Затерянные в горах

Размер шрифта: - +

Глава 7. Часть II

Нервно рассмеявшись, Марина указала пистолетом на Сэма, потом, сделав пару шагов назад, вполоборота повернулась ко мне, так чтобы при этом видеть и парней.

– Ты будешь первой, милочка. Думала, одного брата в могилу отправила, так можешь теперь со вторым развлекаться?

– Что? –  выдохнула я, осев на землю. Грудь сдавило от боли, а слезы на щеках и без того еще не успели просохнуть.

– Вот только не надо делать такие удивленные глаза. Меня не проведешь. Когда Артём уехал, ты времени не теряла – сразу же переключилась на Андрея Ямпольского.

Голова Артёма резко дернулась, а взгляд впился в меня. Он, видимо, не сразу сообразил, о ком толкует бывшая модель, и теперь пытался прочесть ответ в моих глазах. Выражение недоверия, промелькнувшее на его лице, ранило сильнее нелепого обвинения. А ведь еще недавно  Артём улыбался мне так, словно больше никого не замечал в целой вселенной. Еще недавно он жаждал прикосновений, пряча меня от остального мира в своих объятиях. Каким-то непостижимым образом Комару удалось опять прорасти в мое сердце, заполнив то, что давно пустовало. Горы все сильнее обступали со всех сторон, грозя вот-вот обрушиться на голову. Отрицательно качая головой, я отчаянно твердила про себя: «Не хочу без тебя! Больше не хочу!».

– Да, Артём, из-за этой милой куколки Андрей разбился в той аварии, – голос Марины звучал жестко,  беспощадно. Если бы словами можно было убивать, я, без сомнения, уже была бы мертва.

– Это не правда, – смахнула слезы дрожащей рукой.

– Конечно, не правда, – зло рассмеялась Марина. – И это не ты заседала по вечерам в баре «Мэрилин» в компании Ямпольского старшего. Что, Артём?... Подружка детства забыла об этом рассказать?

До крови прикусив губу, я словно застыла на краю пропасти. Еще чуть-чуть и воспоминания накроют меня, подобно темноте с привкусом зелья Мегхар. Бар «Мэрилин». Улыбка Андрея. Он прячет мои ладони в своих, сообщая о чем-то забавном. И глаза такие же, как у Артёма, но – светлее. Как безоблачное небо в сиянии солнечных лучей. С его уходом, умерла и часть меня.

Лицо исказила гримаса боли.

– Мы были хорошими друзьями, – только и смогла выдавить я.

– Хороших друзей не отправляют в могилу! – выкрикнула Марина, сделав шаг вперед. Ее всю колотило, как в ознобе, но девушка все равно продолжала улыбаться. Пистолет был нацелен прямехонько мне в лоб.

– Кто ты? – властный голос Артёма заставил её остановиться.

– Я – никто! – огрызнулась Марина, переключив внимание на него. – И для Андрея была никем. Всего лишь восхищалась им на расстоянии, мечтая о том, что однажды все изменится. Всего лишь любила его.

Девушка прижала пистолет к горящей щеке, словно прикосновение холодного металла могло ее остудить. Глаза ее затуманились.

– Мне потребовалась срочная операция колена. Терпеть не могу больницы, но в этот раз пришлось записаться на прием. Обаятельный хирург свел меня с ума еще на стадии заполнения  карточки. Ну, знаете, есть у женщин такой пунктик. Глядя на мужчину, ей нужно не более пяти минут, чтобы решить, хочет она быть с ним или нет. У нас это сработало. Точнее – у меня. Но Андрей видел во мне лишь пациентку. Тогда как ее, – она кивнула в мою сторону, – просто боготворил.

В ту ночь передавали штормовое предупреждение. Надолго зарядив, дождь лил стеной. Я, как всегда, караулила у клиники, скрываясь под козырьком от непогоды. Ждать пришлось довольно долго. Я уже успела основательно продрогнуть. Но задерживаться допоздна уже вошло у Андрея в привычку. Наконец он выскочил на улицу. Таким окрыленным я его еще не видела. Ямпольский узнал меня, подхватил и закружил в объятиях. Весь взбудораженный, сказал, что опьянен любовью. Думала, он говорит обо мне. Но Андрей заявил, что ему срочно нужно ехать, ведь она ждет. Я намертво вцепилась в рукав его плаща. Садиться за руль в такую погоду было равносильно самоубийству. Он рассердился и, оттолкнув меня, выкрикнул, что если он поедет сейчас – она будет с ним. И бросился под ливень, как будто это была легкая морось.

Я не спала всю ночь. А утром узнала, что он разбился насмерть. Машина улетела с дороги не более чем за километр от клиники. Как же глупо.

Голос Марины задрожал, но глаза ее оставались сухими.

– А та девушка. Она просто играла с ним.

Пока она говорила, Сэм и Артём незаметно подбирались все ближе, выискивая возможность, чтобы обезвредить слетевшую с катушек девицу.

Истерически рассмеявшись, Марина взвела курок.

– Я видела, как ты ревела на похоронах и как долго скорбела потом. Это могло быть только чувством вины. Такой замечательный человек погиб из-за твоей прихоти. Скажи, ты довольна?

Спорить сейчас было бессмысленно. Живя эти годы с тяжким грузом на сердце, тысячи раз прокручивая в уме обстоятельства трагедии, произошедшей той ночью, она уже давно все решила. Возможно, затем и отправилась в горы, чтобы поквитаться со мной.

Смерть Андрея была в моей душе незаживающей раной. Я очень долго не могла поверить, что его больше нет, что никто не пожурит меня за промахи, не расскажет веселой истории, не подбодрит в трудную минуту. Что теперь я по-настоящему одна. Всё – и ни одной родственной души рядом. Что если Артём поверит словам Марины? Моя боль стала почти физически ощутимой.



Изольда Петрова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться