Затерянные в горах

Размер шрифта: - +

Глава 12. Часть II

Машина уныло завывала на все лады. Резко откинувшись на спинку сиденья, я закрыла глаза. По щекам ручьем текли слезы. Возможно, уже слишком поздно. Для нас. Мысленно унеслась в далекое детство. Нам следовало еще тогда разминуться, и ему не грозила бы теперь смертельная опасность.

Вдруг кто-то рванул дверцу снаружи. Я уставилась на ручку бессмысленным взглядом.  Открыла. Дверь сразу же распахнулась, и холодный воздух хлынул в салон автомобиля. Кто-то схватил меня и вытащил на улицу под обжигающие струи дождя.

– Дура! Какая же ты дура! – Артём крепко прижал меня к себе. Сама не веря тому, что мы снова вместе, подняла к нему лицо и выдохнула:

– Я люблю тебя!

Он впился в мои губы отчаянным поцелуем. Чувствуя себя свободно и легко, я закинула руки ему на шею, прижимаясь всем телом. Мы очень быстро промокли, но, опьяненные друг другом, не замечали ничего вокруг. Руки Артёма сжали мою талию, скользнули по спине, зарылись в волосы. Потом вернулись обратно, опускаясь ниже, судорожно сжимая. Пульс ускорился, дыхание стало отрывистым. Резко отстранившись, Артём схватил меня за плечи и хорошенько встряхнул.

– Как же ты меня напугала.

– Я узнала, кто была та девушка. И теперь могу доказать тебе, что не виновна в смерти твоего брата.

– О чем ты говоришь? – Артём неосознанно крепче сжал пальцы.

– Это была Вера Ольшанская, телеведущая, понимаешь? – выпалила я, только сейчас заметив, что дождь заметно сбавил обороты.

Обняв меня, Артём тихо произнес:

– Это уже не важно, – его теплое дыхание на щеке вызвало волну мурашек.

– Нет, важно! – горячо возразила я. – Очень важно для меня.

Мы крепко держались друг за друга, позволив дождю смыть прежние обиды, растворить непонимание, одиночество и боль, оставив место лишь блаженству тихих слов, прикосновений, взглядов. По дороге домой я почти не обращала внимания на залитые водой улицы, редкие встречные автомобили и затихающую стихию. Было кое-что поважнее.  Например, лучившиеся смехом мальчишеские глаза, улыбающиеся губы, теплая ладонь на моем колене, исходящие от Артёма уверенность и сила.  

Промокшие до нитки, мы завалились в маленькую квартиру, временно заменившую мне дом. И лишь только захлопнулась дверь, обезумев, накинулись друг на друга, срывая льнувшую к телу одежду. Наконец-то, отпустили свои желания на свободу.

– Кровать могла бы быть и побольше, – хмыкнул Артём, окинув мимолетным взглядом комнату.

Я и не думала закрываться от него, трепетно отзываясь на каждое прикосновение. Мы были счастливы, что избежали смертельной опасности, что обрели друг друга, что можем наслаждаться безо всяких недомолвок и угрызений совести. Обнаженные тела. Касания рук. Жадные ищущие губы. Я ждала этого, кажется, целую вечность.

Артём опрокинул меня на кровать, придавив своим разгоряченным телом. Каждое движение наполняло сладкой истомой, открывая дорогу в мир чувственных наслаждений. Заглянув в мои глаза, Артём хрипло произнес:

– Я люблю тебя, – он прикусил мою нижнюю губу, дразня в только ему свойственной манере. – Люблю, наверное, всю свою жизнь.

Комар рассмеялся, заставив мое сердце трепетать. Его сверкающие восхищением глаза зажигали во мне неистовый огонь. Легонько зарычав, я приподнялась на локтях и прильнула к его соблазнительным губам.

 

Ясным субботним утром на улице было довольно оживленно. Глядя в окно, я отхлебнула кофе из самой большой кружки, что нашлась в небольшом уютном кафе. Спешащим по своим делам прохожим не было дела до моих искрящихся радостью глаз и безмятежной улыбки. Прошлая ночь изменила все.

– Если будешь так смотреть, нам придется вернуться в твою квартиру.

Вздрогнув, я виновато улыбнулась. Витая в облаках, не заметила, как повернулась к Артёму лицом, предоставив ему возможность разглядывать меня. Губы его растянулись в ленивой усмешке. Расслабленная поза говорила о том, что Ямпольский пребывал в прекрасном расположении духа. Он озорно подмигнул мне. Значит, решил подразнить, совсем не по-джентельменски игнорируя мои пунцовые щеки.

Одежда Артёма еще не успела просохнуть, так что пришлось забрать из Хаммера комплект спортивной формы, который завалялся там, на такой вот случай. Но даже в непримечательной серой футболке и  темно-зеленых  брюках  с лампасами Артём выглядел сногсшибательно.

Неловко поерзав на стуле, я сменила тему:

– Сэм звонил. Он в аэропорту. В ожидании своего рейса. Думаю, он все-таки решил заехать к родителям. Как и обещал, Сэм забрал милашку Волка с собой. Сотрудники питомника, в котором тот временно обитал, каждый день терроризировали меня звонками, жалуясь на тоскливый, пробирающий до мурашек вой.

Артём красноречиво поднял бровь, давая понять, что он думает о моем маневре.

– Похоже, вы успели сдружиться.

Я кивнула, хотя при первой встрече не могла и предположить, что все так обернется. Но жизнь поистине непредсказуема.



Изольда Петрова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться