Затерянные в горах

Размер шрифта: - +

Глава 6. Часть II

Опередив мирно вышагивавших попутчиков, я бежала к заветному домику, на пороге которого показался Сэм. Едва не сбив его с ног, влетела внутрь. Не то, чтобы я так рвалась к цивилизации, но мысль о том, чтобы блуждать в горах еще энное количество дней, совершенно не радовала. Сэм усмехнулся мне в спину:

– Да не трогал я вашу рацию. Все на месте. Прекрасно работает. Даже запасной аккумулятор прилагается. Как и ящик бухлишка. Чудеса!

Проводив скептическим взглядом Самохвалова, который, воспользовавшись моментом, пригубил из горлышка бутылки какой-то напиток, по виду напоминавший виски, я стала всматриваться в полумрак узкой комнатушки. Единственное оконце было засалено до такой степени, что солнечные лучи едва находили сюда дорогу. На узенькой койке, предназначенной для какого-нибудь одинокого охотника, не решившегося заночевать под открытым небом, лежали портативный передатчик, отсвечивающий оранжевым дисплеем, и сменный аккумулятор в пластиковой упаковке. Из-под кровати, застеленной рыжим полуистлевшим покрывалом, виднелся угол одного из выдвинутых Сэмом деревянных ящиков со спиртным. Это место напоминало каморку в доме, где я стала пленницей. На миг почудилось, что дверь вот-вот захлопнется и все начнется сначала. Что Великая Мать вместе со сворой живых зомби скоро явится сюда, чтобы утащить меня, как и Павла, в потусторонний мир. В голове зашумело, затхлый запашок, насквозь пропитавший эту хижину, показался вдруг нестерпимым.

Выскочив наружу, я осела на плоский, покрытый мхом камень и прислонилась спиной к дощатой стене, только теперь осознавая, как издергалась в последние дни. Рядом примостилась Тереза, которая после нашего разговора старалась держаться поблизости. Вяло улыбнувшись ей, я вновь погрузилась в свои раздумья.

Первое впечатление от этих мест было неоднозначным. Однако я успела привыкнуть к походной  жизни, к серебряным горным вершинам, встречавшим вместе с нами новый день, к стылым бурлящим речушкам, дарующим бодрость тела и духа, и долгим пешим переходам на фоне неземной красоты. Все это останется со мной, запечатленное во всей своей естественности и неповторимости на фотоснимках, которых за время пути набралась богатая коллекция.

– Давайте сначала устроим прощальную вечеринку. Выпить нам есть чего. А утром вызовем вертолет и уберемся отсюда к чертовой матери, – лениво потянувшись, предложил Сэм.

– Ой, какая отличная мысль, – Оксана захлопала в ладоши. – В последний раз переночуем здесь. Как думаешь, Олег? Правда, здорово?  

Улыбнувшись так открыто, как это свойственно только всецело довольным людям, Олег притянул девушку к себе и зарылся лицом в ее волосы.

– Если ты этого так хочешь.

– Поддерживаю, – кивнул Артём. От его проникновенного взгляда мне больше не хотелось убегать.

Родион тоскливо посмотрел на Лику, потом, исподволь, –  на Нату, и простонал:

– Ладно.

Вставать было лень. Я наблюдала, как ребята раскладывают вещи, обустраивая место нашего последнего в этом составе ночлега. Насвистывая что-то веселенькое, Олег достал из рюкзака котелок и маленький топорик. Явно вознамерившись вздремнуть, Сэм расстелил свой спальный мешок на солнышке и завалился на него, закрыв лицо кепкой.

Неспешно прогуливаясь, Лика все дальше уходила от места стоянки, огибая одну из скал, что окружали нас.  Напряженные плечи.  Потерянный взгляд. С самого утра у девушки был такой вид, будто она только и ждет момента, чтобы сброситься с какой-нибудь скалы. Родион отшвырнул в сторону внушительную охапку веток и рванулся за ней, но наткнулся на Нату, которая схватила его за руку, пытаясь удержать. Отмахнувшись от нее, последний романтик кинулся за своей бывшей подругой. Всплеснув от досады руками, Ната забежала в домик и изо всех сил захлопнула за собой дверь, нисколько не заботясь о том, что хлипкое строение могло и не пережить подобного потрясения.

Как все-таки причудлива судьба, она свела нас всех вместе, словно шары за бильярдным столом. Мы катимся в разные стороны, бьемся друг о друга, и эти столкновения что-то навсегда изменяют в нас. Очень скоро я буду просыпаться не у костра в шумной компании ребят, а в своей одинокой квартирке. Не будет шуток и смеха, и травяного чая в жестяной кружке, заваренного кипятком из котелка. Не будет рыбалки и купания в источниках. И пещеры, укрывшей нас от дождя. Их не заменят блага цивилизации, даже такие как ванна и интернет.

Там не будет в моей жизни Артёма. Уверена, что, простившись с этими местами, он в конце концов выкинет меня из головы. Кто-то приобрел в этом походе – я посмотрела на Оксану, которая дурачилась, прыгая вокруг Олега, вызывая его на шуточный поединок, – кто-то потерял нечто важное. Из кустов вынырнул поникший Родион и плюхнулся на траву рядом с Сэмом. И когда они успели сдружиться?

– Не простила. Сказала, что ошибалась, думая, что мы подходим друг другу. Что больше не верит в романтику и в сильные чувства. Какой же я придурок!

Сэм сел и похлопал его по плечу. Потом пожал плечами, мол, а ты чего ждал.

Недолго пробыв в добровольном заточении в домике, Ната принялась сосредоточенно рыться в своем рюкзаке, который она так и не смогла отстирать в реке. Девушка что-то нервно перебирала в нем. Сидевшая рядом Марина насмешливо приподняла бровь:

– Что с тобой?



Изольда Петрова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться