Закон о чистоте крови. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 12

ГЛАВА 12 

Следующий день пролетел так стремительно, что я даже оглянуться не успела. 
Под видом подготовки к «передаче товара временному владельцу» проходили совсем другие сборы. 
Днем еще раз приходил Иней. Я кусала губы от смешанного желания: выскочить и броситься рыжему гаду на шею или рвануть в катакомбы прямо сейчас, из багажа взяв лишь необходимого Нурикеша. 
Иней, Иней, Инейран. При одном имени сердце трепещет, а от воспоминаний о вчерашнем вечере становится жарко щекам. Но расслабляться нельзя... 
— Ну, так что мне ему сказать? — нетерпеливо напомнила о себе Мышка. 
Я вздохнула и положила расческу на туалетный столик. Тоскливо оглянулась. Кеши, который своим видом, возможно, задушил бы во мне желание спуститься вниз, не было. Но Мышка тоже справилась. 
— Он в виде нага.  
О-о-о! Тогда пусть катится к фениксам! Я его в этом виде как-то боюсь. Вернее, ассоциаций, которые возникают. Вот извращенец рыжий, а?! У него же есть желание этим заниматься, это мое «хочу — не хочу» никого не интересует... 
— Скажи, что молодая госпожа изволит топиться в ванной и в ближайшие два часа прерывать сей процесс не планирует. 
Брауни скептически хмыкнула: 
— Ты настолько хочешь видеть его в своей ванной? Нет, я, конечно, скажу, если так надо, но за последствия отвечаешь сама, — пожала округлыми плечиками златовласка и демонстративно шагнула к двери. 
И хоть это было просто шуточкой, потому что перемещалась она все же по изнанке, я все равно перепугалась. 
— Мышь, придумай что-нибудь! — взмолилась я. — Ну, что готовлюсь там, активно собираюсь или еще что. Да хоть сплю! 
— Сама виновата, — буркнула брауни, с легким осуждением на меня глядя. — Не надо было вчера змея обнадеживать по полной программе! Разумеется, он раскатал свою чешуйчатую тушку на всю длину, рассчитывая на продолжение! 
— Подождет! — рявкнула я. — Чисто теоретически я уже через два дня вся его! Так что пусть закатывается обратно! 
— Хорошо, — хихикнула Мышка, щелкая пальцами, с которых сорвался ворох искр. — Скажу, что ты спишь. Надеюсь, торчать здесь в ожидании, как раньше, он не станет: как я слышала, сегодня у Инейрана открытие новой линии товара и нового центра распространения. На приеме он должен присутствовать. 
Я ощутила мимолетную тоску по тому, чего никогда не видела. Званый ужин... Наверное, это очень интересно и необычно! 
Ладно! Не будем грустить, ведь совсем скоро, вне зависимости от исхода, я больше не буду под таким жестким контролем, как любая юная нага. 
Но что Мышисса говорила еще? Про «как раньше»... 
— Ты это о чем? 
— Ну… Ты же у нас любительница засидеться до утра за книжкой, а после обеда упасть и поспать, — улыбнулась в ответ брауни. — И если он приходил, когда ты спала, то просто шел в библиотеку и ждал, пока встанешь...  
— О как... — пробормотала я, чтобы хоть что-то сказать. 
— Ну, я пошла, спроважу рыжего змея, — кивнула Мышь и растворилась в золотом сиянии. 
А я почему-то сидела и, как последняя дура, мечтательно улыбалась. Он меня ждал! Очень занятой Иней ждал, пока я проснусь, чтобы... поговорить. И так было не один раз. 
Именно с таким выражением блаженной мечтательности на лице меня и застал вернувшийся Нурикеш. Попугай спустился на пол, сделал несколько шажков и остановился прямо напротив моей кушетки. Наклонив голову, внимательно меня изучил и, наконец, сказал: 
— Дур-р-рочка, ты меня пугаешь! 
— Не пугайся, — посоветовала я и со вздохом поднялась. — Это так... Временное помутнение рассудка на почве повышенного гормонального фона, обусловленного...  
— Хватит! — решительно пресек мою речь феникс. — Во-первых, твой высоконаучный перл слишком умен для моего скудного попугайского умишки, а во-вторых, мне все равно, за какими словами ты спрячешь свои желания. Главное, чтобы это не отразилось на планах и действиях, Лалидари.  
— Не переживай, — сухо ответила я, вставая на носочки и потягиваясь. — Все в силе. Я не отменю это только из-за того, что хитрый змей снова стал хорошим. После того, как он себя вел, после того, как сам говорил, что я его не знаю… Инейрану веры нет.  
— М-да, нет ничего более непоследовательного в своем настроении и решениях, чем обиженная женщина, — иронично отметил Нурикеш, оглядывая меня яркими зелеными глазами. — И с чего ты взяла, что не знаешь? Знаешь. И даже с нескольких сторон теперь, а не только с той ванильно-розовой, что он показывал ранее.  
— Я предлагаю закрыть тему, — ровно и доброжелательно проговорила я, развернувшись к слишком сообразительной птичке. — Айнир Нурикеш, это не то, что я бы желала с вами обсуждать. Не та тема, не то время... да и не тот собеседник, согласитесь.  
— Ио Лалидари, меня начинает восхищать эта милая манера, переходить на «вы» в тех случаях, когда вы желаете увеличить дистанцию.  
— Кеша, у меня, между прочим, тоже есть вопросы, — хмыкнула я и присела рядом с попугаем. — И очень много. Например, что один из высших лордов королевства забыл в этой пернатой шкуре, почему он так не любит брауни и за что его так оригинально наказали. И еще, а что же будет мне, когда поступившие с тобою таким образом узнают, кто виноват в том, что ты больше не бесполезное чучелко...  
— Вынужден повторить твои слова, — медленно ответил Нурикеш, не отводя от меня глаз. — Не та тема, не то время и не тот собеседник.  
— Вот видишь, как у нас с тобой много «пересечений» таких разных прямых, — улыбнулась я в ответ и, встав, наигранно бодро сказала: — Себе мы почти все собрали, а нужно ли что-то взять в дорогу тебе?  
— Нет, — нахохлился пернатый.  
— Как скажешь, — кивнула я и вышла из спальни в гостиную. Там тяжело опустилась на диван и устало потерла виски.  
Ио Лалидари, а вы и правда дурочка. Понимая, что лезете куда-то совсем не туда, все равно стремитесь. Но... выбора у меня нет. Того, который бы меня устроил.  
После все как-то очень стремительно закрутилось. И началось все с недолгой прогулки по ночному городу, где я с любопытством вертела головой: все же по ночам ни разу не гуляла. Но как только поняла, куда мы идем, то о-о-очень удивилась.  
— А зачем нам на кладбище?!  
— Вот именно, — пробормотал Кешка, сидящий на плече, и уже громче добавил: — Уважаемые, продемонстрировать дочке зарезервированное для нее местечко можно было и днем!  
— Замолкни уже, — тяжко вздохнул отец, ползший немного впереди. — Как же достал, а! 
Кеша промолчал. Странно, но факт. 
Хм, а меня это пернатое уже не до такой степени раздражает... Интересно, почему? Нет, конечно, временами достает едва ли не до зубовного скрежета, но того желания удавить мелкую пакость, которое было вначале, уже нет. 
— На этом кладбище, в нашем семейном склепе, находится один из спусков в подземелья, — пояснила Гаррини. — Мне бабушка рассказывала. В давние времена жил да был мой дедушка... не на шутку заинтригованный содержимым катакомб. Он являлся смотрителем этого кладбища, под которым проходит один из Лучей пути. Вот дедушка и выкопал туда спуск. 
— А как он с бабушкой познакомился? — вдруг спросил Нурикеш. — Знаю я такой типаж, они когда увлечены идеей, ничего не видят. И почти никуда не ходят. 
— Все верно, — едва заметно улыбнулась Гани. — Бабушка сама пришла. Клад откапывать. Так и познакомились. Любовь уже потом возникла... когда оба из больницы вышли. 
— А как они там оказались? — оторопело поинтересовалась я. 
— Они очень бурно познакомились, — неожиданно по-девчоночьи хихикнула мама. — Она испугалась и огрела его тем, что в руке держала... лопатой. Он, разумеется, увернулся, но споткнулся о корень дерева и свалился в яму, приготовленную для погребения. Ногу сломал... 
— Так он не был нагом?! 
— Сид он был, — покачала головой Гаррини. — Ну так вот... а бабушка просто рванула с кладбища, но доползла только до ближайшей низко висящей ветви. Как итог — сотрясение мозга и даже временная амнезия. 
— А я знаю, что дальше было, — хмыкнул Кеша и, откашлявшись, патетично произнес: — И уже после они встретились в цветущем весеннем больничном саду... Он — с костылями, а она — с забинтованной головой! 
— Примерно так, — кивнула Гани. 
После разговор как-то сам собой стих, потому что впереди показались массивные ворота Западного кладбища. 
— А нас пустят? — тихо спросила я, нервно стискивая отвороты куртки. 
— А почему нет? — подмигнул мне папа. — Мы мирно идем навестить свою почившую родню. Кстати, тоже очень мирную! В умертвия не превращались, призраками не становились. Идеальные покойники! Никакого беспокойства смотрителям кладбища! 
Ага, а стало быть то, что мы, вполне живые, ночью топаем на кладбище навестить почившую родню, — это в порядке вещей. Притом топаем с рюкзаками и попугаем. Видать, первое — для застолья, а второе... для развлечения.  
Мы миновали ограду и пошли по главной аллее погоста, с которой крайне не рекомендовалось сворачивать. За тонкой, невидимой пленкой магии бродили странные тени и летали привидения. Вернее, судя, например, во-о-он по той даме в старинных одеждах и джентльмену рядом с ней, призраки совершали променад! И никак иначе!  
Мы дошли до фамильного склепа, и тут Гаррини меня снова удивила. Она деликатно постучала в каменную плиту, именуемую тут дверью, и только после этого нажала на рычаг, приводящий в действие систему «сим-сим откройся».  
«Сим-сим» была одной из самых простых систем безопасности и обычно применялась как раз для изоляции склепов, складов и тому подобных пунктов... длительного хранения, скажем так. «Дверь», противно скрипнув, плавно отъехала в сторону, открывая темный провал, откуда тянуло холодом и запахом масел и тлена.  
Гани застыла на краю спуска и несколько раз хлопнула в ладоши, от чего камень стен стал сначала едва заметно, а после все ярче искриться. И вот уже можно было разглядеть ступени. Нага, а следом за ней и отец, с едва слышным шелестом скользнули вниз. Я подивилась тому, как они ловко слетают по ступенькам, и направилась за ними.  
Когда мы, наконец, оказались в просторном помещении, в нишах которого стояли красивые резные саркофаги, то я благоговейно замерла. Ровно до того момента, пока не услышала злой дребезжащий старушечий голос:  
— Ты чем моего валета покрыл?  
— Тузом крести, как и в прошлый раз! — возмутился ей не более молодой, но явно мужской.  
— Туз крести ушел в отбой еще в начале игры!  
Я повернулась и крадущимся шагом пошла вперед, потому что голоса доносились из-за угла... как раз где-то там должен быть жертвенный алтарь. Священное место, по сути. Именно там приносились кровавые дары как местным покойникам, так и богу мертвых Мору. 
И вот именно там и резались в карты два призрака сомнительной наружности. 
— Да у тебя маразм, старая! 
— Шулер! 
Оказавшаяся рядом Гаррини окинула эту картинку возмущенным взглядом и выдохнула: 
— Что вы тут делаете?! Леди Мириам! 
Призрак старушки, обвившей прозрачный хвост вокруг жертвенника, повернулся к Гани и улыбнулся: 
— О, правнучка... Здравствуй, дорогая! А что ты тут делаешь? 
— Я бы хотела узнать у вас то же самое! Что вы тут в таком виде делаете?! И как... Я только сказала дочери, что наши покойники — самые достойные личности на местном кладбище! А вы?! 
— А мы в преферанс играем-с, — хихикнул дедок рядом с бабушкой и резво растаял в воздухе. 
— Ну вот, — проводила его грустным взглядом леди Мириам. — Мужчины... Как сложная ситуация, так они бросают даже штаны — и в окно! 
Она с профессиональным мастерством перетасовала карты. Карты, кстати, тоже были призрачные. Очень интересно! Раньше привидения заставали потомков за нелицеприятными занятиями, а теперь потомки — их! Круговорот виноватых в природе! 
— А по поводу спокойствия... ну так я никуда не выхожу! — возмутилась дама. — Так, с соседом временами в карты играем, на интерес. 
Я подавила желание спросить, на какой именно интерес могут играть призраки. 
— Кстати, внученька... — покосился на Гаррини призрак. — А я вас не пущу... мне тут скучно одной! 
— Гани, так где вход? — напомнил о причине нашего визита папа. 
— Под саркофагом леди Мириам, — вздохнула мамочка, выразительно покосившись на вышеупомянутую. — Но... есть проблема. 
Что-то мне подсказывает, что она аукнется нам нервами. 
— Какая? — загробным голосом спросил Нурикеш, который, видать, разделял мои эмоции. 
— При бодрствующем хранителе, которым мой дедушка сделал свою мать, — кивок на Мириам, — открыть нам дорогу может только она. 
— Вот же ж... — почти прорычал попугай, со злостью глядя на кудрявую нагу. — А сходить пораньше и все узнать не судьба было?! 
— Потому что еще день назад все было тихо и мирно! 
— Я была на свидании, — томно пояснила нам леди Мириам. 
Тем временем Кеша решил вспомнить о манерах. 
— О, прекрасная леди... — вкрадчиво начал попугай, слетев с моего плеча на каменную плиту, на которой расположилась призрачная нага. — Сегодня чудесная ночь, и я благодарен судьбе за встречу с вами. 
— Какой джентльмен, — одарила птичку заинтересованным взглядом Мириам. — И непростой такой... 
— Очень непростой, — с намеком подтвердил Кешенька и продолжил: — Но что-то я отвлекся, о луноликая... Наверное, вам скучно в этой провинции? Разве тут отыщутся те, кто сможет по достоинству оценить ваши красоту, грацию и незаурядный ум? Нет, конечно! 
— Тут вы правы, — загрустила леди. — Я уже всех местных в карты по десять раз обыграла. Вот только Тарраш остался, но и то, когда вы его вспугнули, он уже проигрывал. Скучно... 
— А я могу попробовать добыть для вас местечко в столице, на Центральном кладбище, — вкрадчиво начал Айнир Нурикеш и взмахнул крылом, обводя им воображаемую панораму. — Вы только представьте вместо этих постылых стен совсем иное... Красивый ландшафт, памятники от лучших скульпторов, девы, скорбно уронившие лица в ладони... Красивый склеп из лучших сортов мрамора. И еще именитые соседи! Не забывайте, насколько грандиозные личности покоятся в том месте! 
— О да... — блаженно закатила глаза пожилая женщина. — Кажется, незадолго до моей смерти скончался Даррон Гзор, и его похоронили именно там! 
Я напрягла память, а когда вспомнила, с огромным удивлением уставилась на прабабушку Гаррини. Даррон Гзор был известным карточным шулером, и то, что его похоронили на Центральном, в свое время вызвало огромный резонанс в высших кругах аристократии. 
— Так вы заинтересованы? 
— Ну разумеется! — отозвалась Мириам и махнула рукой. — Проходите, смертнички. Но ты, красненький, должен выжить... Если обещал комфортное местечко на кладбище, так выполняй! 
Я невольно подумала о том, как же мечтают услышать эту фразу большинство мужиков от... своей тещи. 
Пока я думала, все уже столпились около саркофага и теперь смотрели на Гаррини. 
— А рычага нет… — вдруг растерянно произнесла она, все еще шаря по боковой стенке каменного ящика. 
— Нет, — радостно кивнула Мириам, витая над нами. — Его грабители обломали с годик назад. 
— И что делать? — расстроилась змейка. 
— Ну, я же с вами, — хмыкнуло привидение и распорядилось: — Крышку гробика сдвигайте, там под моим черепом есть выступ, на него надавите, и дверь откроется. 
Поняв, что сейчас будет не самое лицеприятное зрелище, я отошла в сторону, предоставив родителям и Кеше разбираться с привидением и его останками, и теперь прислушивалась только к комментариям Мириам. 
— Ну что вы как малахольный? Крышечку-то сдвигаем-сдвигаем. И не надо мне тут зубами скрипеть и гранит пальцами крошить! Как чужое, так и не жалко, да?! Вот вандал! А я тут, между прочим, двести лет пролежала, и все хорошо было, пока некоторые змеи не явились! 
Папа отчетливо рыкнул, и старушенция, естественно, не промолчала: 
— А вот не скалься, касатик, не скалься! Я на твою реакцию посмотрю лет через триста! Потому не порть мое последнее пристанище! Я его, конечно, намерена сменить, но это не повод крушить тут все подряд. Саркофаг мне дорог, как память! 
— А может вы помолчите? — не сдержался лорд Нарийн. 
— С чего бы это? — надменно вопросила умершая. — Они тут в моих косточках немытыми руками копаться собираются, а я уже и права голоса не имею?! 
Папочка мужественно промолчал. Горжусь! 
— Ага, открыли! Молодцы! — издевательски похвалила правнучку и ее супруга Мириам. — А теперь аккуратно сдвигаете мою голову в сторону... аккуратно, я сказала, только попробуйте мне волосы оторвать! Они и так плохо держатся... 
— Они отслаиваются! — порадовал меня нелицеприятной подробностью наг. 
— И что? Думаешь, твои иначе себя вести будут? Бережнее, касатик, бережнее! Я, как-никак, женщина, хоть и мертвая! Мы в любом состоянии любим ласку и нежность! 
— Да тут никакое состояние... — задумчиво пробормотал Нурикеш. 
— Что? — елейно осведомилась леди Мириам. 
— Я говорю, что состояние вашего саркофага никакое, — торопливо исправился феникс. — И хотел предложить вам обзавестись при переезде не только новым «дом», но и новой «постелью». Например, из черного агата... Что скажете? 
— Уговорил, — довольно кивнуло привидение, но тут же добавило: — Но не думай, что я тебе поверила, охламон. 
Наверное, едва слышную фразу: «Тогда насчет чего уговорил?!» уловила только я. 
Ан нет! Не только! 
— Знаешь что, пернатый, — задумчиво начала призрачная нага. — Отломайте-ка вы одну фалангу моего пальца и заберите с собой. Я найду вас спустя некоторое время, чтобы напомнить тебе и про «домик», и про «кроватку». 
— Хорошо, — вздохнул попугай и обратился к моему отцу: — Лорд Нарийн, не будете ли вы так любезны отломать кусочек косточки прекрасной леди? 
— Постараюсь, — лаконично ответил папа. 
Хр-р-ря-а-ась! Это прозвучало почти оглушительно громко! 
— Ты мне кисть отломал!!! 
— Я сейчас доломаю пальчик и положу вашу ручку обратно, — искренно заверил наг и попытался как-то сгладить впечатление. — Кстати, у вас просто чудесный цвет... костей. Белоснежный, красивый, не то что у некоторых. 
— Ну, это да, — самодовольно призналась пожилая мертвая аферистка. — Я раз в сезон ловлю парочку бандитов-кладоискателей и заставляю спускаться сюда, чтобы начистить мне лицевые косточки и вот ручки. 
— Заметно, что вы за собой ухаживаете, — льстиво отметил Нурикеш. 
— Правда, сложно сейчас найти... как же это слово… — задумалась леди. — Ну, как же... от новенького покойничка, недавно из столицы прибывшего, слышала... О! Визажисты! Очень сложно визажистов сейчас найти. А уж аккуратных, чтобы не поцарапали, не сломали… Они почему-то такие нервные.  
— Да, трудно в наше время сохранять себя по-прежнему прекрасной, — задумчиво кивнула Гаррини, с непонятным интересом глядя внутрь гробика. Оценивала степень полировки? 
— Вот! — протянул мне что-то маленькое папа. — Держи! 
— Это... пальчик? — догадалась я, с содроганием глядя на «средство связи». 
— Ну да, — смахнул с косточки пылинку отец. — Заверни в тряпочку. 
— А как сможете, так лучше кулончик из него сделайте, — посоветовала Мириам. — Надежнее будет. 
Представив себе такой «аксессуар», я содрогнулась, но, тем не менее, сразу закивала. Потом достала кружевной носовой платок и, ослепительно улыбаясь подозрительному привидению, аккуратно завернула в него пальчик, пообещав при первом же удобном случае сделать подвесочку. 
Родители, видимо, все же добрались до нужного рычага, так как под землей раздался гул и саркофаг леди уехал в какую-то нишу, открывая темный провал со ступенями, которые терялись во мраке. 
Вот и он. Спуск в катакомбы Земляны. 



Александра Черчень, Анна Минаева

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться