Замок Толор

Размер шрифта: - +

Главы 6-7. Тандела

Глава 6. Тандела.

Я открыла глаза. Потолок почему-то пополз вбок.

- Голова, Олок.

Чьи-то руки прикоснулись к моим щекам и повернули голову, вернув потолок на место. К горлу подкатила тошнота.

- Аккуратнее, граф.

- Я аккуратен, Исол. Даже руки вымыл.

Колдун фыркнул откуда-то снизу. Потом тронул что-то, отозвавшееся тупой болью. Я сжала зубы. Поток опять поплыл вбок.

-Голова, Олок.

Снова руки, потолок и тошнота. Изображение начало расплываться.

- Она плачет, Исол.

- Тебя железом утыкают, тоже будешь плакать. Готов?

- Да.

Резкая, пронизывающая боль, от которой я издаю громкий вопль. Потолок плывет.

- Голова, Исол.

- Какая, к демону, голова, Олок! Ломай наконечник!

Тупая боль, треск ломающегося дерева, облегченный вздох. В поле зрения появляется дверной проем. Колдун что-то бормочет.

- О Боги, Исол! Быстрее!

- Угу. Сейчас затянется, не волнуйся.

- Знаю, что затянется! Кровь останавливай, а то уже всю кровать мне залил!

- В кабинете ляжешь, - зло отвечает колдун.

Вздох сожаления.

- Ну вот, все новое покупать. Уже в матрас впиталось.

- Вычтешь у нее из жалования.

- Она столько не получает.

В голове звон. Моргаю.

- Голова, Олок.

- Ты ж сказал не трогать!

- А теперь говорю, поворачивай.

Снова руки, потолок и тошнота. Исол заглядывает мне в глаза. Водит рукой влево - вправо.

- Похоже, в сознании. И сотрясения нет, - говорит он графу. И добавляет мне, ласково, проводя по глазам рукой, как бы закрывая. - Спи, девочка. Отдыхай.

- Через три-четыре дня будет бегать как белка в колесе, Олок, - еще успеваю услышать я, проваливаясь в сон.

Я открыла глаза. Знакомая картина - потолок. Повернула голову. Дверной проем. Села на кровати, огляделась. Комната, восемь на шесть, вытянутая от двери к кровати. На полу - шкуры, на стенах - какие портреты. Наверное, родственники графа. Рядом с кроватью - стул с одеждой и вещами.

- Колдун говорил, три - четыре дня, - ворчит Олок с лестницы. - А она уже пятые сутки валяется.

- От того, что мы на нее посмотрим, она здоровее не станет. Лучше бы Пуха проведали, - бурчит Соур.

- Да ладно, глянем - и сразу к нему.

Я вытянулась на кровати, притворившись спящей. Двое мужчин замерли у входа.

- Спит? - это Олок.

- Наверное. Дышит.

- Может, попробуем разбудить? На вид здорова.

- Буди, только сам. А я тут постою.

- Пойдем вместе.

- Не, спасибо. Ты уж как-нибудь справься без помощи.

Олок помялся. Видимо, желание заполучить обратно свои хоромы в башне было очень велико, и он попробовал уговорить Соура еще раз:

- Да чего ты боишься, пойдем. Просто посмотрим поближе.

- Нет, я же сказал.

- Да ладно тебе, струсил что ли?

- Неа. Я пошел к Пуху. Тебя ждать или будешь рассматривать Танделу?

Граф вздохнул, и они начали спускаться по лестнице.

- Вовсе не рассматривать я ее собирался.

- Ага. Проверить, как она дышит?

- Не улыбайся так.

- Я и не улыбаюсь.

- Да пошел ты.

- Сам пошел.

Олок начал еще что-то говорить капитану, но они вышли из донжона, и я уже не слышала. Значит, я уже пятые сутки занимаю покои графа. Я заглянула под одеяло. Места ранений были отмечены безобразными белесыми пятнами новой, незагоревшей кожи. Я была полностью здорова, полна сил и энергии. Хоть сейчас одевайся и в бой. Кстати, насчет одежды... Я быстро натянула штаны и новую ярко-красную тунику, застегнула ремень с оружием. Огляделась в поисках зеркала. Оно было у входа.

Заглянув в него, ужаснулась: у меня отросли волосы! Еще бы, а чего можно было ожидать!? Неудивительно, что Соур был настроен так холодно - даже подходить не захотел. И заодно стало ясно, что хотел рассмотреть граф. Короткие зеленые волосы. Я повернула голову в одну сторону, в другую. На месте, никуда не делись. Я провела по голове рукой, топорща их. Значит, и граф, и капитан знают, что я эрольдка.

Несмотря на то, что в Алисоне действует эдикт о выдаче любых существ, имеющих хоть каплю нечеловеческой крови императорским властям, и в других замках, где становилось это известно, никто не спешил отправить меня в Алис в клетке. В трех замках мне дали сутки на то, чтобы уехать. В еще одном - два часа. Самое главное - нигде не мешали, погонь не организовывали, хотя и доброго ничего не делали. Стоило бывшим товарищам узнать, о моем происхождении, как я буквально умирала для них. Ни говорить, ни даже смотреть на меня никто не решался. Обстановка от этого создавалось гнетущая, так что собиралась я быстро. Помнится, последний раз и вовсе, меньше минуты на сборы потратила - ровно столько потребовалось, чтобы дойти до ворот

Интересно, как будет в этот раз? Сутки дадут? Или, может, расщедрятся - неделю?

Я задумчиво обвела взглядом помещение. Картины на стенах с предками графа привлекли мое внимание тем, что на них были нарисованы не только мужчины. Более того, даже если они и были нарисованы, то исключительно вместе с женщинами. Всего картин было восемь, по две на каждой из стен. Надо мной висели толстая матрона в белоснежном платье и супружеская пара в скромных бордовых одеждах. Дальше, слева на право, я прошла мимо молоденькой девушки и пары, гарцующей на конях и размахивающей мечами, двух пар в бальных нарядах, и двух толстых дам, одна с собакой, другая с кошкой. Все одежды предков Олока див Толора были выполнены в красных тонах.

Единственным исключением была парочка на конях с мечами. Я вернулась к ним рассмотреть внимательней. Девушка, хрупкая с виду блондинка с косой до пояса, лихо управляла могучим черным жеребцом и смотрела прямо на меня, занеся правую руку в замахе. Парень, тоже не выделяющийся объемами бицепсов, смотрел на спутницу и выставлял меч якобы для отражения удара. Не понятно было одно - кого они били и от кого защищались, ибо нарисованы они были на черном фоне.



Александр Андросенко

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: