Запах любви

Размер шрифта: - +

Знакомая ситуация

Глава 12. Знакомая ситуация

О произошедшем трубили все газеты. И каждая выдавала эту информацию по-своему. Кому-то казалось, что это очередной заговор сатаны, кому-то, что это террористы атаковали нашу школу, а кто-то ссылался на детские группировки, созданные под влиянием никому неизвестных сект.

Родители же устроили митинг, стараясь уберечь детей от повторения этой истории. Они вышли с плакатами и криками об усилении охраны на периметре учебного заведения. Благо, эта акция не продлилась долго, и администрация школы пошла на уступку: у нас устанавливали металлодетектор. В этот период мы не учились. И это было правильно, потому что всем нам нужно было время на переосмысление ситуации, на заживление моральных и физических травм. Мы хотели немного покоя…

Мой дом смолк. Родители стали ходить тише, разговаривали в полголоса и постоянно цыкали на шумного Феликса. Им казалось, что таким образом они помогают мне, дают возможность расслабиться и побыть наедине с самой собой. Но от тишины пухла голова, мысли становились вялыми и бессодержательными. Я много спала, мало ела и часто гуляла в последние дни. О свидании с Лисом не могло быть и речи. Даже он это понимал, потому как позвонил через день после случившегося и отложил встречу на удобное для меня время, то есть, сложил в долгий ящик. Я понадеялась, что он просто забудет об этом и никогда не объявится больше. А еще недоумевала, откуда у него мой телефон. Не у Стива же взял. Кстати о моем парне…

- Стив, я устала гулять, пойдем посидим на скамейке, хочу вытянуть ножки… - да, я вела себя как ребенок. Но это было отличным средством манипулирования. Стив, слыша плаксивые нотки в моем голосе, всегда реагировал одинаково и превращался в курочку-наседку.

- Милая, что-то болит? Голова кружится? – я покачала головой и потянулась к нему за поцелуем. Затем отодвинулась и покружилась на месте.

- А вот теперь да, кружится. – И рассмеялась. Погода выдалась на редкость дивная: хмурое темно-желтое солнышко ярко светило над головой, тучки куда-то разбежались, оставляя после себя лишь светло-серую завесу, которая как кокон укрыла Землю от излишнего тепла.

Мы сели на скамейку, не касаясь друг друга. Лишь изредка переглядывались да строили рожицы. У меня было отличное настроение (по крайней мере, пока он был рядом).

- Как твоя рука? Болит? – я взглянула на рану, плотно перевязанную бинтом, и покачала головой. Хорошее настроение тут же улетучилось. Стив будто понял это и приобнял за плечи, позволяя откинуться на него и расслабиться в сильных руках.

На самом деле, первым, кому я позвонила из больницы, когда пришла в себя, был он. Говорила  тихо и спокойно, но в голове была лишь одна фраза: «Приезжай-приезжай! Хочу увидеть тебя перед смертью!» Мне казалось, что я умру, потому что кровь даже по приезду в больницу не хотела останавливаться. И хотя врачи говорили, что нет угрозы для жизни, я почему-то была убеждена в обратном и думала, что они кормят меня напрасными надеждами.

А он приехал, дежурил возле моей палаты вместе с родителями, пока мне зашивали рану и делали перевязку, пока кормили таблетками и пытались успокоить. Я помню, как доктор вышел и позволил моей семье ввалиться ко мне. Мама плакала. Я видела мокрые дорожки на ее щеках, знала, что для нее это был большой удар. Вторая дочь…

- Доченька, милая, я так беспокоилась о тебе, - сказала она, присаживаясь напротив и грея теплыми ладонями мои ледяные руки.

Папа же не говорил ничего. Он лишь бросил на меня внимательный взгляд из под длинных ресниц и присел на кресло в углу комнаты. Вид у него был уставший. Казалось, то время, что они провели в приемной, длилось как минимум пару лет, потому что, когда я уходила из дома, он был гораздо моложе. Последним в палату зашел Стив. Ему было неловко находиться в компании моих родителей. Знаком-то он был с ними лишь очно-заочно, с моих рассказов…Да по практически стершимся из головы воспоминаниям из детства. Но я была рада его видеть. И старалась поддержать улыбкой. Но из-за напряжения и испытанного стресса, все тело, включая лицо, казалось деревянным, а улыбки больше походили на гримасы. Но тогда я этого, конечно, не знала. А потому улыбалась во весь рот, стараясь показать, какая я сильная девочка, что меня совершенно ничего не пугает.

Глядя на них тогда, хотелось плакать от счастья. Ведь у меня было и есть все, о чем можно только мечтать. И чего, спрашивается, еще нужно? В следующие дни часто звонила Кармен. Ее родители заперли дома, стараясь таким образом оградить ото всех опасностей извне. Она была не против. Эти дни мы все хотели провести с семьей. Звонили и другие ребята из школы, из группы поддержки, из команды по баскетболу…Все спрашивали о здоровье и старались узнать новые подробности того дня, но палку не перегибали. Пожалуй, единственный, кто не позвонил, был Рестон. Его в тот день в школе не было, дома он вроде тоже не появлялся. Свет у них практически никогда не горел, а если и горел, то совсем недолго. Что вообще происходило в этой семье?

- Завтра день благодарности тем ребятам, что спасли вас.

- Да, помню.

- Пойдешь? – Стив смотрел на меня серьезно. Он в последнее время всегда был серьезен, словно на него свалилась какая-то ответственность. Я предполагала, что это из-за меня, но как ему помочь, не знала.

- Нужно пойти. Эти полицейские помогли нам, спасли. Мама собирается испечь торт по этому случаю.



Катриша Клин

Отредактировано: 11.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться