылась вытащенным из шкафа дополнительным одеялом. Потому что некоторые с прытью, широко известной в узких кругах Дуары, улетели навстречу ночи. И я оставила открытым окно.  
Ночь прошла беспокойно. Сначала явилась брауни, глубоко возмущенная тем, что я не с трепетом ожидаю ее, а бессовестно дрыхну.  
После была пентаграмма, шаманские пляски с бубном и клятва на крови. Что я, Лалидари ист Нарийн, принимаю на службу сроком в три года Мышиссу Тарри из рода Лисьей Хитрости.  
Надо заметить, что про род златокудрой девчушки с наивными голубыми глазами я узнала только сейчас. Такое вообще не афишировалось, потому что... слишком многое становилось явным.  
И правда, многое!  
Создание уз с брауни далось нелегко, потому что ритуал опустошил мой магический резерв. Потом Мышка растворилась в золотой пыли, а я с удовольствием уснула... ровно до того момента, когда ко мне под одеяло с ворчанием не полезло что-то холодное. Разумеется, я завизжала и… с рук сорвалась какая-то странная искристая сеть, кинувшаяся на черную тень. Тень хорошо тряхнуло, отчего она выматерилась голосом феникса.  
— Кеша? — робко спросила я.  
— Уже не знаю, — мрачно откликнулись с пола. — Но если и Кеша, то лысый и малость прожаренный. Ты почему не сказала, что уже инициирована, магичка недоделанная?!  
— А непонятно, что ли?! — рявкнула в ответ. — Если я под Закон о чистоте крови попадаю. Потому и илудара пришлось искать как можно быстрее.  
— Да я что, в ваших традициях разбираюсь?!  
— Хватит кудахтать! — рассердилась я и задала очень интересующий меня вопрос: — Какого феникса ты ко мне в постель полез, извращенец пернатый?  
— Холодно! А тебе одеяла и тепла тела жалко?! Я всего лишь около лодыжки пристроиться решил.  
— А почему тогда до бедер дополз?  
— Так под одеялом темно! Оно большое, кровать тоже немаленькая, пока до тебя добрался, пока сориентировался, в какой стороне лодыжки! Ну и... немного неправильно сориентировался.  
— Бедненький, несчастненький, — едко отозвалась я и со вздохом села, нашаривая тапочки. — Судя по болтливости, ты живой и практически здоровый, но давай я тебя все же осмотрю.  
— Не надо, — категорически прозвучало в ответ, и послышался цокот когтей, указывающий, что Кешка удалился в противоположную от меня сторону. — Я еще жить хочу.  
— Если хочешь жить благополучно, то не стоит лезть без спроса к девушкам в постель, — назидательно поведала я птицу.  
— Лялька, если бы я спрашивал у девушек, можно ли лезть к ним в постель, то каждый раз получал бы по клюву, а то и заклинанием! — иронично донеслось откуда-то из-под туалетного столика. — У вас, женщин, почему-то очень большая потребность в том, чтобы вопить: «Нет», а телом говорить: «Да». И слушать, как выясняется, надо именно тело... потому что потом голос приходит с ним в согласие.  
— Опытный мой! Не за это ли тебя в попугая?!  
— И не только, — не стал отрицать феникс.  
Я хлопком включила свет и подошла к Кеше, потом опустилась на колени и заглянула под столик, откуда на меня настороженно смотрели зеленые глазки.  
— Прелесть моя, иди сюда, — ласково проворковала я, впрочем, не торопясь тянуть к попугаю руки.  
— Я так похож на дурака? — поразился пернатый.  
— Ну, знаешь... — Я села на пол и подмигнула фениксу. — Судя по твоим же заверениям, попка — дурак.  
— Попка — дурак с хорошо развитым чувством самосохранения, что делает его в разы умнее, — подкорректировал мою фразу Нурикеш.  
— Как скажешь, — улыбнулась я. — Кеш, если все в порядке, то давай закроем окно, я выдам тебе второе одеяло, и спать!  
— Пошли, — вздохнуло черно-красное бедствие, выбираясь из своего убежища. — Вот же, а... девушка сама зовет в постель, да еще и, добрая душа, одеялом одаривает… А я совершенно недееспособен!  
Я замерла, уже наполовину вытянув небольшое покрывало из шкафа, и спокойным тоном проговорила:  
— Айнир Нурикеш, я бы очень просила, чтобы вы не переходили границ допустимого. Да, мы с вами общаемся на уровне приятелей, но некоторые шуточки мне неприятны и мешают вас воспринимать с положительной стороны.  
— Прошу прощения, — так же официально ответил феникс.  
Я вернулась в постель, села, дождавшись, когда это бедствие устроится на простыни, и укрыла его одеялом. Легла и закрыла глаза. Через минутку началось шевеленье и послышались тяжкие вздохи.  
— Ну что такое? — с мукой вопросила я у темноты. 
— Жарко и дышать нечем.  
Спокойствие и только спокойствие!  
Я села и откинула одеяло с головы этого нахохлившегося несчастья.  
— Так нормально, спасибо, — вежливо отозвался Кеша.  
— Пожалуйста, — не менее любезно ответила я и легла обратно.  
Минут пять я лежала, ожидая еще чего-нибудь от пернатого, но он затих, а там и я незаметно уплыла в сон.  



Александра Черчень, Анна Минаева

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться